• 0

  • 81

Хаби Алонсо: «Пока не исчезнут боли, я не вернусь на поле»

22 февраля 2013, 17:40

 

«Я нахожусь в стадии восстановления, и нет конкретной даты, когда я вернусь. Надеюсь, что буду в матчах Кубка и Лиги Чемпионов, но у меня до сих пор нет определенного ответа» , — сказал баскский полузащитник.

Хаби Алонсо будет на первой полосе мартовского номера журанала «Vanity Fair» . Игрок «Реал Мадрида», который поговорит о делах своего клуба, также принял участие в мероприятии  Adidas, и вот что он сказал о своем возвращении на футбольное поле: «Пока не исчезнут боли, я не вернусь. Я нахожусь в стадии восстановления, и нет кокретной даты, когда я вернусь на поле. Надеюсь, что буду в матчах Кубка и Лиги Чемпионов, но у меня нет определенного ответа» .

«Олд Траффорд»: «Это потрясающее поле, и прекрасный вызов для нас. Считаю, что у того, кто забьет первый гол, будет много шансов пройти дальше» .

Раздевалка: «Она не разделена. Я знаю обо всем, и я вижу различия между действительностью и тем, что публикуют. И мы не можем все время опровергать слухи. Мы являемся и должны быть командой, мы должны и дальше быть едины, потому что это коллективный вид спорта» .

Касильяс и Моуринью: «Они поддерживают хорошие профессиональные отношения как тренер и игрок, но у них нет причины пойти в бар и пропустить по стаканчику-другому пива».

Моуринью находится меж двух огней: «Он готов, он всю жизнь живет с критикой в свой адрес. Когда результаты хорошие, то все кажется прекрасным, когда они плохие, то кажется, что возникают конфликты, личные споры или проблемы. Но, в первую очередь, мы сами не довольны, потому что мы проигрываем больше, чем обычно» .

Каков Моуринью?: «Как тренер он очень, очень хороший. Один из лучших в мире. С ним я вырос и в личном, и профессиональном плане. И он превосходен, когда помогает игрокам. Я говорю тебе из первых рук. В ежедневном общении, лицом к лицу он завоевывает тебя. Я говорю об отношениях тренер-игрок. О другом я не знаю».

Что вам не нравится: «Например, я ненавижу грубиянов, тех, кто привлекают внимание некрасивыми поступками и словами. И также я не переношу непунктуальность».

Играть в «Реал Мадриде» будучи таким баском: «Никогда у меня не было приоблемы из-за этого. Все нормально. Если это кого-то оскорбляет, то это его проблема, а не моя».

Потеря контроля: «Иногда такое бывает на поле, но я не сильно выхожу из себя. Это не ко мне. Я стараюсь не устраивать театр, потому что, когда я вижу это в товарище, то мне это совсем не нравится» .

Что из выкриков болельщиков соперников больше всего раздражает: «Лодырь!» (заливается смехом). Некоторые всегда будут стараться задеть тебя».

Дома вы много говорили о футболе?: «Не всегда, но мы с папой смотрели матчи и комментировали их, хотя он не был любителем жарких споров и не давал нам советы для улучшения нашей игры. Хотя ясно, что он сильно повлиял на нас, я не мог представить себе, что буду сегодня играть в «Реал Мадриде» или стану чемпионом мира. Это не было целью, скорее естественным последствием. Я никогда не думал, что добьюсь больше его. Я считал это очень сложным».

Что сложнее, забить гол или растить сына: «И то, и то сложно. Что касается воспитания детей, то это я делаю с большой радостью. Стараюсь быть самым лучшим папой, мои дети — это моя самая главная ответственность. Когда ты становишься отцом, то твоя жизнь полностью меняется, потому что нет специального справочника с инструкциями. Я провожу много времени вне дома, и в итоге, моя жена больше занимается ими. И это самое тяжелое — не быть с ними рядом каждый день. Когда я уезжаю, мы связываемся через Skype, чтобы увидеться и поболтать, иногда так долго, что они сдаются и засыпают».

Его будущее: «Не знаю, как тренер, я не исключаю этого, но мне придется подготовиться. Мне бы хотелось погрузиться в мир компьютерных технологий или разработки мобильных гаджетов».

Кроме того, он рассказал самые трудные и эмоциональные истории из своей жизни: у Нагоре, беременной на тот момент их первенцем, отошли воды, когда он должен был лететь в Милан на матч 1/4 финала Лиги Чемпионов: «Я провел несколько часов, размышляя над тем, какое решение принять, и, в конце концов, меня отпустили, чтобы я смог быть с женой и присутствовать на родах. Я принял правильно решение и снова принял бы его. Нагоре — женщина моей жизни, с которой я создаю семью и переживаю много интересных вещей».

Его старший сын, пятилетний Йон, до сих пор не знает, кто его отец: «Однажды он пришел домой и спросил меня: «Aita (по-баскски папа), ты знаешь Криштиану?» Я ответил, что он мой товарищ по команде. И когда меня останавливают на улице, чтобы попросить автограф, он говорит мне: «Aita, кто твой друг?»

Источник: As.com

 

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: