• 0

  • 66

Хорхе Вальдано

Хорхе Вальдано: «Флорентино сделал выбор»

27 мая 2011, 12:41

Уже бывший гендиректор «Мадрида», Хорхе Вальдано, пришел в зал для пресс-конференций в костюме, но без галстука. С очевидными признаками грусти на лице из-за прощания с клубом он вышел на встречу с представителями СМИ: «Я покидаю клуб, в котором с перерывами провел 27 лет. Очень больно покидать родные места».

Почему вы опровергли свой уход после матча против «Вильярреала»?

Я опроверг, потому что это была неправда. Вопрос был следующим: подал ли я в отставку, и я сказал, что я никуда не уходил, что не держал в голове мысль уходить в отставку. Сегодня же все по-другому, «Мадрид» принимает решение образовать новую организацию, и моя должность стала урезанной. Это решение клуба, а не мое.

Вы чувствуете себя проигравшим Моуринью?

Я не превращал «Мадрид» в поле битвы. В этом году все мое усилие заключалось в сдержанности. Гендиректор «Мадрида» ушел раньше самого Хорхе Вальдано. Это было усилие, которое обязывало меня к благоразумию, ответственности и переживанию за институт. В прессе все было преподнесено как битва, и я старался избегать ее. Я очень уважаю все, чему меня научил этот клуб. Я хотел соответствовать его величию. Завершился сезон, и Флорентино Перес должен был решить, и он сделал выбор. Эта новая структура не подавляет «Мадрид», это решение ситуации, с которой было нелегко справиться.

Вы предвидели эту ситуацию, или чувствуете, что вас предали?

Я только измеряю степень моей верности. И я был верен клубу и человеку, который привел меня сюда. Моя верность была вплоть до последнего дня, и я ничего больше не должен комментировать. Клуб исполняет свои обязанности, и именно я должен уйти в отставку.

Думаете, что Моуринью развязал войну?

Я не знаю, каким было намерение Моуринью. Я только хотел уменьшить шумиху вокруг «Мадрида». Я много раз просил президента устроить встречу между нами тремя, но это было невозможно. Не представлялось возможным, поэтому мы пришли к этой ситуации.

Как думаете, что вы сделали такого плохого, чтобы было принято подобное решение?

Президент сказал мне, что ему не в чем меня упрекнуть, и мне также не в чем упрекнуть себя. Я продолжал традиции, которые требует культура «Мадрида», и я ухожу абсолютно спокойным.

В последние часы вы разговаривали с Моуринью?

Уже очень давно я лично не разговариваю с Моуринью. Мы как воспитанные люди приветствуем друг друга, но он искал других собеседников. Он просил своего пространства в клубе, и я предоставил его. Мои обязанности в первой команде уменьшились. Со временем возникла новая идея клуба, и было очевидно, что я не чувствовал себя комфортно в этой ситуации.

Почему вы решили выйти к прессе?

Когда собрание закончилось, надо было сообщить принятое решение. Я попросил клуб воспользоваться тем, что СМИ были на «Бернабеу», чтобы попрощаться и положить конец этой ситуации.

Вы уходите разочарованным?

Я с грустью покидаю клуб, где с перерывами я провел 27 лет. Всегда больно уезжать из родных мест. Я оставляю дорогих мне людей, и тот факт, что я буду находиться вдали от них, вызывает во мне грусть.

Вы не боитесь, что после вас уйдут люди, которые вы привели в клуб?

Президент обещал мне, что команда, которая пришла со мной, продолжит свою работу. Я очень ценю стабильность, также Моуринью. Мне кажется это целебным для клуба, который был в последние годы крайне нестабильным. Этому клубу необходимо заложить проект на длительное время.

Вы сожалеете, что не ушли раньше?

В клубе возник конфликт, и Флорентино просил меня остаться, но когда восприятия и чувства настолько разные, то разногласия не заставят себя ждать. Я не сожалею.

Если бы сейчас Моуринью был здесь, то что бы вы сказали ему?

Перед вами я бы пожал ему руку, он тренер «Мадрида», и я не позволил бы себе повышенного тона. За пределами я тоже бы пожал ему руку, как сделал в прошедшем воскресенье, когда я пришел на матч «Кастильи».

Вы думаете, что ваш уход обязан тому, что вы не доверяли Моу?

Я уже говорил, что нам был необходим лидер, что он был необходим команде. Я видел, как он работает, он хороший тренер, и мне кажется правильно, что он продолжает работу.

Когда вы осознали, что ваши отношения было невозможно вновь наладить?

Какое-то время назад, но ни разу не было столкновений, которые могли бы подтвердить эти разногласия, определенные тренером. Я был вынужден продолжать общение через СМИ, а не лично.

Причина напряжения возникла тогда, когда вы сказали, что: «Был нападающий, но он сидел на скамейке». Это было в тот момент, когда Моуринью сказал президенту: «Или Вальдано, или я»?

Я не знал, что он сделал такую категоричную постановку вопроса. Что касается тех заявлений, то они кажутся мне подходящей причиной образовать пропасть между нами двумя. Думаю, что ему следует по-разному воспринимать концепцию футбола и клуба.

Источник: Аs.com

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: