• 0

  • 69

Богохульство

Богохульство

20 мая 2010, 13:43

Последний гол Рауля в Ла Лиге был забит на «Ромареде». И это было похоже на поэзию. В том матче он травмировался и на этом сезон для капитана закончился. Сезон, который сложился не так как ему бы того хотелось, потому что после стольких лет блистательной игры на футбольном поле, игрок без шума и ропота принял роль запасного. «Ромареда» — стадион, на котором в 1994 году Вальдано позволил ему дебютировать в возрасте 17 лет. Свой последний гол Рауль забил хромой, уже попросив замену. Пока запасной игрок разминался, Рауль дошел до штрафной соперника, совершив над собой последнее усилие, словно велосипедист на финише многодневки. В тот момент он был таким же, как велогонщики — утомленный и исполненный агонии. Рауль забил этот «хромой гол», — и он символичен до безобразия. Для пущей красочности картины и ее символичности ему осталось забить только со скамьи запасных.

Настал черед богохульства. Потому что Рауль всегда был игроком «Мадрида», созданным из материалов «Атлетико». Возможно, те два года, которые Рауль провел в кантере «рохибланко» не имеют никакой значимости в его впечатляющей карьере. Но существуют детали, которые всегда имеют значение. А «Реал Мадрид» — команда стиля и популярности в прессе. Игроки «Атлетико» традиционно известны своими сокращенными именами, например, Луис, Маноло, Санти. Здесь виднеется какая-то простота, даже некоторая фамильярность, с которой обычно даются имена водопроводчику или официанту бара. В «Мадриде» же, наоборот, игроки всегда были узнаваемы своими фамилиями, например, Мартин Васкес, Бутрагеньо, Маноло Санчис, Гарсия Ремон. К некоторым обращались на ты, а к другим — почти как к дону. Рауль пришел и установил правило обращения к себе только по имени, а также ввел правило вкалывать денно и нощно, а еще выигрывать Лиги и трофеи. Он принес с собой неустойчивость в игре, но кроме того, эпические ремонтады, стойкость и своевременность. Так что, всем следовать классической манере «Атлетико»!

Во времена своей бурной юности Рауля повсюду преследовала пресса, что мешало ему быть нормальным парнем. Сразу вспоминается та пресс-конференция, созванная после устроенной охоты на него в самый неподходящий час в клубе. Тогда Рауль взял на себя чрезмерную ответственность, признал недоверие и подозрение, царствующие в современном жестоком футболе, и все это существенно ограничило его горячность и его спор за общее счастье перед силой и благоразумием, а иногда и перед серостью. Частая жалость других была слишком допущена им самим, будучи что-то вроде дорожной пошлины на зрелость. И только постоянно опущенный взгляд иногда показывает нам насмешливые глаза, в которых скрыта ирония. Как знак отличия всех великих игроков, он наслаждался и мучился от незаконно удерживаемой им власти. Но ничего не может оттенить его карьеру, а список побед, которые приводятся в графе «Достижения» заставит покраснеть всех завистливых профессионалов…

В арсенале Рауля есть и мячи и празднования. Поцелуй кольца, указание на номер на спине или жесты тореадора, так называемые «капотасос», принадлежат к его попыткам держаться в ногу со временем. Он человек из другой эпохи, который воспринимает триумф как нечно искусное и ожесточенное со всей своей строгостью. С лихорадкой на губах, так как среди его успехов всегда будут некоторые неудачи и проклятия; разочарование в национальной сборной, которая в итоге играет лучше без него, его опечаленная душа, родом из «Атлетико», казалось, пульсировала сквозь броню лучшего мадридиста за последние десятилетия.

Чем дальше уходит в историю эта Ла Лига, такая ожесточенная в борьбе за очки, но такая же очевидная по игре «Барселоны», тем яснее становится, что если Рауль уйдет из «Мадрида», то только что прошедший чемпионат запомнится тем, что стал последним в карьере этого гения. Если же он уйдет, то он пригодится всем и даже тем, кто отравил его на пенсию, так как Рауль может забить с любого положения, даже клюшкой. В итальянском или английском чемпионатах, в которых нет времени на период привыкания, наверняка, он примется за защиту соперников со своей особенностью хорошего упрямого воспитания. Настоящим богохульством было бы, если бы Рауль отыграл последние два года в «Атлетико», в команде, в ворота которой он расстрелял всю обойму голов со всех положений, включая и первый гол, забитый им в чемпионате Испании.

Несмотря на вторжение «галактикос» Рауль всегда был особенно домашним. Из какой галактики он пришел, чтобы всегда быть тем самым парнем из Вильяверде? Некоторые его товарищи по команде за месяц по несколько раз меняли прически больше раз, чем Рауль за все 16 лет профессиональной карьеры. И возможно, одной из самых героических особенностей лучшего действующего бомбардира чемпионата Испании — это его абсолютно неменяющаяся внешность, вызывающая раздражение у недругов и скуку у фанатов.

Его непревзойденные статистические данные одновременно совпадают с легендарным спокойствием, которое поспешные фотографии поначалу отрицали. В эпоху имиджа и пиара Рауль является иконой для работяг, этаким металлургом в футболе. Такие игроки всегда приносили пользу мадридистам. Того же Ди Стефано вспоминают как сеньора, который все делал хорошо и отдавал себя без остатка, не в пример другим идолам футбола, которые были футболистами больше по названию, так походя, больше засвечиваясь в вечерних туфлях, чем в шипованных бутсах.

В конце концов, главное богохульство сейчас — это выдумки и фантазии по поводу того, что решит Рауль в конце сезона. Это его дело. Но пусть никто не сомневается, что тот «хромой» гол на «Ла Ромареде», как удар головой Зидана в Матерацци, является величиной вечной и легендарной.

— Давид Труэба, писатель, режиссер, актер и обозреватель Elpais и Elmundo

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Яндекс.Метрика