• 0

  • 81

Давид Хистау: «Моу дал «Мадриду» то, чего никто не ожидал»

14 марта 2013, 7:52

В связи с последними новостями, которые каждый день появляются в испанских СМИ и связаны с будущим «Реал Мадрида» и его главного тренера, предлагаем отрывок из интервью Давида Хистау (Мадрид, 1970) испанскому журналу «Jot Down». Нужно отметить, что интервью состоялось еще в конце сентября 2011 года, но в нем этот замечательный писатель, отличный журналист и истинный мадридист раскрыл многие особенности испанской спортивной журналистики, высказал свое мнение о клубе, его тренере и о том, чем дышит спортивная общественность в Испании.

— Продолжая тему журналистики, что ты думаешь о спортивной прессе? Ты считаешь, что существует кампания «Эль Паис» против «Реал Мадрида» и Моуринью?

— Думаю, да. Я не моуриньист, но я начинаю замечать определенную тенденцию к антимоуриньизму. Не буду оценивать, почему это происходит. Я не знаю из-за того ли, что это превратилось в убеждение, моду, или уход Хорхе Вальдано натравил многих людей, с которыми он поддерживает дружбу; из-за бизнеса ли, как, например, тогда, когда Prisa (прим. —  испанский медийный конгломерат, в который входят такие известные издания, как «El Pais», «AS», радиостанция «Cadena SER», телеканал TVI, и так далее) не трогала Кальдерона, потому что у них были общие интересы с телевидением… но в спортивной журналистике существуют два негласных закона: абсолютное причисление к лику святых всего, что связано с Жузепом Гвардиолой и «Барселоной», и определенная одержимость с намерением очернить образ «Реал Мадрида» через Моуринью, пользуясь всем и цепляясь за любую возможность, чтобы сделать это. Да, я считаю, что существует такое негласное правило. Как например, один журналист написал, что «в выражении лица Икера Касильяса, который поднимался по лестнице, чтобы ему вручили только что выигранный Кубок Короля, я увидел психологические терзания Моуринью…»

— Или рассказы Диего Торреса о том, что происходит в раздевалке.

— Да, это еще один пример. И мне жаль, потому что я знаком с Диего Торресом, и мне он кажется очень смелым человеком, но думаю, что он одержим этим.

— У тебя есть предположения, кто может быть этим стукачом внутри команды?

— Понятия не имею. Говорили, что это был Педро Леон, но думаю, что об этом говорили в шутку. В таких вещах люди ошибаются, как и в той истории о Моуринью, когда он якобы обвинял своих игроков в предательстве. Если ты породил в Моуринью сурового тирана… потом не бросайся ко мне на шею и не рыдай на коленях в раздевалке, потому что я не верю тебе, потому что персонаж, который ты создал для меня, совершенно другой. Как сценарист ты ошибся, персонаж — не нытик.

— Ты не считаешь, что и Моуринью, и Гвардиола похожи на своих персонажей?

— Я лично не знаком с ними, и я не знаю, какие между ними есть различия, но уверен, что они есть. Очевидно, что, например, Гвардиола подготовлен ко всему должным образом. Он прекрасно знает персонаж, который он соорудил. Он защищает его и выделяет, иногда возвращает его в жесткой манере, более-менее политизирует его согласно тому, что целесообразно в определенный момент, делает из него жертву… и, кроме того, он очень хитрый; он прекрасно знает, на какой территории он не должен говорить, потому что иногда он не очень подготовлен в каких-то вещах. Например, когда он высказывает мнение в политических терминах. Это не значит, что он не имеет права делать это, но это было не очень умно. Считаю, что у Моуринью, наоборот, другой персонаж, который является катализатором эмоций, лидер психологии масс, великий Искупитель грехов, вокруг которого объединяется все войско, готовое следовать за ним. Принятие и одобрение со стороны «Бернабеу» невероятны. Я такого никогда не видел.

— Моуриньизм рождается, потому что Моуринью такой, каким он есть, или это реакция против антимоуриньизма?

— Думаю, что Моуринью дал «Реал Мадриду» то, чего никто не ожидал. Существует «Реал Мадрид», который не знает своих болельщиков, остается в своем инбридинге и съедаем своим руководством; и есть другой «Реал Мадрид» — «контракультурный», который ускользает от них и не имеет ничего общего с глупостью компромисса со следом прошлого, дворянского благородства и всего подобного. И это «Мадрид» с революционным компонентом, который в момент тяжелейшего унижения и поражения хочет защитить команду и порвать отношения с кучей старо-давних традиций: «улыбающиеся юноши, довольные игрой «Реал Мадрида»… » (слова из гимна клуба) надоели ему; он даже видеть не хочет этих юношей. Враги хотят создать другой «Реал Мадрид», который распространяет комплексы, созданные эрой «Барсы», а он не собирается соглашаться на то, чтобы его исправляли враг и социально-политические интерпретации нынешней идентичности «Реал Мадрида» и «Барсы». Он будет бороться против всех этих комплексов, и, кроме того, он снова будет побеждать в игре. И человек, в котором воедино сливается весь этот тяжелый труд, — это Моуринью. Моуринью идентифицировался с этим, он сделал эту борьбу своей личной борьбой, и он готов развязать ее за новый «Реал Мадрид», который не говорит, что вот в 70-х гг. было дворянское благородство. В мадридисте новой формации есть этот очень молодой и революционный компонент.

— Есть борьба против этих предположительных ценностей?

— Дело в том, что все эти предположительные ценности глупые. Для начала, потому что они никогда не существовали. Неужели «Реал Мадрид» не совершил ни одного грубого фола или подката за последние 40 лет, в его составе не играли грубые футболисты, Хуанито не наступал на голову Лоттара Маттеуса в Мюнхене, за что он был навсегда изгнан из Европы. И ни один идиот не говорил, что это было против мадридского благородства. Потому что нет, потому что такое иногда случается в футбольном матче, иногда бывает грубость. Этими мадридистскими ценностями ныне управляет антимадридизм, чтобы блокировать «Реал Мадрид», потому что именно Кройфф говорит, что «если ты делаешь это, то ты не сеньор. Смирись, прекрати побеждать и ты будешь сеньором». Они используют твой образ против тебя, и этот «контракультурный» «Мадрид» отказывается принимать подобные маневры: он не желает быть таким «Мадридом», каким хочет Кройфф. Или Сантьяго Сегурола (работает в «Марке»), которого я считаю очень талантливым журналистом. Как это возможно, что гуру, который говорит, каким должен быть «Реал Мадрид», является болельщиком такой антимадридистской команды, как «Атлетик» Бильбао? Кто-нибудь из «Бильбао» скажет, какими мы должны быть? Если они всегда были вражеской командой!

— И не может быть, чтобы Моуринью испытывал определенную ярость или нелюбовь к «Барсе»?

— Я не хочу втягиваться в психологические терзания Моу (смеется). Еще раньше я уже говорил, что в поведении Моуринью есть моменты, которые я не одобряю. И я не одобряю их, потому что они плохие и они подпитывают соперника в их стремлении очернить «Мадрид». Когда «Мадрид» начинает Ла Лигу, демонстрируя невероятно хорошую игру, и когда заметно, что у этой команды есть будущее, Моуринью сделал так, что говорили только о том, что он ткнул палец в глаз этого Вилановы. И эти его действия дестабилизируют строительство нового «Мадрида», потому что враг использует их против него самого. Мне все равно на то, что он ткнул палец в глаз Вилановы, ткнул так ткнул, хотя шума столько, как будто он засунул палец ему в задницу; но это не идет нам на пользу, и поэтому я предпочитаю, чтобы он не совершал таких поступков. Но оставляя в стороне эти детали, которые человек может контролировать, команда, которая сейчас играет, мне нравится, и я не думаю, что Моуринью ведет себя с антибарселонской одержимостью, наоборот, он настроился развязать борьбу, в которой гигантская часть «Мадрида» искала того, кто был готов сделать это. Люди «Мадрида» искали чемпиона. И под словом «чемпион» я имею в виду не того, кто выигрывает чемпионаты, а того, кто делает два шага вперед и перед стенами Трои вызывается на бой против чемпиона врага со всеми остальными, которые смотрят назад. «Мадрид» ищет доблестного воина, кто сказал бы: «Отдайте мне вашу битву, и я развяжу ее». И Моуринью сделал это. Этого не сделал Вальдано, этого не сделал и Флорентино Перес. И они не искали сотрудников клуба, тех, кто находятся в кабачке «Чисту», обсуждая проблемы за вином и вкусным филе. Этим парням «контракультурного» мадридизма Моуринью сказал «я понимаю вас, и вашу битву я развязываю за вас и с вами». И начиная с этого момента между ними возникла взаимная страсть. Моуринью нашел невероятную чувствительную взаимосвязь, о которой даже не догадывались кабинетные журналисты, оставшиеся мусолить темы «глаза и пальчика». Дальше не было ничего. Они не догадывались о том, что за Моуринью открылось новое революционное русло «Мадрида», который не осведомлен, что говорят о нем, о порочном персонаже, созданном им, не смиряется, не чувствует себя подавленным за прошлое и хочет самоутвердиться. И все это катализировал Моуринью. Обратите внимание на то, что он сделал это, практически ничего не выиграв.

— Но, кроме того, своим поведением он развлекает массы.

— В этом смысле я бы предпочел, чтобы он меньше развлекал людей таким образом, чтобы его главная роль была бы не на пресс-конференциях, потому что считаю, что это вредит «Мадриду» и что он подкидывает врагу боеприпасы. Но также я не хочу тренера вроде Джона Леннона, как Гвардиола, которому только не хватает проводить пресс-конференции в кровати с Йоко Оно. Или эти заявления Шакиры: «Надеюсь, что весь мир будет вести себя, как «Барселона», и тогда мы жили бы в идеальном мире…» Мне бы не хотелось жить в такой атмосфере, это все слишком притворно. И также мне не нравится, когда намеренно перемещают идентичности «Мадрида» и «Барселоны» в социально-политические пределы: маленькая подавленная и проигравшая страна, когда «Барса» не такая; и зажравшийся империалист, каким якобы является «Мадрид» Моуринью.

— Это также может быть ошибкой Гвардиолы; если Моуринью совершает ошибки, когда выходит из себя, и таким образом дает сопернику фору, то Гвардиола допускает ошибки, когда начинает говорить о маленьких подавленных народах.

— Но он не делает это в оскорбительной форме, как это делал Лапорта. Гвардиола никогда не создает идею против других, он всегда создает позитивные идеи, и в этом он очень подготовлен. Когда он строит из «Барселоны» жертву, что по сути не так, говоря о том, что «мы маленькая страна», он же никого не оскорбляет, но вдохновляет определенную идентичность жертвы, имеющее отношение к каталонскому национализму. И кроме того это ложь, потому что «Барселона» — это что угодно, но только не команда-жертва; это команда-гегемон во всех смыслах, даже в институциональном плане. Если даже президент УЕФА признает, что ее игроки должны быть защищены арбитром, то о каком статусе жертвы ты можешь вести речь? Но он очень хорошо управляет этим процессом, я говорю тебе, что Гвардиола — очень подготовленный персонаж. И также Моуринью, на свой лад, они два великих тактических ума. Но для меня, Гвардиола — невероятный зануда!

— Он не устраивает спектакли на пресс-конференциях. Тебе как мадридисту не нравится, что Моуринью развлекает массы таким образом. Но не болельщики «Барсы», например, также могли бы извлечь выгоду из тех моментов, когда Пеп теряет самообладание.

— Гвардиола делает это, но по-своему. Ты помнишь пресс-конференцию перед матчем Лиги Чемпионов, когда он приехал в Мадрид и говорил о «puto amo». Там появился тот Гвардиола, которого мы не видели. Но он все просчитал. Он сказал: вы редко видите нас в такой обстановке, вы бросили нам вызов, поэтому я вхожу в вашу игру. И он сделал это. И это любопытно, потому что много критикуют Моуринью, но в той европейской серии плей-офф Гвардиола мотивировал свою команду тактикой португальца, намеренно ища столкновение. И он добился того, чтобы его команда, когда он вернулся в отель, аплодировала ему. Это был урок Гвардиолы. Но урок, из которого мы сделали вывод, что он был плохим. Он победил Моу на его территории. Меня удивляет этот двойной стандарт, который всегда ругает «Мадрид»: «Мадрид» обвиняют в том, что он является высокомерной, грубой командой, и вдруг, сборная Испании играет в товарищеском матче против Чили, обыгрывает ее с помощью судейского произвола на последней минуте и, кроме того, еще и устраивает драку. Но реакция журналистики такова «как замечательно, смотрите, как наши парни едины, как они вместе избивают соперника».

— Было много заявлений о том, что потасовки никак не служат примером для подражания, и затем вдруг потасовки стали примером.

— Да, именно то, что они объединяют команду. Я был удивлен, внезапно стало ясно, что не было внутренних расколов, потому что они вместе били соперника. А когда Моуринью связывает свою команду с помощью напряжения, которое иногда может довести до рукоприкладства, вы осуждаете его, потому что это плохой пример для детей, но если это делает чертова тики-така — это наслаждение, включая после того, как она обокрала несчастную сборную Чили, у которой они украли даже название, потому что «Красная» — это их название.

— Таким образом, это пример для подражания и не насилие?

— Это не так, но я играл в региональной лиге и любой, кто когда-либо играл в командных видах спорта, знает, что в матчах бывает серьезное напряжение, и ты всегда будешь защищать своего товарища. То, что тренер тыкает палец в глаз другому, не так влияет, но то, что команды доходят до драки… вообще, никак не сказывается. И я тебе говорю не о регби, которое продолжает эту верность за пределами поля. Я узнал об этом, когда жил в Аргентине: если у тебя есть какая-то проблема с пацаном, ему достаточно позвонить, и приходит вся его команда по регби. Этот вид товарищества и дух товарищества существует, это часть спорта. Я согласен, что потасовка в том матче с Чили объединила людей, я не согласен с тем, и меня это возмущает, что говорят, что Моуринью — не пример для детей, потому что он говорит дурные слова, делает фолы, все очень грубо, и не так, как сказала бы Шакира.

— И сейчас, в заключении, я проведу блиц-опрос, что-то вроде, кого ты любишь больше: папу или маму. Итак, Флорентино Перес или Рамон Кальдерон?

— Ни тот, ни другой. Я хотел бы, чтобы однажды президентом «Реал Мадрида» стал бывший футболист. И мне бы хотелось, чтобы им стал Маноло Санчис. Ему необходима финансовая и политическая поддержка, но я желаю, чтобы однажды футбольное имя возглавило бы команду, а не тот, кто строит дома. Кроме того, Санчис способен стать хорошим президентом, для этого у него есть все.

— Пушкаш или Круифф?

— Однозначно, Пушкаш.

— Джорж Бест или Криштиану Роналду?

— Бест.

— Хорхе Вальдано или Зинедин Зидан?

— Зидан.

— Сегурола или Альфредо Реланьо?

— Сегурола.

Источник: Jot Down

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: