• 0

  • 99

Хосе Родригес: «Я не верил, что Моу говорил обо мне»

7 июля 2013, 9:00

Самый знаменитый «ребенок» португальца в «Мадриде» вспоминает год, в котором состоялся его дебют за первую команду во всех турнирах.

— У вас нет времени отдохнуть, поскольку вы вновь отправляетесь в поездку. Теперь вы играете в сборной, в составе которой вы уже начали подготовку к Чемпионату Европы sub 19 лет.

  • Я очень хотел вернуться, и особенно в связи с таким вызовом для всей сборной.

— Ребята сборной  до 21 выиграли Евро, а команда до 20 делает то же самое на Чемпионате Мира (разговор состоялся до вылета сборной Испании с турнира). Этот факт давит на вас сильнее?

  • Мы не чувствуем, что на нас оказывается больше давления, потому что цель всегда была выиграть чемпионат.

— После Евро до 19 лет вам предстоит приняться за работу в «Кастилье». Каковы ваши планы на будущий сезон в клубе?

  • Моя цель — больше и стабильно играть. Я уже разговаривал с Торилем, и он верит в меня.

— В прошлом сезоне вы были на виду, но вам так и не удалось закрепиться.

  • Это был трудный для меня год. Сидеть в запасе в 18 лет очень трудно. Но сейчас моя цель — это больше играть и проводить хорошие матчи.

— Это будет важный для вас год. В ваши 18 лет вам предстоит взять бразды управления «Кастильи», и все внимание будет сосредоточено на вас.

  • Будет трудно, потому что на «Кастилью» также оказывают давление, но я думаю, что я готов к этому. Полагаю, что в прошлом году я добротно исполнил свою роль в команде.

— Прошлый сезон был для вас сумасшедшим. Как вы вспоминаете его?

  • Как сон. Я ни разу не мог представить, что со мной произойдет нечто подобное. Я не играл в «Кастилье», но вдруг Моу переводит меня в первую команду, и я дебютирую в Лиге Чемпионов, чемпионате Испании и Кубке.

— Но сон длился недолго. Вы вернулись в «Кастилью», и у вас было мало игрового времени. Было трудно принять это?

  • Ну, это не было легко и, конечно, повлияло на меня. От матча в Лиге Чемпионов против «Аякса» до того, что затем ты не играешь в филиале, подобную перемену было не очень легко принять. Но я постарался пережить это наилучшим образом и хорошо завершил сезон. В этом смысле было трудно, но незабываемо. Трудно находиться на самой вершине футбола, то есть играть в Лиге Чемпионов или в чемпионате Испании, и затем возвращаться в филиал и не играть за него.

— Что сказал вам Ториль в этот столь тяжелый для вас период?

  • Ториль очень помог мне, потому что он хорошо знает подобные трудные моменты в жизни игрока, особенно когда игрок молод, как было в моем случае. Он сам прошел через такое, когда был игроком, и его советы очень помогли мне понять ситуацию. Я немного успокоился и понял, что у меня еще будет мой шанс.

— Также вам не было легко из-за того, что вас использовали в войне Моу-Ториль. Я не знаю, повлияла ли на вас та скандальная история, когда португалец публично просил, чтобы у вас было больше игрового времени в филиале.

  • Да, я был в эпицентре той истории, и подобные вещи не проходят стороной, но это была команда Ториля, и он ставил тех игроков, которых считал лучшими. От меня требовалось только тренироваться и делать все как можно лучше, когда у меня была возможность играть.

— Как вы пережили свой дебют в первой команде, и та фантастическая декабрьская неделя, в течение которой вы играли в Кубке, Лиге Чемпионов и Ла Лиге?

  • Я не верил. Моей мечтой всегда было играть в Лиге Чемпионов. Я не верил, что играл вместе с этими игроками, что Моуринью говорил обо мне и что Карвалью так заботился обо мне. Я не мог поверить.

— Это правда, что Карвалью относился к вам как отец?

  • Ему не нравилось, что его называли отцом, он просил называть его братом (смеется). Меня удивили все игроки, со стороны они кажутся другими, но внутри команды мы знаем, какие они в действительности, очень добрые и нормальные ребята. Но с Карвалью было все иначе. Я не ожидал, что такой человек с такой карьерой будет так заботиться обо мне, подобным образом, не зная обо мне практически ничего. Он называл меня «ребенком» и давал мне всевозможные советы. Это была большая помощь. Он сказал мне, чтобы я не спешил, что я еще очень молод.

— Полагаю, что Моу будет отдельной главой во всей этой истории. Что он значит для вас?

  • Для меня он навсегда останется особенным человеком, и не только из-за того, что он помог мне дебютировать. Он всегда говорил со мной, давал много советов и снимал с меня напряжение. Я всегда буду помнить его как своего футбольного отца.

— Из всех разговоров с ним какой особенно запомнился вам?

  • Все. Я помню, что накануне ответного матча против «Алькояно» я уже знал, что буду играть. Из-за чего очень нервничал, и в день матча Моуринью спросил меня: «Ты боишься играть на «Бернабеу»?». «Конечно, нет», — ответил я. Так он снимал с меня напряжение.

— Все это произошло с вами в 17 лет. Вам было трудно усвоить это?

  • Это нормально. На 25-26-летнего игрока также влияют подобные вещи, со мной — в 17 лет, но это значило для меня гораздо больше. Словно исполнилась мечта. Моя семья всегда помогала мне.

— Дебют в составе первой команды «Мадрида» сильно изменил вашу жизнь?

  • Начиная с матча в Лиге Чемпионов (он стал самым молодым игроком в истории «Мадрида», который дебютировал в Лише Чемпионов) моя жизнь полностью изменилась. Мои родители очень удивлялись, что у их сына просили автограф.

— Уход Моу означает для вас начать с нуля?

  • Да, я много тренировался с ним, но новый мистер наверняка также даст нам шанс.

— После того, как вы были «ребенком» Моу, вам бы хотелось стать «ребенком» Анчелотти?

  • Любому хотелось бы быть «ребенком» тренера первой команды, но сейчас приоритетная цель — это больше играть в «Кастилье».

Источник: Marca

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: