• 0

  • 151

Кака: «Теперь вы знаете как было на самом деле»

15 августа 2010, 9:25

Рикардо Изексон Дос Сантос Лейте, «Кака» (Бразилия, 1982) никогда не лжет. Он убеждает тем, что на каждый, даже самый откровенный вопрос отвечает без запинки, сомнения или малейшего противоречия. Его речь основательна и убедительна. И если ты в чем-то еще сомневаешься, то верное доказательство обмана, является ли твой собеседник циником, — это его взгляд. Бразильский игрок смотрит прямо в глаза, когда отвечает на вопрос. Или он актер, гений метода Станиславского, или он говорит правду. Корреспонденты спортивного издания «Marca» склоняются ко второму варианту…

— Как прошла неделя после того, как вам прооперировали колено?

— Очень хорошо. Да, сегодня ровно неделя со дня операции, и сейчас настало время извлечь положительный опыт из негативной ситуации. Это единственное, что я могу сделать в данный момент.

— И что хорошего можно извлечь из этой травмы?

— Поддержку моей семьи, жены, сына… Пока я не играю, я должен быть спокоен, но когда вернусь, я буду в идеальных кондициях, для меня это важно.

— Как вы себя чувствуете психологически после всей этой путаницы?

— Спокойно. Сейчас приходится ждать, больше ничего не остается делать. Я должен быть спокойным и провести правильную реабилитацию. В такой ситуации помогает спокойствие, которое не так легко сохранить.

— Что говорят ваши сын и жена?

— Моему сыну всего два года, он едва ли понимает, что происходит, но его улыбка и возможность играть с ним дают мне дополнительные силы и поддерживают меня. Моя жена мне передает спокойствие, которое мне очень нужно в сложившейся тяжелой ситуации.

— Можно это назвать полосой невезения?

— Я не верю в невезение, в жизни есть вещи, которые мы должны пройти; я футболист, и каждый день подвергаюсь большому риску. Я просто хотел играть и тренироваться с командой, но со мной случилось несчастье, и я должен принять его. Сейчас важно спокойствие и время для того, чтобы за эти месяцы я многому научился.

— До перехода в «Мадрид» у вас практически не было травм, вы были здоровым игроком. Сейчас же у вас пока не складывается карьера в «Реале». Почему?

— Я всегда заботился о том, чтобы физически всегда быть в форме, потому что в современном футболе это база. Я всегда беспокоился о своем здоровье, но, к несчастью, никто не может избежать травм.

— Каждый раз, когда вы начинали играть, колено, действительно, болело?

— Это колено меня беспокоит с прошлого сезона. И я всегда говорил врачам «Мадрида» и бразильской сборной. Мы подумали, что эти боли были результатом спазмов, вызванных травмой паха. Таким образом мы относились к болям в колене, поэтому для меня это не было серьезной травмой. Затем стало известно о проблеме, и я лег на операцию. Это первый шаг на пути моему возвращению. Операция уже в прошлом. Сейчас настал черед усердно тренироваться, чтобы набрать отличную форму.

— Врачи «Мадрида» и сборной досконально не обследовали ваше колено, когда вы жаловались? Так как, в конце концов, у вас поврежденный мениск и воспаленный хрящ, что едва ли связано с травмой паха.

— Не в этом дело, сначала были мышечные спазмы. И затем в результате этих спазм случаются другие травмы. В конце концов, колено начало сильно беспокоить, и я решил сделать операцию.

— Доктор Мартенс заявил, что против Голландии и Чили вы играли с невыносимой болью. Как вы смогли стерпеть это?

— Я играл, испытывая боли, во многих матчах сезона, не только выступая за сборную, но и за «Реал Мадрид». Помимо колена, боли были также и в других частях тела.

— И вы всегда думали, что эта боль имела отношение к паху?

— Да, так и есть, у меня была травма в паху, и поэтому левая нога меня беспокоила; я думал, что все было связано. Доктор Мартенс — это высочайшего уровня профессионал в своей области, но, полагаю, он немного преувеличил ситуацию. Он говорит, что я не должен был играть на Чемпионате Мира, но профессиональные футболисты, выступающие за сборную, всегда подготовлены к турниру. Говорили, что Ривалдо больше не будет играть в футбол, но он поехал на Чемпионат Мира 2002 года, где сыграл за свою сборную и был одним из лучших. Тот же пример с Роналдо и с другими игроками.

— Если мы примем во внимание слова Мартенса, то получается, что вы подвергли свою карьеру риску.

— Мартенс — настоящий профессионал, но он безосновательно забил тревогу и сильно преувеличил. Поскольку, во-первых, не я всецело ответственен за все произошедшее, и, во-вторых, я не безответственный человек, раз играл, испытывая эту проблему, так как мне разрешили выходить на поле. Сейчас выяснилось, что операция стала следствием нашей невнимательности, но я не безответственный.

— Вы играли, внушив себе, что вы можете?

— Да, мне пришлось убедить себя чтобы играть за «Мадрид» и за сборную. Это так, но я сделал это чтобы помочь моим командам.

— Вы сожалеете, что сделали это?

— Нет, ни в коем случае, я просто хотел защищать цвета моих команд, «Мадрида» и сборной Бразилии. Я хотел помочь, у меня есть обязательство перед ними, поэтому я сделал это. Ты можешь некоторое время убеждать себя, что должен помогать своим клубу и сборной несмотря на боли, но ты не можешь играть таким образом несколько лет. Пришло время остановиться.

— Вас обвиняют в том, что вы уехали на каникулы, не поставив «Мадрид» в известность о своей травме. Как говорите вы, все было не так…

— Это ложь. Когда для сборной Бразилии завершился Кубок Мира, я на неделю отправился на каникулы, потому что мне необходимо было психологически отдохнуть. Я только что провел тяжелый сезон и неудачный Мундиаль, испытывая на себе постоянное давление. Нужно было время как для меня, так и для моей семьи. Затем мой отец отправился в Мадрид, где переговорил с клубом. Он сказал им, что у я был обеспокоен физическим состоянием и что нам бы хотелось вместе с клубом провести целую серию медицинских обследований, которые и выявили, что, в итоге, произошло. Я не желал больше решать проблему, не зная ее происхождение. В Бразилии 15 дней я посвятил различным медобследованиям, иначе говоря, я каждый день ходил в клинику. На каникулах были обследования, обследования и еще раз обследования. Когда я получил на руки результаты всех анализов, я поговорил с клубом, и мы решили встретиться в Лос-Анжелесе. Там собрались вместе врачи, которые обследовали меня в Бразилии, и медицинский штаб клуба. Когда мы все обсудили и обратились к американскому доктору, в течение 48 часов мы решили, что лучшим выходом из сложившейся ситуации станет операция. И это был первый шаг моему возвращению в футбол.

— За 4 месяца ни в Бразилии, ни в «Мадриде» никто не упомянул ваше колено. Не считаете, что подобный секрет, тишина вам только навредили?

— Что подняли полемику, да. Но невозможно каждый день говорить одно и том же. Я не могу сказать, что если бы я сделал своевременное обследование, то все было бы иначе, так как у меня могли бы заболеть приводящая мышца или пах. Сейчас я даю интервью «Marcа», и весь мир будет знать, что произошло на самом деле. То, что я говорю, это то, что мои каникулы были посвящены установлению диагнозов, но сам «Мадрид» должен был знать, почему это произошло.

— То есть не сделать операцию означало бы продлить травму?

— Да, так как невозможно играть равноценно двумя ногами, если у одной из них постоянные боли.

— Вы в курсе всей критики, которая свалилась на вас, и обвинений, которые обрушились на вас из-за того, что вы уехали на каникулы, не известив клуб о своих болях.

— Мне известно об этом. Проблема в том, что люди верят лживым новостям. Сначала меня обвиняли, что я не играл за «Мадрид» намеренно, чтобы подготовиться к Чемпионату Мира, и это неправда. После Кубка Мира люди изменили мнение обо мне, но меня продолжают критиковать. Сейчас говорят, что я не профессионал, что я отправился на каникулы, не поставив клуб в известность о травме колена. Это также неправда, я был в отпуске и каждый день проходил обследование. Прошу, чтобы люди поняли, ситуация, в которой я сейчас нахожусь, намного сложнее, чем кажется со стороны. Я прекрасно понимаю, что клубу очень тяжело, потому что он заплатил огромные деньги за меня и что болельщики негативно воспринимают мои травмы, так как они хотят видеть мои игру на самом высоком уровне, но моя ситуация, на самом деле, очень трудная. Я не мог играть, как умею, не мог показать, на что способен, не мог тренироваться, не мог играть…

Я очень счастлив, что выступаю за «Реал Мадрид», но эта ситуация удручает. Мне, действительно, очень тяжело. Сейчас я сижу с вами, с прооперированным коленом, и знаю, что мне надо пережить 4 месяца чтобы вновь вернуться в большой футбол. И это после тяжелейшего сезона… Никто не может даже представить, как я переживаю.

— Это правда, что в прошлом году вы занимались с утра до вечера, чтобы быстрее восстановиться от травм?

— В течение нескольких недель я тренировался утром, днем и вечером — три раза в день, чтобы восстановиться. Сыграть на Чемпионате Мира — важно для любого игрока, не только для бразильца. Вы завоевали Кубок Мира и знаете, насколько неповторим этот турнир. Но я старался не только для Бразилии, но и для «Реала», отдал все силы чтобы не разочаровать людей, внушил себе, что смогу, и усердно трудился… потому что я обязан «Мадриду» и самому себе. Сейчас хочу набрать лучшую форму.

— Как вы спасаетесь от невероятного давления?

— Вера, семья и мои настоящие друзья мне помогают. Я должен быть спокойным чтобы ясно понимать, что сейчас происходит.

— Моуринью и Вальдано вас поддержали. Что они вам сказали?

— Клуб всегда рядом со мной. Моуринью очень тепло и по-отечески относится ко мне, и он сказал, что он мне поможет вновь стать номером один в футболе. Он меня очень поддерживает.

— Вы собираетесь стать лучшим в мире?

— Думаю, что я стану номером один. Сегодня трудно говорить об этом, но полагаю, что я добьюсь успеха в «Мадриде». Я убежден в этом.

— Какой у вас имеется план, чтобы вновь стать лучшим игроком мира?

— Очень простой — усердно тренироваться. Но сначала курс физиотерапии, чтобы набрать сил.

— Сколько часов в день вы тренируетесь чтобы вернуться играть?

— Сейчас физиотерапия проходит достаточно пасивно, поэтому я занимаюсь только по 5 часов в день. 2,5 часа — утром, и 2,5 часа — вечером. Когда начнется самый трудный этап реабилитации, буду тренироваться больше.

— Сейчас разговоры только о колене, но у вас также травма паха. Она беспокоит вас?

— Все под контролем, потому что пах начинает болеть, когда делаешь усилие. Эта травма также со временем пройдет.

— Боитесь, что пах снова начнет доставлять вам проблемы, когда вылечите колено?

— Надеюсь, что нет! Надеюсь избавиться от всех болей, которые отдалили меня от большого футбола. Я играл практически все игры через боль. Пусть люди это понимают.

— Вы разговаривали с Флорентино?

— Да, он мне сказал, чтобы я был спокоен и чтобы восстанавливался. Он хочет, чтобы я вернулся полностью здоровым.

— Говорят, что вы один из любимчиков президента.

(Смеется). Клуб чудесно ко мне относится. Они могли по-другому отреагировать, но они очень поддерживают меня, дают свою любовь, и это меня успокаивает.

— «Реал Мадрид» — это команда всей вашей жизни?

— Это одна из команд моей жизни. Думаю, я играл в лучших клубах мира. Мне выпал шанс выступать за «Мадрид» и за «Милан», и я не хочу играть в другом месте. Как ни странно, с «Мадридом» меня связывает предыстория, еще до моего перехода сюда. В 2002 году я приезжал на «Бернабеу» чтобы принять участие в матче Столетия, затем в течение трех лет говорили о моем трансфере… У меня всегда было особенное отношение к «Реалу», даже, когда я еще не играл здесь, поэтому мне так тяжело сейчас: я официально футболист «Мадрида», но не могу играть.

— «Реал Мадрид» — это самый великий клуб, за который вы когда-либо выступали?

— Да, у него невероятный размах в любой области, никто не может сравниться с ним.

— Что вам говорят болельщики?

— Они очень помогают мне. Когда они меня видят, они кричат «мужайся, бодрись», «мы тебя ждем», «мы тебя любим», также они выражают свою поддержку в Twitter.

— И что вы скажете болельщикам «Мадрида»?

— Что я даю это интервью от чистого сердца, что это правда, что я жажду вернуться показывать футбол высокого уровня и выигрывать с «Мадридом». Хочу, чтобы они поняли, что сейчас я переживаю не самый лучший период времени, и я прошу их, чтобы они продолжали передавать мне свою теплоту и любовь. И я отблагодарю их сполна.

— Кто из Бразилии звонил и поддержал вас?

— Много бразильских артистов. Марко Луке, из бразильского CQC, Сержинью Броснан, Лусиану… Также мне звонили мои друзья, Бекхэм, Рауль, Индзаги, Амброзини, Галлиани…

— Карло Анчелотти звонил вам?

— Да, он мне позвонил и также сказал добрые слова. Только мы больше ни о чем не говорили, правда. Пусть никто ничего не подозревает (смеется).

— И Пеллегрини?

— Нет, он мне не звонил.

— В эти дни много молитесь?

— Да, молитва всегда мне помогала. Когда есть время, я молюсь и читаю Библию, и это мне помогает.

— И когда вы читаете Библию?

— Библия всегда со мной, даже на сборах. Нет определенного времени, просто всегда улавливаю минутку для прочтения молитвы.

— И что вы сейчас просите у Бога?

— Чтобы дал мне терпения и сил, потому что бывают тяжелые дни. Сейчас мне очень трудно, но, как я сказал раньше, мы должны пережить в жизни все. Я должен извлечь все самое хорошее из этого опыта.

— В Антверпен вас сопровождали ваш отец и жена. Вы просили, чтобы они были там?

— Не надо даже просить. Мы очень близкая семья, и никто не сомневался ни секунды ехать в Бельгию или нет. Для меня важно, чтобы они находились рядом со мной, потому что они меня поддерживают и придают сил, в которых сейчас я так нуждаюсь.

— Как вы провели это нескончаемое путешествие из Лос-Анжелеса в Антверпен?

— Поездка была длинной и изматывающей. Со мной поехал врач «Мадрида», Карлос Диес, и мы едва ли могли поспать. Я был удручен из-за того, что мне пришлось покинуть сборы, чтобы сделать операцию. У меня огромное желание играть, поэтому я так страдаю.

— Эта поездка останется в вашей жизни худшим воспоминанием?

— Возможно, да. Она была затяжной, и я не сомкнул глаз. Просто не мог. Беспокоился, нервничал и был раздражен всей этой ситуацией.

Источник: Marca

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: