На тренировочной базе «Бетиса» светит солнце. Хоакин Санчес, капитан и лидер команды, только восстановился от растяжения связки колена. В 35 лет эта травма ему досаждала в этом сезоне. Сегодня он сыграет на «Бернабеу», на котором «Бетис» не побеждает с 1998 года.

После 17 сезонов в элите, среди всех действующих футболистов, на твоём свету больше всех матчей в Примере — 442. Матчи на «Бернабеу» для тебя особенные?

Ты чувствуешь в такие моменты особенный восторг, но не потому, что это матч на таком важном поле, а потому, что в таком возрасте ты наслаждаешься каждой тренировкой, каждой встречей. Я все ещё хочу добиваться успеха в футболе. Никто не увидит меня ползущим по полю. Теперь ты понимаешь, что должен работать над собой в два раза больше, что должен быть очень профессиональным…

Ты получил травму в свой лучший момент сезона. Два месяца без футбола.

Вот об этом я и говорю. Сейчас ты начинаешь замечать как много усилий нужно приложить, чтобы вернуться после травмы на поле. В 20 лет ты без проблем играл 6 матчей подряд. Сейчас ты играешь матч и нужно остыть, отдохнуть, выздороветь. Впервые за свою карьеру я пережил много болезненных травм, много часов реабилитации.

И после стольких лет, имеет ли для тебя значение возможность провести хороший матч на «Бернабеу»?

Слушай, сыграть плохо — это очень больно. Мы умудрились провести плохой матч в Гранаде, представь только такое на «Бернабеу», когда на тебя смотрит весь мир.

Хоакин против Кака. «Реал Мадрид» — «Малага». 2011/12:

Что ты говоришь своим молодым партнерам по команде, как Дани Себальос, перед матчами такого калибра?

Я сказал ему, чтобы он был храбрым. Мы ничего не теряем. Это прекрасный стадион, который должен воодушевлять и мотивировать.

Ты видишь себя в Дани? Что ты ему посоветуешь, если он получит хорошее предложение от другого клуба?

Это немного личное. Как болельщик «Бетиса», я бы пожелал ему оставаться как можно дольше в «Бетисе», но будущее зависит от него самого. Он очень хорош.

Флорентино Перес тоже пытался купить его, как и тебя в свое время.

Да, было дело. На сборах в Барселоне, Рауль тому свидетель. Я был совсем еще ребенком. Флорентино сказал Раулю, что мне пошла бы футболка «Реал Мадрида». Я ответил, что меня это не сильно интересует, пусть поговорит с Лоперой (прим. — президент «Бетиса»).

Ты часто потом вспоминал о том, как потерял возможность играть за «Реал Мадрид»?

Нет, я думаю о том, что будет, а не о том, что было. «Мадрид» так и не встретился ни с кем. Мой отец говорил об этом недавно. Я не играл за «Реал Мадрид» отчасти из-за того, что они не встретились ни с кем, отчасти потому, что сам не хотел. Но я не переживаю об этом. Я очень счастлив тем, как сложилась моя карьера. Я тогда не думал ни о чем большем.

Хоакин против Хайнце и Марсело. «Валенсия» — «Реал Мадрид», 2008/09:

То есть, это было не потому, что ты не мог быть на равных с галактикос…

Нет, нет. В тот момент я мог летать по флангу.

А другие, как Рамос, не долго думали. Поначалу ты опекал его в сборной. Сейчас ты удивлен, что он вышел на такой уровень?

Помню, как прикрывал Рамоса в сборной, как же вырос парень с тех пор! Но что мне еще больше нравится — его профессионализм, сделавший его лучшим центральным защитником в мире. Это наш земляк, и я счастлив, что он стал символом этой эпохи.

Есть ли какой-то способ не дать ему забить?

Именно поэтому он так велик: он знает где и когда быть, как бить. Ты пытаешься сделать все возможное, чтобы не дать ему забить, а он в конце концов все равно это делает. У меня так было. Я встречался лицом к лицу с латералями, которые говорили мне, что я всегда ухожу вправо. Они знали, что я так делаю, но все равно не могли ничего поделать. В мое время, меня тоже не могли остановить.

Что ты думаешь о матче «Барселона» — «ПСЖ» (6:1)?

Этот матч продемонстрировал каким чудесным может быть футбол. Это был эффектно. Думаю, они настолько хороши, что сами могут решить как и с каким счетом победить. Мне также было жаль Эмери, он провел отличную работу в свое время в «Валенсии», но и Луис Энрике был моим товарищем по команде… В конце концов, после стольких лет в футболе я чувствую связь со многими командами. У «Барселоны» полно прекрасных футболистов. Они забивают шесть, ровно столько, сколько было нужно.

Месси — лучший игрок, которого ты видел?

Да. Я видел многих хороших футболистов, но этот парень… На поле, когда я сталкивался с ним 1 на 1, у меня было ощущение, что у него есть способности решать исход матча тогда, когда он сам того захочет. Он будто говорит: «А теперь я пойду и забью». И забивает. Вот что я чувствовал с ним на поле. И так 10 лет. И так по 70 матчей в году.

Ты не чувствовал того же с Криштиану?

Он, конечно, тоже может изменить матч, когда захочет, но он больше завершитель атак. Если выбирать футболиста в буквальном смысле слова, я выберу Месси.

Сильно ли изменился футбол за эти 17 лет?

Сейчас играют куда более интенсивно. Команды стали намного лучше подготовлены с точки зрения тактики, победить все сложнее. Футбол эволюционировал, но также есть и негативные моменты.

Какие например?

Футбол теряет в зрелищности, стало меньше финтов. Стало меньше того футбола, которым я наслаждался, играя на фланге — мало кто идет в дриблинг, почти никто не играет по бровке. В тот футбол, с которым я родился, сейчас играют только Месси да Неймар. Сейчас все команды играют в пас, взаимодействуют, но нет финтов, нет дриблинга. Есть скорость, но почти не осталось магии.

Ты сыграл на двух Мундиалях и одном Евро, но ушел из сборной тогда, когда она начала побеждать…

Да, Луис Арагонес, которого я очень люблю, меня оставил вне заявки на Евро-2008. Не знаю даже толком почему. У меня был шанс спросить его годы спустя, когда я играл за сборную Андалусии, а он руководил сборной Мадрида. Это было незадолго до его смерти. Но мне не хотелось ни о чем его спрашивать. Я обнял его, потому что любил его, потом тяжело переживал его смерть.

Источник
El Pais
Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: