• 0

  • 71

Фернандо Йерро: «Мне не нравится «тикитака»

11 октября 2010, 12:33

Фернандо Руис Йерро (Велес-Малага, 1968) уже три года на посту спортивного директора Испанской Федерации Футбола. Он проанализировал проделанную за три года работу и отстаивал ее как величайший центральный защитник, каким он и был.

— На прошлой неделе исполнилось три года, как вы занимаете эту должность. Вы можете объяснить, в чем заключается ваша работа?

— Когда я пришел, все спрашивали меня, зачем Федерации спортивный директор. Его работа состоит в том, чтобы предлагать тренеров сборной президенту и совету директоров и чтобы обозначать спортивную линию различных сборных. На сегодняшний день я сам четче представляю, какую функцию исполняет спортивный директор в Федерации.

— За эти три года Испания коснулась неба: Кубок Европы и Чемпионат Мира. Какой титул вы считаете больше своим?

— Никакой. Ни Кубок Европы, ни Чемпионат Мира. Титулы принадлежат игрокам, тренеру и Федерации. Спортивный директор не имеет отношения к победам. Если же что-то не получается, то спортдиректор несет за это ответственность. Но если же все идет как надо, то нет.

— Чемпионат Мира был впечатляющим!

— Кубок Мира, Кубок Европы. Все! Чемпионат Мира был чем-то чрезвычайным. Мы думали, что очень трудно превзойти пережитые эмоции в 2008 году, и нас потрясло то, как страна праздновала успех на Мундиале. Сейчас в ближайшие 4 года мы несем ответственность, так как мы чемпионы мира, и еще полтора года — чемпионы Европы. Мы должны воспринимать наш статус со всей скромностью, но в то же самое время и с амбициями, мы должны ставить перед собой цели и поддерживать уровень игры, потому что никто ничего нам не подарит, и потому что нас будут рассматривать под лупой, так как мы чемпионы мира.

— Сборная должна показывать в каждом матче, что Испания — чемпион мира.

— Да. И уже через 25 дней после того, как мы стали чемпионами мира, возник конфликт из-за заявки на товарищеский матч с Мексикой. Такова сущность футбольного рынка.

— Когда вы были капитаном команды, вы делали столько же заявлений, сколько делают сейчас игроки сборной?

— Мы давали гораздо больше интервью. С Субисарретой и компанией мы делали по семь заявлений, и сейчас футболист сборной дает максимум два интервью, поскольку мы создали сплоченную команду.

— Спортивный директор получил премию за победу на Чемпионате Мира?

— Нет. У меня нет никаких премий.

— Когда вас назначили спортдиректором, вы уже выбрали Дель Боске в качестве нового тренера сборной?

— Кто копается в прошлом, ничего не найдет. Все, что я сделал, было ко времени и логичным и нормальным ходом событий. Я не собираюсь искать ничего странного в своих действиях и оглядываться назад, чтобы вновь посмотреть на произошедшее три, два года назад. Я не боюсь встретиться лицом к лицу с этим, но, если мы завоевали Кубок Европы и Кубок Мира, почему мы не радуемся? Мы всегда начинаем ворошить прошлое. Все же считаю, что время и форма действий были правильными.

— Почему вы, будучи спортивным директором, не предложили Луису новый контракт после победы на Чемпионате Европы?

— В мои обязанности входит предложение тренеров совету директоров и президенту.

— Поэтому вы не предложили ему дальнейшее сотрудничество, так как у вас уже был свой тренер для сборной?

— Есть много личных мотивов, и лучше не трогать их. В СМИ я слышал смелые заявления, однако я предпочитаю уважать мнения других. Прошлое — это прошлое. Мне не нравится возвращаться назад, я человек слова, прямой и честный, который, даже зная многое, промолчит. Такова моя форма бытия. Иногда я предпочитаю почти проиграть, но зато промолчать.

— Почему вы думаете, что вы проиграете?

— Как спортдиректор и человек могу сказать, что моя совесть спокойна относительно этой темы. В свое время были приняты обоснованные решения, я думаю, что со всей серьезностью. Если бы мы не выиграли Чемпионат Европы и у меня не было бы кандидата на пост тренера сборной, это было бы безответственно с моей стороны.

— И было невозможно изменить принятое решение после победы на Кубке Европы?

— Здесь всегда будут пытаться застать тебя врасплох, всегда. Если у тебя нет готового кандидата, тебя назовут безответственным. Я старался менять тренеров сборных, начиная с первой команды и до каждой молодежной сборной, с лучшим критерием. Я думаю, что переход прошел относительно комфортно, и не желаю возвращаться назад.

— Методика Луиса показалась вам устаревшей?

— У Луиса я взял на вооружение 4-5 деталей, как ты находишь в каждом тренере что-то особенное. Например, я передал Висенте, которого только назначили тренером сборной: «Послушай, мистер, есть кое-что, что мы почти никогда не делали: трехнедельные сборы, тренировки по 3-4 дня, товарищеский матч и затем полтора дня отдыха». Ты запоминаешь то, что тебе необходимо и полезно. Речь не идет о том, как ушел тренер, что он сделал плохого и что, все это катастрофа. Я ничего не слышал о методах Луиса.

— Вы чему-нибудь научились у Луиса?

— В том году я выучил многое. С ним у меня не было каждодневного общения, как с Дель Боске, и сколько бы тренеров не было, с Висенте у меня всегда будут особенные отношения, и я говорю об этом открыто. Потому что мы вместе очень много лет, мы пережили много приятных моментов, и в не самое лучшее время мы также были вместе. Я повторю: раз за разом возвращаться назад — это едва ли можно назвать радостью и гордостью за то, что завоевал испанский футбол с 2008 по 2010 гг.

— Вам приходились не по душе заявления Луиса во время Чемпионата Мира?

— Нет. Было футбольное мнение человека, который находился дома. Мнение человека, который тренировал сборную. Он имеет право говорить все, что ему пожелается.

— Спортивный директор принимает участие в формировании списков футболистов, вызываемых на матчи сборной?

— Конечно, я обсуждаю их с тренером. Если я не осведомлюсь о составе этих списков, то меня посчитают безответственным. С каждым тренером у меня налажены рабочие отношения. Одни спрашивают больше, другие — меньше.

— Было так, что вы навязывали свое мнение по какому-нибудь футболисту?

— Никогда. Ни в первой сборной, ни в молодежных командах. Тренеры имеют полную свободу действий. Они спрашивают мое мнение, потому что мы друг другу доверяем. Но я не понимаю, почему меня спрашивают об этом. Я не решаю, какой игрок должен приходить сюда.

— Почему вы не понимаете?

— Я удивлен этому вопросу. Мы находимся рядом друг с другом, каждый день мы вместе завтракаем, и это нормально, когда тренер приходит к своему спортивному директору и говорит ему: «Слушай, я вызвал этого парня. Как он тебе?» Это же логично!

— Йерро хотел, чтобы Рауль вернулся?

— Это уже много раз обсуждалось. Если в обязанность спортдиректора не входит составлять список вызванных в сборную игроков, как я могу пригласить Рауля? Не я решаю, кто приходит в сборную. Тренер имеет свободу и независимость. Весь мир знает мои отношения и дружбу с Раулем.

— Также вас критиковали за то, что все приглашенные вами тренеры — мадридисты.

— Тогда уж пусть изучат происхождение всех игроков молодежных сборных, которых мы вызываем, чтобы выяснить, откуда большинство… Я окружил себя людьми, которым доверяю. Каранка был моим выбором, и сейчас он второй тренер «Мадрида», правая рука Моуринью. Меня переполняет гордость, потому что, я думаю, мы здесь также и для того, чтобы готовить будущих тренеров. Или Лопес Каро, я благодарю его за два года работы. Он был настоящим товарищем, превосходным профессионалом и замечательным тренером.

— С того момента, как вы пришли, молодежные команды выиграли только один титул, еще с Сантистебаном.

— Спортивного директора критикуют за все. Я получил в наследство самые титулованные молодежные команды и первую сборную, которая до 2007 года ничего не выигрывала. Говорили, что Испания побеждала на всех молодежных первенствах и ни разу на уровне взрослой команды. Всего есть 5 сборных, одни выигрывают, другие — нет.

— «Тикитака» — это стиль Испании?

— Мне не нравится это выражение, «тикитака». Стиль Испании определяют хорошие игроки. Испания уже много лет играет, полагаясь на хороших игроков.

— Сейчас происходит смена поколений?

— Конечно, испанский футбол, учитывая настоящее первой команды, имеет смену поколений. Будет трудно поддержать победный уровень, но, тем не менее, приходят важные игроки.

— Вы думаете, Моуринью мог бы совмещать посты тренера сборной Португалии и «Реал Мадрида»?

— Ну, я не знаю.

— Вы рассмотрели бы подобный вариант с Федерацией?

— Последний раз, когда такое случалось, было с Хиддинком в России и «Челси». Мне даже в голове не возникала мысль, чтобы пригласить на два матча тренера «Интера», Рафу Бенитеса.

— Был ли какой-нибудь контакт с «Реалом», чтобы вы могли вернуться в клуб всей вашей жизни?

— Нет.

— Вы бы хотели вернуться и вновь сотрудничать с Флорентино?

— Я спокоен и счастлив в Федерации. Я нахожусь там, где решил находиться еще три года назад.

Источник: As.com

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: