В тот день, когда Фернандо Йерро сказал ему, что он не попал в заявку на Чемпионат Мира в ЮАР 2010, Диего Лопес (Парадело, Луго, 1981) перенес тяжелый удар, но также почувствовал свободу. Это означало — всё нужно начинать заново.

— Что случилось в перерыве матча против «Валенсии» в Кубке, что послужило такой метаморфозе?

— Тренер не ругал нас. Он указал нам на то, что мы делали плохо. «Валенсия» отрядила много игроков в середину поля и съела наш центр полузащиты. Он сказал нам, чтобы мы больше владели мячом и чтобы мы были более мобильными. Мы забили сразу после перерыва, и они отступили.

— Этот «Вильярреал» обладает более сильным характером?

— Да. Это нам передает наш мистер (Хуан Карлос Гарридо); он изменил наш менталитет. В прошлом году мы были взвинчены, и все усилия были напрасными. Начиная с момента его прихода, мы подошли к предсезонке уже с другим стилем и менталитетом. Раньше команда не прогрессировала, сейчас растет и борется до конца.

— Этот стиль похож на стиль Пеллегрини, но более агрессивный.

— Да, это так, некоторые игроки повзрослели — Кани, Касорла или Росси, и они видят игру уже по-другому. Мы очень хорошо представляем, что мы можем добиться чего-то значимого в этом году: мы успешно выступаем во всех трех турнирах.

— Тренировки отмечены большой интенсивностью. Они отличаются от тренировок Пеллегрини?

— С Мануэлем было примерно то же самое. Но есть много маленьких деталей, которые постепенно меняются, как, например, интенсивность, или что команда сейчас играет сплоченнее и плотнее в моменты, когда решается матч. Мы ясно понимаем, во что мы играем и работаем всю неделю, чтобы играть, как мы играем сейчас. Это создает наш стиль.

— Как это проявляется?

— На личном уровне я заметно улучшил игру ногами. Никогда не играл так хорошо, как сейчас. Я уверен, и команда верит в меня в этом аспекте, который чрезвычайно важен для нашей игры. Команда работает над техникой и тактикой. И мы отлаживаем нашу игру до автоматизации матч за матчем.

— В чем заключается перемена менталитета?

— В амбициях. Почти никто не верил, что мы могли начать сезон так сильно, но мы верили и не чувствовали себя ниже кого-то. Составом, командой, игрой и желанием мы боремся с любым соперником.

— В том числе с «Барсой» и «Мадридом»?

— Они сильнее всех. Мы единственная команда, которая играла с «Барсой» в свой футбол. Им пришлось выжать из себя все, чтобы победить нас.

— По сравнению с «Барсой» как надо играть против «Мадрида»?

— «Барса» забирает у тебя мяч, и ты должен отходить назад и наилучшим способом распоряжаться им, когда он оказывается у тебя. С «Мадридом» происходит все наоборот. Им не имеет значения, владеют ли они мячом, они играют хорошо и без него и ждут потерю, отбор или пространство в твоей обороне, чтобы длинным пасом и индивидуальностями убить тебя. У них очень разные стили. «Мадрид» пользуется твоими ошибками.

— Как можно этому воспрепятствовать?

— Придерживаясь нашего стиля, но принимая во внимание, что надо будет следить за игроками атаки, которые действуют свободно. Мы не должны допускать потерь при выходе из обороны в атаку, что произошло с «Хетафе» в матче против «Мадрида».

— Вратарь может подготовиться к ударам Роналду?

— Помимо силы, мяч имеет много странностей. Криштиану — это зверь, он совершенен: он показывает свою силу, сталкивается с тобой. Надо будет избежать выхода один на один с ним.

— Как вы пропустили 57 голов в прошлом сезоне?

— Это был мой не самый лучший сезон. Но также я не собираюсь взваливать всю вину за эти 57 мячей только на себя. В целом, мы все играли плохо. В этом году мы вторая команда, которая пропустила меньше всех голов, и это благодаря работе команды.

— На вашу игру повлияла неопредельность относительно того, поедете ли вы на Чемпионат Мира или нет?

— Мы не привыкли видеть себя на последнем месте в 7-ом туре. На нас это очень повлияло, и мы потеряли голову. Чемпионат Мира был на носу, и каждый день я старался показывать больше того, что на самом деле мог делать.

— Были зациклены?

— СМИ также внесли свою лепту в то, чтобы все видели, что твоя команда также не играла хорошо. Все было против, и каждый день был труднее другого. Хотя я не хочу принижать заслуг Виктора Вальдеса, потому что он провел очень хороший сезон.

— Как вы сменили чип после этого удара?

— Я начал думать, что это должно было помочь мне расти, показать, что я способен играть в сборной, и что это было несправедливостью с моей точки зрения. Будет практически невозможно вернуться в сборную. Я должен доказать, что достоин играть за нее, не только потому, что может быть новый шанс, но также для того, чтобы люди не думали, что я был вратарем двух сезонов, что мне есть, что сказать.

— Как вы пережили Чемпионат Мира?

— Хотя я думал, что я мог бы выступать там, я рад за товарищей, за страну и за испанский футбол. Я также сделал свой маленький вклад в победу.

— Сейчас испанский вратарь в цене. Что вы думаете об этом?

— Нам работается очень хорошо во всех командах, чего не случалось уже давно. Большинство клубов полагаются на своего вратаря. И молодые ребята, как Де Хеа или Гуайта, имеют большое будущее, ведь им только по 20 и 22 года соответственно.

Источник: ElPais.com 

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: