• 0

  • 208

Итурральде: «Однажды Икер сказал мне: «Больше не суди нас»

25 февраля 2013, 23:32

Наступила неделя двух Класико. Эти матчи будут судить Ундиано Мальенко и Перес Ласа. Как выглядят эти матчи глазами арбитра? Как они справляются с давлением? Ведь они только вида не подают, что волнуются перед ними не меньше футболистов. Откровенничать же могут только, когда завершили карьеру. Сегодня именно тот случай. Эдуардо Итурральде Гонсалес недавно повесил свисток на гвоздь, а сегодня один из самых одиозных арбитров Испании расскажет нам как он пережил свои Класико, с кем из футболистов он дружит, болеет ли он за «Барселону», в чем обвиняли его болельщики и СМИ.

«Класико между «Реал Мадридом» и «Барсой» легче всего судить», — признается Итурральде Гонсалес прежде, чем я успеваю сформулировать какой-нибудь вопрос. При этом не поднимая взгляд с шестиугольного титанового винта, на который он должен надеть зубной протез. Он занимался зубным протезированием до, во время и после судейства, его главной страсти, которую он оставил в прошлом сезоне после 17 лет работы в Примере.

— Легче всего?

— Поверьте мне. Самые сложные матчи для судейства — это те, в которых стоит на кону вылет дивизионом ниже, эти встречи невыносимы. Но Класико, если говорить о судействе, не такие. По крайней мере, те, которые я судил. Фолы были очень очевидными. Другое дело — это давление со стороны СМИ и улицы, потому что это тебе не подвластно.

— Вы судили три Класико. Что чувствует арбитр, когда его назначают обслуживать подобные матчи?

— Подъем.

— В первом Класико вы боялись?

— Я храню фотографию с капитанами команд: Гвардиолой и Санчисом. Перед началом встречи у меня было желание расплакаться. Ты говоришь себе: «Я здесь!». После я удалил Роберто Карлоса за подкат против Фигу на 8-ой минуте матча и оставил «Мадрид» в меньшинстве. Первое мое Класико, мне 27 лет, и я рядом со всеми теми «хищниками». Победила «Барса» со счетом 3:0.

— По факту, с вами «Барса» выиграла все три Класико.

— Да, со счетом 3:0, 0:3 и 5:0. Иначе говоря, 11:0 в пользу «Барсы»! Статистика — есть статистика (пожимает плечами), её никто не может отрицать.

— Вы можете повторить здесь, что вам сказал Икер Касильяс?

— Касильяс — мой хороший друг, но однажды он сказал мне: «Иту, черт, я люблю тебя, охламон, но больше не суди нас, пожалуйста» (смеется). Потому что, помимо всего, за 17 лет моего судейства существует еще одна статистика. Например, наибольшее количество домашних поражений «Мадрид» потерпел со мной, а потом — с моим дедушкой, который тоже был арбитром.

— Вы с дедушкой работали в спорной области…

— Обычно ты слышишь следующие слова: «Ты станешь арбитром только тогда, когда столкнешься с матчами международного уровня, как матчи «Мадрида» против «Барсы». Иначе говоря, когда у тебя появятся проблемы. У меня они возникли с первого же сезона. Я приезжал на «Бернабеу», и люди, конечно, освистывали меня. Однажды ко мне подошел Фернандо Санс, отличный человек, и сказал мне: «Спокойно, я сын президента, и меня освистывают еще больше, чем тебя». Люди обвиняют меня, в том, что я барселонист и антимадридист, но я всех уверяю, что это не так. Я болельщик «Атлетика».

— Вы объявили об этом, когда еще были действующим арбитром.

— Ну, да. Пусть мне не рассказывают, что у арбитра нет любимой команды. Если тебе нравится футбол, то у тебя всегда будет любимая команда. Я скажу вам больше, когда мне приходилось судить «Атлетик» в каком-нибудь товарищеском матче, то это был один из самых худших дней, потому что ты хочешь быть настолько справедливым, что в итоге становишься несправедливым.

Когда меня назначали на матч «Мадрид» — «Барса», то я могу заверить вас, что главное давление я испытывал дома… Мой отец, также арбитр, был ярым фанатом «бланкос». Белая ворона в семье! И это я тоже рассказал Икеру! (смеется).

— Вам никогда не звонили накануне Класико?

— Никогда. Если бы это случилось, то я бы оставил судейство.

— Из трех Класико в каком вам пришлось тяжелее всего?

— Я получил удовольствие от всех трех. По правде говоря, одно было самое сложное. Это было первое из той серии Класико, которые очень накалились. Победила «Барса» 5:0, но для судейства в самом матче ничего трудного не было.

— Моу и Пеп на скамейке. Вы смотрели на них украдкой?

— Я всегда выходил на поле с мыслью, что на птичьем дворе может быть только один петух. И им был я. Тренеры знают, с каким типом арбитров можно более или менее вести дела. Я всегда был страстен, ничего не остерегался, и тренеры знали это.

Но я не намеренно не обращал на них внимания, я просто не слышал их (замолкает). Не понимаю. Смотришь на них по телевизору, как они кричат что-то своим игрокам, но на поле ты ничего не слышишь. Ведь ты очень сконцентрирован.

— Два стиля игры. Как это влияет на работу арбитра?

— Легче судить «Мадрид», чем «Барсу». Как-то Пеп сказал мне: «В нашу пользу ты назначаешь меньше пенальти, чем в пользу «Реал Мадрида». Но ведь для всего есть причины, и я ему рассказал (берет листок бумаги и карандаш и начинает рисовать). «Барселона» очень много работает над атакой. Все команды играют с ней, как в последней матче «Милан» с 10 игроками без мяча. Иначе говоря, «Барса» играет как гандбольная команда: пасует, пасует, разыгрывает треугольники, и когда она видит возможность, отправляет мяч между линиями, стеночка и… Когда это все происходит, арбитр находится в 35 метрах от места действий. И когда случается пенальти, то ты уже не видишь, потому что впереди тебя стоит армия игроков.

И, наоборот, «Мадрид» играет на контратаках с очень быстрыми и вертикальными ходами. Если «Барса» теряет мяч, они убегают в контратаку. Один Роналду, один Пике, поле чистое, ты отчетливо видишь эпизод, если есть пенальти, то ты видишь его. С «Барсой» нам сложнее расположиться, чтобы не притупить игру. Она не такая вертикальная.

— Пожалуй, это главная трудность?

— Ты знаешь, когда «Барса» теряет мяч, то ждешь невероятной контратаки. Например, рассмотрим контратаку Криштиану. 89-ая минута, угловой у ворот «Мадрида», потеря мяча и через 8 с половиной секунд мяч уже в другой штрафной. После того, как ты отбегал весь матч, попробуй уследи за этой бестией. Ты начинаешь думать: если будет нарушение, то пусть будет очевидным, а если нет, пусть лучше забьет.

Еще одна головная боль — это подключения в атаку «Барселоны» по флангу Алвеса или Педрито, к примеру. Поскольку они очень хорошо обучены, они всегда играют на грани оффсайда. В Класико арбитр не желает серых эпизодов. Они несут с собой полемику. Лучше белое и черное.

— Выходит, что на поле вам приходилось слышать всякое.

— Я предпочитал с ними обсудить протесты, чем наказывать за них. Ну, и смотрите, за что я наказывал! Но все дискуссии оставались там.

— Есть футболисты-подхалимы?

— Много, черт побери, очень много. «Эй, Итурральде, как ты сегодня хорошо работаешь», — говорили они мне. Они стремятся позолотить тебе пилюлю, чтобы перетянуть тебя на свою сторону, стараются оказать на тебя влияние. Я вспоминаю Мельи из «Бетиса», который как-то сказал: «Иту, какой ты хороший, ты монстр». А однажды я сказал ему: «Да, ты страшный, заткнись наконец-то».

А также есть те, которые комментируют весь матч. «Бла-бла» с первой минуты: «Ну, и фол, Иту», «будь внимательнее». Я им обычно говорил: «Ты что сегодня диктор на радио?» (смеется).

— И есть те, кто не открывают свой рот.

— А знаете кто? Гении. Жаль, что я не судил Марадону, но остальные, Криштиану, Месси, Ромарио, Роналдинью, Зидан, Роналду, Иньеста проходили мимо меня. Они не разговаривали со мной, они посвящали себя футболу.

— Вы не упомянули Хави?

— Хави, и я говорю это от имени дружбы, несомненно, — еще один гений. Но он принадлежит к категории дикторов на радио во время матча! (заливается смехом). Он тоже ругался со мной. Мне нравилось подшучивать над ними, чтобы снять напряжение, а также потому что есть игроки, которые смотрят на тебя, как на существо, которого они не знают. Я думаю, что у клубов должны быть арбитры, чтобы учить воспитанников с самого детства, как мы работаем.

— Вы говорите, что вы подшучивали над ними?

— Однажды Месси, забив один из тех голасо, по ходу которого он обыграл человек 200, возвращался в центр поля и остановил взгляд на мне. Я ему и сказал: «Эй, не смотри на меня свысока, я сам такие забиваю и много». Он посмотрел на меня, как будто бы сказал: «придурок какой-то».

— А над игроками «Мадрида»?

— Однажды я спросил Хаби Алонсо, можно ли пошутить над Криштиану, и он ответил мне утвердительно. Перед началом второго тайма на «Бернабеу» мы ждали в подтрибунке, чтобы выйти, и я подошел к нему: «Слышь, Криштиану, ну, ты и болтун, слишком много разговариваешь». Он был ошарашен: «Но я никогда не говорю об арбитрах! Я ничего не говорил», — ответил он.

«Да нет же, я не об этом, — ответил я ему. — Как-то в интервью «Марке» ты сказал, что был бы номер один в пинг-понге. Так знай, что номер один в пинг-понге это я». Он посмотрел на меня сверху вниз: «Я номер один на поле и в пинг-понге» и бегом выбежал на поле (смеется). В следующем матче во время разминки он издалека показывал мне жесты из игры пинг-понг.

— Так и не завершилась эта схватка между Криштиану и вами.

— (Смеется). Но превосходный шутник — это Хоакин. В матче «Валенсия» — «Барса» он подошел ко мне и выпалил: «Иту, сделай что-нибудь, а то я только и делаю, что бегаю, и кажется, что только один раз коснулся мяча. Так что сделай что-нибудь, а то я и делаю, что только бегаю».

Но ты знаешь, когда ты можешь шутить. В Класико, если они проигрывают 4:0, этого делать нельзя. Я был редкой птицей в судейском корпусе. В серьезном Комитете я любил жестикулировать. Я не понимаю, почему меня столько терпели!

— И когда-нибудь вы просили прощения за ошибку?

— Да. Я ждал следующего матча, потому что раньше мне надо было посмотреть эпизод по телевизору. Но я говорил: «Сожалею, там не было пенальти, я ошибся». Если я ошибался, то только делал, что должен, фиксируя нарушения, которое видел, без каких-то личных пристрастий. В матче ты должен принять более 200 решений, и если кто-то чувствует, что его засудили, то я прошу прощения. Я ошибся, честно: такова была фраза.

— Что вы думаете о том, что в следующем сезоне хотят ввести пятого арбитра, арбитра, отвечающего за взятие ворот? Вы больше сторонник Платини или Блаттера?

— ФИФА больше выступает за технологии, а УЕФА — за пятого арбитра. У них есть исследования, которые указывают, что в этой ЛЧ было забито больше мячей головой, и было меньше фолов, потому что за воротами есть человек, игрок меньше симулирует и не так часто фолит. Футбол стал чище.

— В таком случае?

— Надо попробовать, почему нет? Мы ничего не решаем. Решают высшие инстанции, и там, главным образом, нет ни одного арбитра. Вы знаете? Мы все принадлежим поколению Canal Plus, где всё видно. Наши руководители не понимают этого, потому что они из прошлого поколения. То, что превосходно видно со всех углов по телевизору, на поле не видно, поверьте мне. Новые технологии нас убивают.

— Неравная битва?

— Танки против рогаток. Представим, ответственность перекладывается с арбитра на другого. Вы представляете, что случится, если на следующий день собрался бы Комитет и, когда он увидел бы по телевизору, что игрока роняют и за это назначают пенальти, у этой команды отобрали бы три очка? Ну, нет, пусть решает арбитр. Пусть он делает то, что никому не хочется.

— Ваш послание Ундиано Мальенко и Пересу Ласа?

— Пусть наслаждаются, это уже потом ты поймешь чего тебе не хватает. Находиться на поле рядом с этими игроками — это уникальный шанс. Я до сих пор не могу понять, что находился в элите в течение 17 лет. Сейчас, когда я смотрю телевизор, я спрашиваю себя: «И я там был?».

— Чего вам не хватило в Вашей карьере?

— Матча «Бока» — «Ривер». Мне рассказывали, что это настоящее давление. Это другой мир. Именно этого мне бы хотелось, намного больше, чем работать на ЧМ.

Источник: Marca

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: