• 0

  • 87

Ди Стефано: «Если бы вернулся в прошлое, не стал бы футболистом»

1 ноября 2010, 9:03

Альфредо Ди Стефано – один из лучших игроков, которых подарил нам футбол. Он соперничал с Кубала, его игра остались у нас в памяти. Его путь продолжили великие: Пеле, Марадона и Беккенбауэр. Ди Стефано, «Белая стрела», забил 418 голов в 510 матчах, стал лучшим бомбардиром в трёх чемпионатах различных стран. Получил Золотую медаль за спортивные заслуги в 1956, получил Золотой мяч в 1957 и 1959. Пять раз становился «Пичичи» Ла Лиги в 50-х. Всегда был эмблемой и символом «Реал Мадрида»; был назван Почётным Президентом Клуба. Как говорил Сервантес: «Хорошему делу всегда найдётся награда!»

Дон Альфредо Ди Стефано любезно ожидает нас в своём кабинете. Его внешность импонирует: строгая, мужественная, сильная. Его манеры – манеры лидера, руководителя, но приветливые и сердечные. Он владеет магией переносить нас своим голосом и глазами на поля, где он играл. Дон Альфредо показывает письмо и предлагает мне его прочитать. Оно на английском, от Руи Пу, мальчика 12 лет из Шанхая. В нём говориться: «Дорогой Ди Стефано, я знаю, что Вы – лучший игрок в истории «Реал Мадрида». […] Я верю, что Вы были самым важным игроком в команде. Мой отец мне рассказывал о Вас, и я читал книги и смотрел видео о Вашей жизни. […] Знаю, что Вы выиграли 5 Кубков Европы и были хорошим другом Пушкаша. Я желаю Вам очень крепкого здоровья». Когда я заканчиваю читать, смотрю на Ди Стефано, а он говорит: «Я не очень хорошо знаю английский, но знаю, что этот мальчик хочет фотографию. Я всем отправляю подписанные фотографии», рассказывает он мне, демонстрируя несколько чёрно-белых фотографий той эпохи, когда он был футболистом.

Как начиналась Ваша футбольная жизнь?
— Когда мне было 4 или 5 лет я играл на улице, это был фабричный район, машин в нем было мало и была мостовая, вымощенная брусчаткой. Так что, в ту пору мы все играли там. Нас, местных ребят, было достаточно, потому что в нашем районе жили люди из скромных семей, а издавна в таких семьях было много детей. Так что мы играли в том квартале, а потом был ещё один квартал, немного дальше.

Проводились районные чемпионаты?
— Да, мы играли друг против друга.

И Вы уже тогда играли на позиции нападающего?
— Я играл по-разному…везде…иногда, даже был вратарём. Мы вынуждены были меняться, потому что кто-то хотел быть полузащитником, кто-то нападающим, и поэтому мы менялись (улыбается). 

Именно тогда Вы поняли, что это Ваша позиция и начали развиваться в этом направлении?
— Конечно. Футболист становится собой в движении, им не рождаются, им становятся. Тебе дают мяч, когда ты ещё маленький, и тебе нужно взять равновесие, набрать форму, научиться финтам.

Какой совет Вы можете дать мальчишкам, которые хотят стать футболистами?
— Пусть хватаются за книги, они не кусаются. Когда ты ещё мальчишка, не следует думать о футболе на стадионе, нужно наслаждаться им на переменах. В школе тебе задают уроки на дом… ты их быстро делаешь – и на улицу. Но учёба – это самое главное, потому что футбол сегодня может быть хлебом, а завтра — голодом. Футбол… Сколько раз за мной приходили, чтобы пригласить в клуб… а я не шёл, потому что предпочитал играть на улице, а не в клубе.

Почему?
— Потому что в клуб нужно было ехать на автобусе, а себя на районе ты играл, бегал, потел, а твоя мама тебя ругала за всё это (улыбается), за испачканную одежду или разбитую обувь…

Кто из двух братьев Ди Стефано выделялся больше?
— Оба одинаково, но дело в том, что у моего брата были проблемы с коленом. Он его повредил, и больше не мог играть…ему тогда было 15 или 17 лет. Спустя пять-шесть лет его хотели прооперировать, но брат не захотел из-за страха перед операцией. Да и кто в то время решался на операцию?

Кто-нибудь из Ваших внуков унаследовал Ваш талант?
— Никто. С этим не рождаются, это нужно в себе развивать. Всё начинается в юности, в зависимости от того, что тебе нравится. Когда ты наслаждаешься тем, что ты делаешь, вполне возможно, что когда-нибудь твоё увлечение станет твоей профессией.

Расскажите мне о знаменитом «Синем Балете»…
— Речь идёт о «Мильонариос» из Боготы. Из «Ривера» нас было трое: Педернера – самый старший, Росси и я. Потом пришёл Платенсе Коцци. Росси и я выросли в кантере «Ривера», мы вместе уехали из Аргентины, были друзьями, а потом стали и крёстными отцами детей друг друга. Когда мы приехали в Колумбию, в то время мы уже сыграли за сборную Аргентины на «Судамерикано» против сборной Эквадора в Гуайкиле, ведь нам тогда уже исполнилось по 20 лет.

Почему Вы туда уехали?
— Мы уехали из-за ситуации с забастовкой футболистов в Аргентине, которая длилась 8 месяцев. Мы в ней участвовали. Некоторым нечего было есть, им приходилось браться за любую работу…мыть машины, да что угодно. Это была эпоха Перона.

На рождественские праздники 1952 года Вы поехали в Аргентину к своей семье и там решили не возвращаться в Колумбию. Почему?
— Потому что я боялся лететь на самолёте… он был полугнилой. Это было ужасно. У двери самолёта были щели, сквозь которые дул такой холод, который вам и не снился. «Депортированные» из Европы , такие самолёты отправляли прямиком туда… в Америке царила нищета, её народ страдал, мы страдали.

На Золотом юбилее «Реал Мадрида» мадридский клуб пригласил сыграть «Мильонариос». Когда выходили на поле, Вы уже думали остаться в «Мадриде»?
— Нет, для нас это было всего лишь путешествие в Европу. Я не думал, что останусь там. Я думал продолжать играть в Колумбии. Потому что мне там было хорошо, единственная проблема, о которой я говорил, — это самолёты… маленькие, старые…

Вы всё о самолётах…
— Дело в том, что они очень сильно тряслись, и это было страшно. Всё шло к тому, что уже никто не хотел летать, но по-другому было нельзя — не было другого транспорта, в автобусе вас могли ограбить или убить.

Вы помните, как уже в Испании Вам пришлось заставить «Реал» и «Барсу» сражаться за Вас? Каково Вам было?
— Последнее слово было за мной, я его сказал президенту или вицепрезиденту «Барселоны», когда мы встретились с ним в головном офисе. Я сказал ему, что ухожу… «или они соглашаются, или я уйду». Тогда нужно было остаться хорошим и для одних и для других, но то решение Спортивной делегации, что я должен был играть года там, а год там, не устраивало никого.

Вы были уверены, что останетесь играть в «Реале»?
— Нет, я ни в чём не был уверен. Ни в чём.

И как же Вы в итоге оказались в «Мадриде»?
-Мне сказали, что я должен уехать туда, что стороны пришли к соглашению. «Барселона» уже проиграла, мне ничего не оставалось делать, и я остался там. И хорошо, что так вышло!

Президент Бернабеу решил сыграть Кубок Дружбы с целью улучшить отношения с «Барсой», но вышли Вы, и «Реал» выиграл с огромным преимуществом…
— (смеётся) Да… думаю, счёт был 7-3 в нашу пользу. Мы были очень сильны, никто не хотел никому уступать, все хотели выиграть. Это был плохой для них день, и мы им забили семь голов. Ничего такого…хотя, думаю, внутри у них бушевала ярость: «Как это случилось, что они нам забили семь голов?», а в остальном – ничего такого.

Если бы Вы вернулись в то время, Вы бы снова играли за «Реал Мадрид»?
— Нет, если бы я вернулся в прошлое, я бы работал в поле. Мне больше нравится деревенская жизнь, дойка коров и овец.

То есть Вы бы не стали футболистом?
— Нет, нет. Если только играть в товарищеских матчах и прямо там. Вот и всё.

Между командами «Бока» и «Ривер» существует сильнейшее соперничество, а Вы были тренером в обоих клубах. Были какие-нибудь проблемы в связи с этим?
— Ни одной, потому что мой дедушка родился в Италии, на Капри, но мой отец родился в Бока, а я в районе рядом с Бокой – в Барракасе. И мой дядя был вицепрезидентом «Бока Хуниорс». Получалось, что я вроде как был «бокенсе», но так как «Ривер Плейт» был основан раньше, мой отец был за них.

Что Вы испытывали, тренируя команду, в которой дебютировали как игрок, т.е. «Ривер Плейт»?
— Ты всегда будешь помнить откуда ты родом. Я из «Ривера», из «Реал Мадрида» и «Эспаньола»…и из всех команд, в которых мне довелось поиграть, потому что я их любил и верно служил им, пытаясь делать всё как можно лучше в каждой из них. Я воспринимал всё как работу, которую должен был выполнять на «отлично». Поэтому я старался, а люди меня благодарили аплодисментами.

Пятый Кубок Европы. Глазго. «Реал Мадрид»- «Айнтрахт» из Франкфурта. Стадион устроил Вам овации. Что Вы помните о том матче?
— Впечатляющее было зрелище. Пушкаш забил четыре гола, а я – три. Матч был эмоциональным, потому что эти парни хорошо играли, а мы были командой, которая шла атаковать, мы не раздумывали попусту. Я занимался тем, что атаковал, и матч получился очень результативным. Команда была в очень хорошей форме.

Состав той эпохи: Пушкаш, Хенто, Риал, Сантамария… Какие взаимоотношения были между вами?
— Очень хорошие. Если нет дружеских отношений – вы ничего не добьётесь. В футбольной команде, если нет дружбы и единства, вы далеко не пойдете. Единство создаёт силу — говорят. Все эти игроки были моими товарищами, и они помогали мне на поле и вне его. Мы были как семья. Пели вместе, танцевали вместе, играли вместе…

Команда не может функционировать без единства.
— Когда есть только «я», «я», «я»…команды не существует. Она ничего не добьётся. Проще всего идти, опираясь на товарища.

«Реал Мадрид» на тот момент уже 20 лет не выигрывал Ла Лигу, а пришли Вы и завоевали пять Кубков Европы, восемь чемпионатов, Интерконтинентальный Кубок, два Кубка Латины. Чувствуете себя творцом этих достижений?
— Нет, это всё заслуги команды. Победы всегда завоёвывались ей. Я всегда был за коллектив, потому что один, ты не сможешь сделать гол, если тебе не помогают и не дают мяч. Взаимодействие основополагающее в этом. Ты должен завершить усилия товарища или товарищей, потому что твоя миссия – превращать их старания в голы, но также и стараться защищаться.

«Моя самая большая мечта – играть рядом с Ди Стефано, которого считаю лучшим игроком в мире» – сказал Копа. Что Вы думаете об этом?
— Что я играл хорошо, но он играл феноменально. Он был превосходным футболистом. Вся жалость в том, что он не смог освоиться в стране, но игрок он был отличный. Мы до сих пор дружим, и сейчас, когда мы – старики, иногда встречаемся.

Во время всей своей карьеры, Вы были любимцем в команде. Как Вам это удалось?
— Это всё потому, что я был хорошим человеком (улыбается). И, кроме этого, я знал, чего стоят усилия, и, как важно быть скромным, потому что, если бы мне не давали пасы другие игроки, как бы я забивал голы? В футболе существуют командные игроки,и существуют некомандные.

Ваш последний матч был «Реал Мадрид» — «Селтик» в 1966 году. На 13 минуте стадион взорвался овациями, и Вы вручили капитанскую повязку Гроссо. Что Вы чувствовали в тот момент: грусть или удовлетворение?
— Всё вместе. Тебе жаль расставаться с клубом, и жаль уходить в другую сторону, но, в конце концов, это вещи, которые западают тебе в душу, и надо принимать их такими, какие они есть, потому что в этой жизни всё заканчивается. И приходить момент, когда нужно всё оставить. Есть люди, которые уходят на пенсию и всё такое, но я не оставлял футбол, потому что продолжал работать тренером. Я удачливый, потому что спорт – это игра, это наслаждение.

Уйти для футболиста – это трудно?
— Есть люди, которые очень привязываются к предприятию, с которого уходят. В футболе всё то же самое.

Что думаете о Зидане?
— Что он – один из великих… он очень велик.

А из играющих футболистов, кого считаете лучшим?
— На данный момент, лучший – Месси.

Осторожнее с этим, ведь игроки «Реала», прочитав это, могут обидеться…
— (Смеётся) Ну, и пускай. Месси демонстрирует это, качественно играя во всех матчах, стараясь, забивая голы, и при этом сохраняя скромность.

Дон Альфредо, а кто был Вашим любимым игроком в «Реал Мадриде»?
— Риал и Хенто.

Вы видитесь с Пако Хенто?

— Да, время от времени, ведь он живёт здесь рядом. В наше время здесь, вокруг стадиона не было почти ничего, и поэтому почти все из нас купили здесь квартиры: Маркитос, Пачин, и тот, и этот… Все мы жили вокруг поля. Здания строили, приходили в клуб и говорили это нам, а мы их покупали. В итоге мы жили почти все здесь, как соседи.

Что изменилось с тех пор в футболе?

— Сейчас все футболисты предпочитают жить за городом, и когда кто-то говорит: «Эй, пойдём выпьем чего-нибудь!», игрок вынужден садиться в автомобиль, чтобы приехать сюда. Раньше у нас были семейные отношения со всеми соседями…люди знали о твоей жизни всё. Недавно ко мне зашла поздороваться одна сеньора: «Дон Альфредо, я знаю Вас ещё с эпохи «Мадрида»», — говорит она мне.

А что вы ей ответили?
-«Видите, как обстоят дела? Сейчас Вы хотите меня поцеловать, а когда мне было 30, не хотели. Какова жизнь, а?!». А она засмеялась. Люди постарше, которых я знаю, потрясающие, люди 70-80 лет, которые живут в этом районе, из моей эпохи.

Личное

«Моя семья до сих пор зовёт меня «Альфредито»»

Где Ваше сердце, в Аргентине или Испании?
— На 75 процентов здесь, а на остальные 25 — в Аргентине, потому что там у меня всё ещё остаются родные: моя сестра, племянники, кузены…

Что для Вас значит семья?
— Семья тебя поддерживала, растила тебя с любовью, нежностью, всегда была рядом с тобой. Я очень ценю это. Они очень переживают за меня. Моя семья до сих пор зовёт меня «Альфредито».

Какой совет Вы можете дать молодым игрокам, которые дебютируют на профессиональном уровне?
— Чтобы обращали внимание на советы своих тренеров, они вас научат. Есть одна вещь, которую нужно понять: что всё это – коллективное дело, важна команда, а не личные амбиции. Некоторые, когда играют, держат мяч «та-та-та», но они – просто жонглёры, не игроки. Чем меньше ты держишь мяч в ногах, тем лучше.

В Мадриде есть футбольное поле, названное в Вашу честь. Как Вам открытие стадиона «Альфредо Ди Стефано»?
— Там очень красиво, это в Вальдебебас. Там есть большая аллея, такая красота, потрясающая! Я бываю там каждый день, кроме вторников, суббот и воскресений, делаю там упражнения для позвоночника в бассейне. По два с половиной часа. Хожу плавать. Позвоночник мне оперировали два раза…а я не должен был идти на это. Он болит, искривлён, я не могу разогнуться. Сейчас мне болит в районе лёгких, и я думаю, что всё это из-за этого (показывает на трость), из-за того, что я всё время на него опираюсь.

Вы сделали шаги и в актёрской карьере, и, если Вы позволите сыронизировать, я так понимаю, что Вы даже почти покинули футбол ради актёрской карьеры.

— Нет (смеётся), хотя платили хорошо. Это было как реклама сейчас, и это косвенно связано с вашей профессией. Проблема кино в том, что если ты находишься в студии – хорошо, замечательно, но если съёмки проходят на выезде, то здесь – тучи, шум, пролетающий самолёт, то, это… Теряется очень много времени. Ты едешь в семь утра, а не начинаешь работать раньше одиннадцати, сидишь там, пьёшь кофе и ждёшь.

Сколько Вы знаете о мире кино!
— Многие читают сценарий, быстро всё запоминают и в нужный момент говорят это, но иногда ты знаешь хорошо страницу 33, а начинают с 84 и идут назад, а потом монтируют. В кино есть своя прелесть, но также есть и свои сложности. Не думайте, что быть артистом – это уметь держать лицо и ничего больше. Нужно быть личностью и верить в то, что ты рассказываешь. Необходимо войти в роль, иначе ты разрушишь усилия остальных. Мне нравиться кино, но делать его – не то же самое, что футбол. Так что сапожник – к своим сапогам, а я – к футболу.

Дети Вас всё ещё узнают?

— Всё меньше… Обо мне им рассказывают родители.

Перевод с испанского: Nerviosa, Real-Madrid.ru
Источник: Don Balon

Материалы по теме:


Автобиографическая повесть

11 историй из жизни Альфредо Ди Стефано

 

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: