• 1

  • 658

Висенте Дель Боске и Зинедин Зидан

Дель Боске: «Зидана недооценивают как меня в своё время, но он имеет влияние на команду»

30 января 2017, 23:49

На одной из стен кафе, где мы назначили встречу, расположенном неподалёку от старой базы «Реал Мадрида», висит позолоченная дощечка с надписью: «Угол Висенте дель Боске и Тони Гранде». Дель Боске тепло встречают, и нас приглашают удобно расположиться; как раз в этот момент зал пустой, что было очень кстати, дабы поговорить спокойно и таким образом избежать бесконечных автографов и селфи. Известность, престиж и особенно любовь людей по-прежнему присутствуют в жизни этого добродушного человека, который согласился дать интервью El Confidencial и рассказать о 36 годах, посвящённых «Реал Мадриду», и ещё восьми, что он был тренером сборной Испании.

Родился он в Саламанке, 11 сезонов провёл в составе «белых», с которыми выиграл пять чемпионатов Испании и четыре национальных кубка. Завершив карьеру футболиста, он более двух десятилетий провёл в кантере «Мадрида». Запоминающаяся карьера, завершившаяся тремя сезонами во главе первой команды «Мадрида», с которой он выиграл два Чемпионата Испании, две Лиги Чемпионов и один Межконтинентальный Кубок. Кроме того, его долгая тренерская карьера увенчалась восемью годами во главе сборной Испании, которую он сделал чемпионом мира и Европы. Сидя напротив нас, приветливо, ясно и спокойно отвечая, Висенте дель Боске не уклонился ни от одного вопроса.

— Как вы проводите жизнь в статусе пенсионера?
— Честно говоря, с прежней рутиной, что и раньше. С единственным отличием, что до недавнего времени я всегда думал о ближайшем матче, играем ли мы в среду или в воскресенье, о списке футболистов, которых мы собирались заявить на этот матч… Когда был молодым, тоже не переставая думал о футболе. Когда я пришёл в «Мадрид», мне было 17 лет, и естественно, я мечтал стать профессиональным футболистом, но я никогда не думал, что буду жить футболом.

— Ваши супруга и сыновья счастливы видеть вас дома чаще…
— И в том, что я стал ближе к своей семье, тоже нет большого различия, за исключением того периода, когда я уезжал на Чемпионат Европы и Мира. Когда я занимался тренерской деятельностью, я был близок к ним. Ну, да, больше всех обрадовался тому, что я попрощался с футболом, мой сын Альваро. Все трое наших сыновей одинаково дороги нам. Просто моя супруга строже из всех именно к Альваро, поскольку у него диабет. Иногда приходится быть сержантом в хорошем смысле этого слова, чтобы он внимательно относился к своей болезни.

— Даже если вам предложат видимо-невидимо, вы больше никогда не вернётесь к тренерской деятельности?
— Мой этап в мире футбола завершён. Когда я ушёл из «Мадрида», я сказал, что никогда не буду тренировать «Атлетико» и «Барселону». Это единственные команды, которые я никогда не стал бы тренировать, но не из-за отказа этим клубам, а наоборот: потому что после 36 лет, проведённых в «Мадриде», тренировать ту же «Барселону» было бы неправильно. Возможно, эти два клуба никогда и не позвонили бы мне, но я сделал подобное заявление после того, как покинул «Мадрид», лишь с целью прояснить своё намерение. Я был и есть человеком «Реал Мадрида».

— Это правда, что некий китайский клуб недавно предлагал вам 15 миллионов евро в год?
— Да, правда, но я не дал даже договорить человеку, позвонившему мне, хоть и поблагодарил их за то, что вспомнили обо мне. Я никогда не принимал решений, руководствуясь денежным вопросом. Самым счастливым периодом в моей жизни в мире футбола было время, когда я работал в кантере «Мадрида» вместе с Луисом Моловны и другими знаменитыми людьми. Тогда, хотя мы и зарабатывали немного, был самый лучший и богатый во всех смыслах этап в моей карьере.

— Что вы думаете о своей долгой тренерской деятельности?
— После завершения футбольной карьеры, я хотел стать тренером-воспитателем. Никогда не думал посвятить себя этому занятию в профессиональном смысле, тем более стать тренером «Мадрида» и сборной Испании. Это жизнь предоставляет тебе подобные шансы. В 1999 году, когда Лоренцо Санс и Хуан Оньева предложили мне возглавить первую команду «Мадрида, я сказал им, что готов в любой ситуации и когда они доверились мне, я принял бы эту ответственность.

— И тогда случился решительный поворот в вашей карьере, после которого уже не было возврата назад.
— Думаю, что был тренером мира, который за такой короткий отрезок времени прошёл путь от кантеры до профессиональной команды «Мадрида». В том сезоне 1999/00 мы выиграли восьмой Кубок Европы. После ещё двух лет в «Мадриде» я провёл 9 месяцев в Турции, и в 2008 году я возглавил сборную Испании. За весь этот период времени, и я говорю сейчас без тщеславия, я выиграл вместе с моими помощниками две Лиги Чемпионов, Чемпионат Европы и Мира. Нечто невероятное, но надо признать, что рядом со мной всегда были отличные ребята. Я говорю сейчас о Тони Гранде, Пако Хименесе и Хавьере Миньяно. Мы всегда были вместе, не забывая при этом и о великих игроках, с которыми нам довелось работать.

— Правда, что на одной из встреч в домашней обстановке Флорентино сказал вам, что вы будете Фергюсоном «Реал Мадрида»?
— Да, это правда, но я никогда не верил ему. То был совершенно странный этап, и я не хочу вдаваться в детали… Зато скажу вам, что как-то меня пригласили на вручение награды в местечке Ла Альбуэра, деревне возле Бадахос. Во время мероприятия ко мне обратился член городского совета Ла Альбуэры и с подчёркнутой надменностью сказал: «Вы не мадридиста!». Я ни секунды не мешкал с ответом и сказал, что думаю: «Эй, я могу не испытывать любовь к Флорентино Пересу и могу не быть ему другом, но я никогда не пойду против «Мадрида».

— Ну, да, вас задело за живое это замечание…
— Как вы заметили, я не собирался объясняться с этим представителем городского совета и рассказывать ему, что «Реал Мадрид» обучил меня жизни и футболу. Дал мне воспитание, за которое я должен поблагодарить таких людей, как Луис Моловны, Мигель Мальбо, Хосе Луис Ахенхо, Альберто Гарсия и Хесус Гарсия Паласиос, которые должны были фигурировать в истории клуба за свою превосходную работу в кантере и на других должностях клуба. Это были простые труженики, но в то же время фантастические.

— Исключаете возможность возвращения в «Реал Мадрид»?
— Конечно, исключаю. И я не готов вернуться, и сам клуб не нуждается во мне. Я уже на пенсии и закончил с футболом в том плане, как я предпочитал бы понимать его. 36 лет я был связан с клубом. Поэтому, когда тот из Ла Альбуэры бросил мне в лицо, что я не мадридиста, я разозлился.

— В следующем году будут выборы президента «Мадрида». Если вам предложат, вы поддержите какого-нибудь кандидата?
— Ни в коем случае. Я никогда не приму участие в предвыборной кампании. Только сосьос решат, кого они хотят видеть президентом клуба.

— Вы согласны с тем, что Флорентино выиграет эти выборы за явным преимуществом, если выдвинет свою кандидатуру?
— Это станет известно, когда пройдут выборы. Только сосьос решат, останется ли этот президент, или они выберут другого. Я уже говорил, что завязал с футболом, хоть и продолжаю думать о нем. Пойти ли мне на матч на «Бернабеу» или на «Кальдерон»? Нет, я не пойду туда, потому что меня угнетает такое количество людей, и я предпочитаю смотреть матчи дома по телевизору.

— В 2011 Флорентино принял решение сделать вас, Рафу Надаля и Пласидо Доминго почетными сосьос «Реал Мадрида». Почему вы отказались принять этот знак отличия?
— Я бы чувствовал себя некомфортно на таком мероприятии. Естественно, я не говорю за двух других участников этого торжества. Но настаиваю, что я чувствовал бы себя некомфортно.

— Имеют ли сходства тот «Реал Мадрид», в котором вы провели 36 лет, и нынешний?
— Я не знаю и не могу сравнивать, потому что надо быть внутри клуба. Но думаю, что те качества и ценности, которые сделали историю клуба великой, останутся навсегда. Есть то, что находится вне времени и не подвергается сомнению, и это невозможно сравнивать между эпохами. Я вижу то, что не изменилось и осталось прежним: уважение к родителям игроков кантеры, доброта, всегда существовавшая в «Мадриде», сердечность… Хотя, как я уже говорил, это то, что находится вне времени. Без сомнения, клуб изменился и усовершенствовался. Иначе говоря, он не остался в прошлом веке.

— Поговорим о Сантьяго Бернабеу. Он действительно был таким строгим и жестким в вопросе дисциплины, как говорят его современники?
— За всю историю клуба Дон Сантьяго был самым значимым человеком. Это был человек великой души. Он очень любил всех нас: тренеров, игроков, сотрудников, сосьос. Он всегда интересовался, откуда мы, кто наши родители, кем работают, наше финансовое положение. Недавно я был в Аликанте и вспоминал, как он приехал однажды навестить нас в гостинице «Палас», которая сейчас уже разрушена…

— Продолжайте…
— Приехал к нам со своей наполовину потухшей сигарой Фариас и приободрял нас, все время спрашивал, счастливы ли мы в «Мадриде»… Каким человеком и президентом был дон Сантьяго! Я познакомился с ним в 1968 году, когда перешёл в «Мадрид», и мне повезло проработать с ним 10 лет. В 1978 году накануне ЧМ в Аргентине он скончался. Тогда ушёл из жизни один из лучших президентов за всю историю футбола; и если позволите, то и один из лучших топ-менеджеров мирового уровня.

— Что вы думаете, когда говорят, что у Зидана есть схожие с вами и с Мигелем Муньосом черты?
— Ну… Известно, что многие люди часто недооценивают работу других, утверждая, что им просто везёт. Зидана ещё оценят по достоинству за всю эту удачную серию матчей и за три международных титула, которые он уже выиграл. За Зиданом игроки следуют как за своим лидером. Как сильно бы его ни недооценивали, как и меня в своё время, Зидан уже доказал, что имеет серьёзное влияние в команде.

— Вы даёте ясно понять, что критика, направленная на Зидана, знакома вам.
— В этой стране все очень компетентны в любом вопросе. Что касается данной ситуации, то я вспоминаю слова, которые написал Ласаро Карретер, автор книги «Колкость в слове», в одной из своих еженедельных статей в «ABC». В какой-то ситуации я заявил: «Икер Касильяс был виноват в победе команды». Ласаро Карретер подумал, что где-то неосознанно меня покритиковал, и написал: «Икер Касильяс будет художником победы, но никогда виновным». Поэтому сейчас Зидан — один из художников успеха «Мадрида».

— Как вы считаете, Зидан будет тренировать «Мадрид» несколько сезонов?
— Не знаю, но все будет зависеть от результатов и от доверия со стороны президента. Моё мнение таково: в первую очередь, рядом с тренером должны находиться игроки, и во вторую, уже руководители клуба.

— Какое атакующее трио вам нравится больше: то, которое называют BBC «Мадрида», или MSN «Барселоны»?
— Болельщикам «Барселоны» больше нравится Месси, Неймар и Луис Суарес, а болельщикам «Мадрида» — Роналду, Бейл и Бензема. Для испанского футбола прекрасно, что эти великие футболисты играют в нашей лиге. Но я спрашиваю себя: кто имеет право говорить, что тот или иной лучше другого? И кто я такой, чтобы утверждать, что нападающие «Мадрида» лучше нападающих «Барселоны» и наоборот?

Источник
El Confidencial
  • В этом интервью Дель Боске для меня открылся с новой стороны. Спасибо, Илона. Есть над чем подумать.

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: