• 0

  • 118

Феликс Моуринью: «Если бы мой сын был смиренным, как я, его давно бы съели»

26 декабря 2010, 8:15

Феликс Моуринью (Сетубал, 1938) — отец тренера «Реал Мадрида». В свое время он был вратарем, добившимся наибольшого успеха в 60-х. Потом он стал тренером («Риу Аве» и «Витории» Сетубал) и стал первым, кто доверял докладам его сына, когда тот был еще ребенком.

Как вы стали профессиональным футболистом?

Начну с того, что в Интернете существует распространенная ошибка. Мой отец не был президентом «Сетубаля». Им был отец моей жены. Я родился на юге Португалии, там я играл за «Сетубал» 13 лет, и еще 6 в «Белененсиш».

С чего началась ваша карьера?

Ну, вначале я играл с другими детьми на улице. Это была совсем другая эпоха.

В чем ее отличие?

Сегодня я говорю это моему внуку, который тоже хочет стать вратарем, как я: «Вратари в мое время играли без перчаток!». Я начал их использовать после того, как после одного удара сломал запястье, почти в середине моей карьеры. Сейчас у моего сына есть перчатки, которые я надевал в последний раз, он хранит их, как реликвию. Иногда мы сравниваем их с теми, которыми вратари пользуются сейчас. Ничего общего! И я говорю: «Хотелось бы мне посмотреть на вратарей на тренировке без перчаток, чтобы они почувствовали разницу!». Было больно!

Еще какие-то различия?

Сегодня вратари техничнее. Раньше мы играли, прежде всего, на интуиции. Также сейчас мы почти не видим случаев, чтобы вратари бросались в ноги соперника, как раньше. Теперь все отличается, вратари заучили свои действия.

Вы бы смогли играть сейчас?

Я и сыну своему говорю, что к нынешнему футболу легко бы приспособился, потому что у меня были хорошие ноги. И еще одна из моих характеристик — я был очень быстрым. Тем не менее, была проблема с игрой в воздухе.

Кто был лучшим вратарем Вашей эпохи?

Для меня Дамаш, который в те годы выступал за «Расинг» Сантандер. Один португальский тренер говорил, что если бы можно объединить Виктора (Дамаша) и Моуринью, в результате получился бы идеальный вратарь. Это было бы соединение навыков игры в воздухе и скорости.

Вы бы смогли играть в испанской команде?

Нет, тогда было другое время. Мы в основном заканчивали карьеры там где начинали. Не было столько трансферов. Кто-то уезжал, как Жоржи Мендоза в «Атлетико» или Граса в «Севилью», и еще парочку.

Кто из нападающих не давал покоя?

В Португалии таких было два: Эусебиу и Мататеу. Когда Эусебиу бил по мячу, он всегда летел в ворота. Никогда не понимал как ему это удается, и это на ужасной скорости! Мататеу бил сильно, очень сильно. Он играл за «Белененсиш», и был лучше в штрафной, чем Эусебиу. Он бил лучше и был изворотливее.

Вам довелось играть против Ди Стефано?

Только однажды. Я был еще очень молод, и в тот момент не осознал его истинного величия. Но, в то время мой тренер, аргентинец Алехандро Скопельи, говорил мне, что ему нет равных в штрафной площади. Я увидел это в матче с «Бенфикой». Для меня он был лучшим игроком в Мире, я всегда был его большим поклонником. Пеле отличался, он был сильнее в физическом плане.

С Пеле вы пересекались?

Нет.

А сейчас кто лучший вратарь в мире?

До того как получил тот удар по голове, это был Чех. Потом он потерял доверие. И, очевидно, что Касильяс — великий вратарь.

Лучшее качество Касильяса?

Он невозмутим, технически хорош, и как говорил Яшин, «один вратарь на ногах стоит больше, чем два лежащих». Касильяс падает на газон только когда это необходимо.

Вы были знакомы с Яшиным?

Я видел как он играл.

Вы играли за «Белененсиш» в матче-чествовании великого Хенто (прим. Vincenzo — 14 декабря 1972 года, «Реал Мадрид» победил со счетом 2-1, голы в ворота Моуринью забили Хенто и Пирри).

В том году мы были вторыми в чемпионате, наше лучшее достижениие того времени. А этот матч был для нас премией. Я помню, что в Лиссабоне мы все ждали и ждали в аэропорту, потому что самолет не мог взлететь. Мы готовы были бежать в Мадрид! В конце концов, сели на поезд.

И что произошло?

Всю ночь провели в спальном вагоне. Когда прибыли на вокзал в Мадриде и большим сюрпризом было видеть на платформе Хенто, который нас встречал. Что за человек! Он нас сам привел в гостинницу, это было почти на рассвете.

Каково было играть на «Сантьяго Бернабеу»?

Должно быть сейчас то же самое ощущение испытывает нынешнее поколение игроков. Это — другое измерение. Нам всем подарили часы с гербом «Реала». Я показывал их друзьям.

А тем временем Хенто забил в этом матче последний гол в своей карьере?

Да, с пенальти.

Вы ему позволили забить?

Нет, все было всерьез. Он почти не бил по воротам. И пенальти арбитр поставил для того, чтобы он забил (смеется). За «Мадрид» играл Эусебиу и еще пару звезд эпохи (прим. Vincenzo — Феликс Моуринью имеет ввиду румына Добрина, венгра Бене и югослава Дзажича, которые в том матче также играли за «Реал Мадрид»).

Вы много значили для карьеры своего сына: Вы были первым, кто ему доверял?

Он смотрел матчи и делал доклады, когда я тренировал «Виторию» Сетубаль.

Они были полезны?

Они мне очень помогали в некоторых матчах, но он еще был ребенком.

Он получал за это деньги?

Шутки ради! Маленькая премия от выигранного матча. Я предпочитал, чтобы он учился, потому что в футболе немногие торжествуют. Когда я играл у него была другая должность.

Где Вы работали?

Я был служащим Муниципалитета. В «Белененсиш» мне уже не платили.

Каким был Ваш сын в детстве?

Он всегда был и сейчас является — исключительным сыном. Он прекрасный друг. Его настоящие друзья знают каков он на самом деле.

Как Вы думаете, почему он такой предусмотрительный?

Он добивался успеха, когда многие считали, что это была не его заслуга. Возможно, он ждет подвоха от кого-то.

Каков был лучший совет, который Вы дали ему?

Как отец, — быть как можно лучше. Но он развивал сам себя, и хорошо знает, что для него лучше. Но, прежде всего, я хотел, чтобы он был честным.

Вы говорили, что одним из ваших качеств является смирение. Ваш сын его не унаследовал.

Возможно потому, что он знает, что я пережил из-за того, что был очень смиренным. Для него слово «смирение» в футболе не существует. Если бы у моего сына было смирение, которое было у меня, его давно бы съели с потрохами.

А что произошло с Вами?

Мне недоставало доверия, на которое, как думаю, я заслуживал.

Вы были игроком сборной Португалии.

Я сыграл всего один матч. Мне было уже 32. Это было чудесно. Мы играли на Кубок в Бразилии. Матч против сборной Ирландии. Я вышел во втором тайме. Это была награда. В другое время, когда я был в «Сетубале», я этого больше заслуживал, но вратари оттуда с трудом попадали в сборную. В «Белененсиш» я перешел в 29, несмотря на это, я считаю, заслуживал доверия.

Вы помните свой лучший сейв?

Конечно. Удар головой Эспириту Санту, из «Бенфики». Я достал мяч в самом углу. Я помню все хорошо, какая же все-таки была эпоха!

Источник: AS.com

Материалы по теме:


Биография Жозе Моуринью

Когда Зе Марио изобрел Моуринью

 

 

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: