• 3

  • 353

Хесус Вальехо: «Самое главное — помогать всей команде»

17 июня 2017, 13:07

«Реал Мадриду» было достаточно первого круга Бундеслиги, чтобы убедиться в том, что Хесус Вальехо Лаcари (Сарагоса, 1997) может занять место Пепе в команде. Было очевидно, что этот бледный, худой и бесстрастный юноша, который пришел из Сегунды в Бундеслигу, становился настоящей стеной для соперников. За пару месяцев он не только приспособился к Германии, он стал лицом «Айнтрахта» из Франкфурта. Вальехо играет за сборные Испании с 16 лет, а сейчас занимает место в центре защиты сборной до 21, которая готовится сыграть на Евро до 21 в Польше. В этом интервью Вальехо размышляет о своей карьере.

Вопрос. Ты начал с изучения права, а сейчас перешел в институт физкультуры и спорта. Тебя считают очень уравновешенным и рассудительным. Ты даже успел, отдавая передачу, пробросить между ног Роббену, во время матча «Айнтрахт» — «Бавария». Некоторых людей в Мадриде этот эпизод убедил, что ты можешь отлично играть и с мячом в ногах.

Ответ. Ну, я так сыграл потому что должен был импровизировать. Я получил пас на углу штрафной, и у меня был выбор — сделать это или отправить мяч куда подальше. Такие решения ты принимаешь в тысячные доли секунды. Это было немного рискованно, но Слава Богу, все получилось хорошо, я этим был доволен. Хотя потом ты все равно думаешь: «А если бы не получилось?».

Видео эпизода с Роббеном:

Каждый эпизод — это целый мир. В каждой ситуации в футболе, хотя мы работаем на автоматизме, игрок должен импровизировать. У тебя может быть какая-то задумка, идея, с которой ты выходишь на поле, но там все происходит по другим законам. Ты не успеешь подумать: «Мистер сказал, что я должен пасовать вот так». Все решения на поле принимать тебе.

Каждый эпизод — это целый мир. В каждой ситуации в футболе, хотя мы работаем на автоматизме, игрок должен импровизировать.

Что сказал тебе о том эпизоде с Роббеном твой тренер, Нико Ковач?

Ничего. Думаю, это потому, что все получилось. Я увидел это пространство и принял решение. Это было просто средство. Никто мне ничего об этом не говорил в тот день, но на следующий некоторые товарищи шутили об этом.

А Роббен?

После этого он забил гол, и мяч пролетел под моей ногой. В следующей атаке он обыграл вратаря, и когда я побежал перекрывать ворота, мяч пролетел под моей ногой. Это опыт!

Ты похож на очень спокойного человека. Это мешает тебе играть на позиции центрального защитника?

Я стараюсь быть хорошим человеком за пределами поля. Думаю, очень важно помогать всем, товарищам по команде, сотрудникам клуба. На поле я меняюсь. Нужно становится агрессивным, но не жестоким. На поле нужно быть грубым.

На поле я меняюсь. Нужно становится агрессивным, но не жестоким. На поле нужно быть грубым.

Пока ты не переехал в Германию, о тебе писали, что ты умеешь забивать голы, но с мячом в ногах не на «ты». Почему теперь ты берешь на себя все больше ответственности в этом аспекте игры?

Ковач всегда просит нас играть с мячом, когда не было риска и это было уместным. Мы над этим работали на тренировках, и работали очень хорошо. Мы научились определять, когда надо играть коротко, а когда отдавать дальние передачи. Я очень доволен этим улучшением. Я думаю, что таким образом, я смогу дать команде намного больше.

Как ты жил с постоянным ожиданием, что вернешься в Мадрид? Как ты играл в этом сезоне, думая каждый раз о том, что за тобой следят?

Я концентрировался на Франкфурте, товарищах по команде и клубе. Когда мяч катится — я уже не думаю кто на меня смотрит в Мадриде, или где-либо еще. На самом деле, я никогда не думал о вызове из Мадрида. Я думал о том, что должен получать удовольствие и посмотрим, как все получится.

На самом деле, я никогда не думал о вызове из Мадрида. Я думал о том, что должен получать удовольствие

Но из Мадрида кто-то консультировался с тобой над тем, какой игровой аспект ты должен усовершенствовать?

С самого первого дня, когда я подписал контракт с «Мадридом», и они отдали меня в аренду в «Сарагосу», а потом в «Айнтрахт», мне сказали, что будут за мной постоянно следить, но в вопросах игровых я должен следовать всему, что будет мне говорить тренер клуба, за который я буду играть. Я понимал, что заметки они делают. Но они никогда не звонили мне и не говорили: «Ты должен улучшить тот или иной аспект». Мне присылали только поздравления и ободрения, когда я получал травмы. Что-то простое. Они больше заботились не о внешнем лоске моей игры, а о моем здоровье. Я всегда контактировал с докторами клуба и тренерами. Спрашивал у них, чем я должен питаться, как заниматься. Мне нравится моя работа. Я увлечен миром спорта.

Какими видами спорта ты еще занимаешься?

С детства я любил плавание и баскетбол. Но больше всего мне нравится футбол. Если ты хочешь посвятить себя профессиональному спорту, понятное дело, ты не можешь продолжать плавать. Летом, на каникулах, я играю в падель и бегаю.

Ты с детства играл в защите?

Нет, в детстве я был нападающим. Но я не забивал много голов, меня перевели в опорную зону. Там тоже от меня не было толку и меня поставили в защиту. Если я так бы продолжал, то меня поставили бы в ворота! Один из тренеров «Сарагосы» ради эксперимента попробовал меня в качестве центрального защитника. И мне это понравилось. С 14-15 лет я играю на этой позиции. Мне нравится эта позиция, потому что можно видеть все поле — всю игру. Мне нравится осознавать, что я защитник, который прежде всего помогает вратарю. Мне кажется, что самая сложная позиция в футболе — вратарь. И моя миссия помогать ему, чтобы ему забили как можно меньше голов.

В детстве я был нападающим. Но я не забивал много голов, меня перевели в опорную зону. Там тоже от меня не было толку и меня поставили в защиту. Если я так бы продолжал, то меня поставили бы в ворота!

Кто был твоим примером для подражания?

Когда я попал в кантеру «Сарагосы», я сосредоточился на Габи Милито и Альберто Сапатере.

Благодаря чему ты так легко адаптировался к Бундеслиге?

Благодаря Штеффану, моему переводчику, который помогал мне и тогда, когда мистер говорил и был моим преподавателем немецкого. И потом, футбол в Германии не настолько сильно отличается от нашего, как все мы считаем. Он более силен физически, тут больше тренируются, потому что во вторых таймах все немного сходят с ума, тут больше контратак, и ты должен быть к этому готов. Но в конце концов, это футбол.

Футбол в Германии не настолько сильно отличается от нашего, как все мы считаем

Тот эпизод с Халиловичем из «Гамбурга», которого ты догнал, хотя уступал ему в начале забега, отобрал мяч и ушел от него, стал знаменитым.

Если бы Халилович вел мяч левой ногой, было бы сложнее это сделать, потому что мы пересеклись бы в наших траекториях. Но он ушел вправо, а потом хотел обыграть, поскользнувшись, и у меня было больше шансов. Я бежал за ним, и когда увидел, что он начал падать, бросился на мяч. Больше ничего и подумать не успел.

Ты считаешь себя быстрым?

Я тренировал скорость. Бундеслига этого требует. Она требует, чтобы у тебя был хороший финишный рывок во втором тайме, потому что иначе там не играют. В «Айнтрахте» мы отрабатывали финишный рывок неделями, работали над ним исключительно. Без мяча. Иногда с грузом, иногда без. Это помогает, если твоя команда играет с высокой защитой, а соперник бросает мяч тебе за спину. Мне бы хотелось продолжать над этим работать. Я должен компенсировать отсутствие мускулатуры в верхней части. Я занимаюсь с штангой. Но немного, мы футболисты, а не борцы.

Манера движения центрального защитника не имеет ничего общего с манерой движений нападающих. У тебя есть быстрый разворот вокруг своей оси, как будто ты на коньках. Как ты этому научился?

Благодаря центральным защитникам, с которыми я работал в «Сарагосе». Мне повезло встретиться с Марио Абранте, Рубеном Гонсалесом, Марио Кабрерой, и с Лоло, опытными центральными защитниками, которые акцентировали внимание на том, что надо не только концентрироваться на мяче, но и сторожить пространство за спиной, чтобы контролировать игроков, которые врываются в это пространство. Нельзя только смотреть на мяч. Нужно быть внимательным к траектории забега соперников, желающих предвосхитить тебя.

Надо не только концентрироваться на мяче, но и сторожить пространство за спиной, чтобы контролировать игроков, которые врываются в это пространство. Нельзя только смотреть на мяч

Несколько тренеров выбрали тебя капитаном команды. Почему?

Я командный человек. Мне нравится всем помогать. За три года в профессиональном футболе я понял, что собственная отдача важна, но что решает где ты будешь завтра — это отдача всей команды на протяжении всего сезона. У меня был опыт, когда мы стали серебряными призерами Испании со сборной Арагона, и на следующий год почти всех нас подписали в «Реал Сарагосу».

В чем бы тебе хотелось стать лучше?

В блокировке. И я хочу больше забивать. Я хочу лучше прогнозировать ситуации в воздушных единоборствах. Хочу выносить мяч на фланги, а не по центру. Ковач организовывал тренировки, на которых мы работали над ударом и выходом из-под прессинга. Эти аспекты мы, центральные защитники, тоже должны улучшать.

Интервьюер Диего Торрес
El Pais

Читайте также: Интервью Хесуса Вальехо от 11 ноября 2016 года: «Каждый день работаю над тем, чтобы играть за Реал Мадрид»

Источник
El Pais
Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: