• 0

  • 98

Амансио: «Я бы хотел, чтобы победили оба клуба…»

23 февраля 2013, 16:31

Амансио Амаро перешел в «Мадрид» в 1962 году после того, как провел 4 года в «Депортиво» и был главным творцом их выхода в Примеру. Вокруг него образовалась знаменитая команда «Ye-Yé».

— Почему «Мадрид» решил приобрести вас?

— В том сезоне «Депор» вышел в Примеру, а я забил 29 голов и стал Пичичи Сегунды. Та команда была хороша; в ней играли баски Пегасо, Аурре, а также Манин, Хайме Бланко, Велосо. Мне же было 22 года.

— Кто привел вас в «Депор»?

— В действительности причиной стала «Сельта». Я был в сборной Галисии, и мы играли против сборной Запада, куда входили «Вальядолид» и «Паленсия», и руководство «Сельты» захотело, чтобы я остался в Виго еще на один день для того, чтобы поговорить со мной. И это было, когда «Депор» заинтересовался мной, потому что я играл в «Виктории» Ла-Корунья. Они сказали: «Оказывается, ты здесь, а мы и не обращали внимания».

— Как ваши родители восприняли тот факт, что вы были футболистом?

— Моя мать торговала на рынке фруктами, а мой отец работал маляром. Мы говорим о 50-х годах, и моя семья была скромного достатка, поэтому я перешел от учебы к футболу.

— Как вы узнали, что «Мадрид» хотел приобрести вас?

— До него были другие команды. «Овьедо», «Севилья» и даже «Барса». В Ла-Корунью приехал начальник, который был текстильным промышленником. Тамбурини. Он поговорил со мной и ничего больше, а потом появился «Мадрид».

— Как это произошло?

— Технический секретарь «Депора», Педро Гонсалес, был в хороших отношениях с «Мадридом». Кроме того, в этой истории был хозяин «Голоса Галисии», Эмилио Рей, который учился с Бернабеу в «Эскориале» и который сразу предупредил о моем потенциале. И Дон Сантьяго приехал на поле «Плюс Ультра» в Сьюдад Линеаль, чтобы посмотреть на мою игру и лично проверить.

— Помните, когда вы впервые увидели Дона Сантьяго?

— Это было в отеле «Атлантико». Я уже перешел в «Мадрид», и он захотел познакомиться со мной. Он . Он пришел после ловли кашалота в Финистерре. Он предстал впечатляющей личностью. Он пришел в своем берете, одежде из плотного хлопка синего цвета типичного моряка и расстегнутой рубашке, которая обнажала его большой шрам на груди. И конечно же, с сигарой в руках. Он удивил меня, каким открытым и общительным он был.

— Ваш первый матч за «Мадрид».

— Он был в Африке, в Гане. Я обиделся из-за того, что только на моей футболке не было герба. И я спросил об этом Альфредо Ди Стефано: «Что это?»… На всю жизнь запомнил его ответ: «Этот герб надо заслужить, сначала хорошенько потрудившись в поте лица, парень».

— На какой позиции вы играли?

— В «Депоре» я был «восьмеркой», инсайдом.  Из-за этого я перешел в «Мадрид», но, в конце концов, я играл под «7» номером на фланге, хотя четыре года провел на позиции центрального нападающего, когда Пушкаш завершил карьеру. Так я играл в финале Кубка Европы 1966 года. Потому что Гроссо был вездесущ, и он много бегал. Серена играл справа, а Хенто — слева.

— Вы осознавали, когда вы пришли, что «Мадрид» Ye-Yé образуется вокруг вас?

— В ту эпоху нам проходилось играть с тем, что было, потому что кому-то пришла гениальная идея запретить трансферы хороших игроков в Испанию. Знаменитое мероприятие выходцев.

— На вас давил тот факт, что ваш трансфер был такой дорогой?

— Ничуть. Он почти не состоялся, потому что часть руководства была не согласна с Бернабеу.  Я был его личным выбором. 12 миллионов песет, но остановились на 10 и аренде Миче, Антонио Руиса, Себриана и Бетанкорта. 10 миллионов в 62 году — это сумасшедшие деньги.

— И ваш первый матч на «Бернабеу»?

— У меня о нем нехорошее воспоминание. Это было против «Андерлехта» в Кубке Европы. Ла Лигу мы начали в Севилье против «Бетиса». Дело в том, что нас выбили. Результаты 3-3 и 1-0 в Брюсселе.

— Что вы помните о том дебюте?

— Что у меня дрожали ноги! Представьте, выйти играть на глазах 100 тысяч зрителей. И ночью! Тогда чуть ли не первый матч был при искуственном освещении.  Такая история сбила меня с толка. Когда наступил перерыв, я даже не нашел раздевалку. И это при том, что мы тренировались там. Но в конце первого тайма я был расстерянным.

— И что вы чувствуете перед матчем «Депор» — «Мадрид»?

— Ну, что в таких матчах я хотел бы, чтобы выиграли оба клуба…

Источник: As.com

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: