• 0

  • 242

Адебайор: «Захожу в раздевалку, а там Рауль!»

11 марта 2011, 13:55

Эммануэль Адебайор счастлив в Мадриде. Он хочет воспользоваться этой  возможностью и надеется, что клуб выкупит его контракт в июне. Маноло помнит как начинал карьеру в «Монако» и «Арсенале», помнит стрельбу в Того, и рассказывает как проходит его адаптация к новой команде.

Ты счастлив?

Я родился счастливым. Нет сейчас человека счастливее меня. Здесь я переполнен мечтами и я снова чувствую себя необходимым.

Ты изменил прическу.

У меня были дреды уже три года, когда получил возможность играть в «Мадриде», понял, что надо будет их срезать. Я не увидел себя триумфующим в «Мадриде» с дредами на голове. Эта прическа здесь не актуальна. Я делаю всё, чтобы поскорее адаптироваться. К тому же здесь потеплее, чем в Англии.

Как ты себя чувствуешь?

Здесь отличная атмосфера. Все очень добры ко мне. Я задавал себе вопрос «как я могу отблагодарить за такой радушный прием?». Ну, ответ конечно же прост – тренироваться как можно усерднее и отдать всё, что у меня есть. Только так у меня будет возможность добиться чего-то.

Каким было твое детство?

Не из легких. Я не был родом из состоятельной семьи. Было тяжело. Всем известно, насколько Африка бедна. Но я родом из Того – одной из самых бедных стран континента. Я рискнул уехать во Францию в 15 лет и все вокруг превратилось в сказку. Я благодарю Бога, потому что Он всегда был со мной. Каждый раз когда я прохожу сложные времена, Он помогает мне. Сейчас я профессиональный футболист, я играю за величайший клуб в мире.

Чем занимаются твои родители?

Мои родители – нигерийцы, эмигрировавшие в Того. Это моя страна. Мой отец работал в банке, а у мамы сейчас маленький бизнес. В 2005 мой отец ушел из жизни. Типичная африканская история. Я ни о чем не жалею и горжусь тем, что африканец.

Когда появилась возможность уехать во Францию?

Мне было 15 лет и я отправился со сборной до 17 в Гетеборг (Швеция). Там меня приметил Франсис де Таддео, скаут «Метца», и он изменил мою жизнь. Мы дошли до финала и я был хорош. Когда я вернулся в Того, мне пришло приглашение в Метц, на трехнедельный просмотр. Мне было 15 лет, я был еще ребенком и должен был играть в Европе, в совсем другом климате. У Испании и Африки климат похож, но вот во Франции и особенно в Метце совсем отличается. Мне было холодно и это было большим препятствием. Но благодаря тому вызову я здесь.

Как ты попал в «Монако»?

Я играл за «Метц» в третьем дивизионе и мы поднялись во второй. Я был близок к переходу в «Саутгемптон», но меня позвали из Монако. Я согласился. Там я многому научился, в команде было полно прекрасных футболистов: Мориентес, Нонда, Дадо Пршо, Жюли… Все мне помогали. Они учили меня не прекращая быть ребенком, становится взрослым человеком.

Как тебя принял Мориентес?

У меня с ним были хорошие отношения. Он был моим профессором. Рассказывал мне о том, чему сам научился, говорил никогда не сдаваться, продолжать двигаться вперед, и уверял, что у меня есть всё, чтобы добиться успеха. После того как мы вышли в финал Лиги Чемпионов, принц Монако посетил нас, чтобы поздравить. В тот день, Мориентес сказал мне, что я играл великолепно, что я далеко пойду  и буду играть за великий клуб. Я чувствовал, что его слова идут от сердца, я относился к нему как к старшему брату.

Мориентес говорил, что ты спрашивал его о «Мадриде».  

Конечно же! Первое о чем я его спросил: мог ли он достать футболку Рауля! (Смеется). Я восхищался тем, что общался с человеком, который наверняка знал, что такое играть за «Мадрид». Думаю, я его просто замучал своими вопросами. Я спрашивал о том каково это выиграть Лигу Чемпионов; каково играть за «Мадрид»; какие в жизни Зидан и Фигу… Я просил его пригласить Рауля на нашу игру, и он пригласил. Однажды я зашел в раздевалку, а там Рауль! Я не верил своим глазам! С того дня, я просто влюбился в «Мадрид». Я был привязан к Мориентесу. Он был очень скромным, сам чистил бутсы и стирал футболки. Он стал моим кумиром и примером для подражания.

 Кто из игроков «Мадрида» тебе нравился больше всего?

Зидан. После него — Рауль, конечно. Он всегда забивал и играл свою роль. И не 1-2 года, а более 10. И сейчас продолжает! Я уверен, мы вскоре увидимся. Мне нравится с ним общаться.

А с Зиданом ты говорил?

У нас один бренд («Адидас») и я встречал его. Он в курсе как сильно я им восхищаюсь.

Ты проиграл тогда финал Лиги Чемпионов «Порту», которым руководил Моуринью.

В том финале мир узнал кто такой Моуринью. Это была блестящая возможность. Он использовал иную схему и застал нас врасплох. Поражение было тяжело принять.

И теперь Моуринью позволит тебе победить.

Надеюсь. Потому я и пришел. Я сделал себе имя и играл на самом высоком уровне эти годы, но список моих трофеев пуст. Для меня самое главное – выигрывать трофеи. Когда я пришел в «Арсенал», я даже представить не мог, что мы не выиграем ничего. Здесь я обязательно сделаю всё, чтобы это произошло, и здесь есть возможности, чтобы это случилось. У нас есть шанс выиграть Копа дель Рей. Также есть шансы в Лиге Чемпионов, но тут рано загадывать. В Ла Лиге мы на 7 очков отстаем, положение не из легких, но это еще не конец. Представляете, если «Барселона» проиграет «Севилье», а мы выиграем всё, включая Класико… Мы можем приблизится на 6 очков.

Из «Монако» ты ушел в «Арсенал».

Это уже был другой уровень. Тогда в команде были Бергкамп, Анри, Ван Перси. Этот шаг вынудил меня прибавить. Я стал основным, а это доказывает, что мне удалось добиться чего-то.

Чему тебя научил Венгер?

Приходить вовремя на тренировки, быть профи, расти умственно, быть другом и профессионалом в раздевалке.

Ты уехал оттуда очень сердитым.

Честно говоря, да. Я уехал подавленным. Я любил этот клуб. Когда был еще юным, мечтал чтобы играть за «Арсенал», потому что моим кумиром был Кану. Я думал, что останусь там до конца карьеры.

Ты сожалеешь, что ушел в «Манчестер Сити»?

Это тяжелый опыт. У Манчини свое видение футбола. Это жизнь, нужно принять всё как есть. Я не чувствую обиду.

Расскажи о той трагедии в сборной.

Это был худший момент моей жизни. Правда, после этого я моментально повзрослел. Сейчас знаю, что такое быть на волосок от смерти. Для меня самое главное в жизни – наслаждаться ею. Я родился счастливым и сейчас я еще счастливее. Я мог умереть, но вместо этого я играю за «Мадрид». О чем еще я мог мечтать? Ни о чём.

Ты общаешься с Коджови Обилале, вашим вратарем, который сейчас в инвалидной коляске?

В Африке мы называем друзей «братьями». Он был моим братом до этого случая, но все мы, кто был в автобусе, после этого случая стали еще ближе после трагедии. Обилале и я общаемся каждый день, и все что я могу ему дать, он получает от меня. То что случилось с ним могло случиться со мной. Он был всего в двух шагах впереди меня, а теперь он не может ходить.

С тех пор ты больше не играешь за сборную. Думаешь о том, чтобы однажды вернутся?

В один момент мое решение не изменится. Мне тяжело принять тот факт что Федерация моей страны до сих пор не помогает Обилале, который получил три пули за то, что представлял свою страну.

Это был худший момент твоей жизни. А лучший – когда тебя в январе позвал «Мадрид»?

Да, но также этот момент был весьма напряженным. Когда мне сказали, что «Сити» и «Мадрид» пришли к соглашению, и что я должен отправится в Мадрид, я не мог нормально поесть в течение 48 часов из-за стресса! Я даже не играл за «Сити», а «Мадрид» меня пригласил! Я считал это плохой шуткой, до тех пор пока не приехал в Вальдебебас и встретился с Моуринью и Зиданом. Тогда я начал верить.

Что тебе сказал Моуринью?

Стараться как можно лучше, играть в удовольствие, как умею. Мне уже не 16 лет, инструкции мне не нужны. Я знаю как быть профессионалом.

Кто помог больше всего?

Ласс. Я помогал ему, когда он перешел в «Арсенал». Я тогда показал ему клуб. Он «отплатил» мне той же монетой, проделав тоже самое здесь. Также мне помог Бензема, потому что он отличный парень и мы в прошлом были знакомы во Франции. Рамос, Криштиану,… все. Озил напомнил мне как важна пунктуальность и мы работаем вместе в тренажерке.

С тех пор как ты прибыл, Бензема забил множество голов.

Когда я приехал сюда, я сказал, что приехал помочь Бензема, а не навредить. Сколько бы я здесь не пробыл, я не против чтобы Карим забил 100 мячей, а я не забил ни одного. Мы здесь для того, чтобы выиграть трофеи. Я хочу выиграть Лигу Чемпионов, я хочу побеждать, а индивидуальные трофеи не важны для меня. Дайте мне контракт по которому мы выиграем Ла Десиму 2-0 с двумя голами Бензема и я подпишу его.

Ты даешь ему советы?

Я говорю ему, что в футболе ты один день герой, а в другой день самый критикуемый игрок, так что надо наслаждаться игрой. Он усердно работает и мы в него очень верим. Он приходит пораньше на тренировки и занимается в тренажерном зале.

С кем комфортнее всего играть?

У меня нет предпочтений. У меня хорошее взаимопонимание с Хаби, потому что он прекрасно говорит по-английски. Также мне комфортно с Лассом и Озилом, Ди Марией и Бензема.

Озил напоминает тебе Зидана?

У них есть нечто общее. Он прекрасный игрок. Его понимание игры уникально. Словно у него еще два глаза на затылке.

Ты понимаешь, что уже завоевал «Бернабеу»?

Я понимаю это, я слышу как фаны поют мое имя. Это очень важно – чувствовать себя любимым.

Тебе нравится когда тебя называют Манолито?

Я африканец, мне все равно как меня называют. Я знаю, что Манолито – уменьшительное и дружелюбно само по себе, так что мне нравится. Во Франции меня называли Нванко Кану.

Думаешь, что сможешь остаться здесь?

Надеюсь. Я сделаю всё возможное.

Источник: As.com

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: