• 2

  • 430

Кларенс Зеедорф: «Ни одна команда не обладала таким коллективным интеллектом, как «Мадрид» 1998 года»

6 июня 2017, 14:16

Примечание. Это интервью Кларенс Зеедорф дал перед финальным матчем Лиги чемпионов между «Ювентусом» и «Реал Мадридом». Но интервью от этого не теряет в актуальности. Зеедорф рассказал о себе, о том финале 98 года, о Мадриде и вообще.

Кларенс Зеедорф, единственный игрок, выигравший Лигу чемпионов с тремя разными клубами, вспоминает об амстердамском финале против «Ювентуса» с Зиданом, выступавшим тогда в составе итальянского клуба.

Кларенс Зеедорф (Парамарибо), говорит, что не помнит своих прошлых подвигов. Футболисту, имеющему в своём послужном списке рекордное количество Кубков Европы в его нынешнем формате, привычнее искать сильные эмоции в будущем, делиться воспоминаниями тяжелее, чем разгружать вагоны. Но он убеждён в одном: ни «Аякс» Ван Гааля, ни легендарный «Милан» Анчелотти и Капелло не обладали таким характером, как тот клуб, что вышел биться за главный европейский титул 20 мая 1998 года, и завоевавший его в итоге Ла Септиму. Тот вечер изменил историю взаимоотношений между «Реал Мадридом» и «Ювентусом», он был похож и не похож на другие великие финалы.

Вопрос: Помнишь забитый гол? Перуцци выбрасывает далеко вперёд мяч на Индзаги, Йерро, перехватывает передачу, приняв мяч на грудь, отдаёт пас Раулю налево, тот переводит мяч тебе направо. Ты принимаешь пас, и тебя встречает Пессотто и выбивает мяч в аут. Пануччи вбрасывает аут, Роберто Карлос прикладывается к мячу, как он умеет, отскок на Миятовича, который забивает гол.

Ответ: Единственное, что чётко помню из той игры, это как арбитр даёт финальный свисток и мы празднуем победу! А у меня в тот момент была одна цель – суметь завладеть мячом, чтобы забрать его в качестве сувенира!

В: Ты – единственный футболист, сумевший выиграть ЛЧ с 3-мя разными клубами. Что особенного было 1998-м?

О: Оказаться в «Реал Мадриде» — это мечта любого мальчишки. А войти в историю, выиграв такой трофей после 30-летнего перерыва, стало событием очень особенным. На тот момент «Ювентус» считался фаворитом, а нас весь сезон преследовали какие-то неприятности. Но та команда была рождена, была сформирована, чтобы оставить свой след в истории.

В: В 1998-м тебе было 22 года, а ты уже успел выиграть Лигу чемпионов в составе «Аякса» в 1995-м. Как тебе дался переход от тактических схем Ван Гааля к Капелло и Хайнкесу?

О: В «Аяксе» мы играли с одинаково с 10-ти лет. Делали то же самое, что прививали голландцы в «Барселоне». Когда ты находишься в группе хороших футболистов, эта философия попадает на благодатную почву, сдобренную огромным индивидуальным талантом. В «Мадриде» я столкнулся с явлением, которое я бы не назвал обыденным. В составе команды играли футболисты из семи разных стран, объединённых Капелло летом 1996 года. В команде была прекрасная «химия», всё работало как часы. Основной задачей тренера стало изменить индивидуальное сознание игроков так, чтобы они прониклись единой коллективной идеей. И даже после ухода Капелло мы продолжили движение в этом направлении. С Хайнкесом у нас сложились хорошие отношения, он сам по себе – очень хороший человек, но у него не всё было гладко с руководством. Эти сложности происходили от проблем в Ла Лиге. С Хайнкесом, пожалуй, отношения были более человечными. А профессионализм игроков помог нам дойти до финала и выиграть его.

В: Слово «самоупроавление» вошло в моду той весной. Неужели команда в значительной степени управлялась такими персонажами, как Йерро, Редондо, Рауль, Пануччи?

О: И Миятовичем, и Роберто Карлосом, и Шукером!.. Был мужской коллектив, группа голодных до титулов спортсменов, понимавших, чтó необходимо было делать. У каждого был характер. Самым невероятным было то, что коллективный интеллект той команды был так высок, что помог нам достичь такого уровня взаимопонимания, что без слов мы приходили к наилучшему решению для нас всех. Хотя случались и размолвки, и драки, но всё это разрешалось таким образом, что не вредило нашему взаимодействию на поле. Происходившие конфликты нас закалили, это стало особенностью той команды. Во всех командах бывают свои сложности. И я знаю, какими разными бывает поведение в раздевалке, когда надо их преодолевать, и решать проблемы. Ни в каком другом клубе на протяжении моей карьеры коллектив игроков не управлялся сам собой лучшим образом.

В: Ни «Аякс» Райкарда. Блинта и Де Бура, ни «Милан» Мальдини, Костакурты и Пирло?

О: Нет.

В: Твоим напарником в центре поля был Редондо, игрок с очень сильным характером. На вас двоих опиралась игра. Как вам удавалась взаимодействовать?

О: После двух недель совместных тренировок мы стали понимать друг друга с полуслова. Мы пришли к тому, что нам лучше располагаться не на одной линии: он был чуть ниже, а я – чуть выше. Но главным залогом успеха стало то, что ни он, ни я не боялись в любой момент взять игру на себя. Играть вместе с Редондо было настоящим чудом.

В: Что ты помнишь о защите «Юве», с тремя центральными и двумя фланговыми защитниками?

О: Линия защиты того «Ювентуса» похожа на нынешнюю. Липпи часто играл в три центральных защитника, затем они вернулись к четырём игрокам обороны, Конте частенько ставил трёх, и Аллегри не чурается этой схемы.

В: Какой элемент игры можно назвать отличительной чертой «Юве»?

О: Они всегда стремятся поддерживать ядро команды, состоящее из очень опытных футболистов. И эти игроки доводят до новичков, чтó значит защищать цвета этого клуба. У клуба очень солидная база в лице клана Аньели и предприятия «Фиат», по образу которого строятся дела и в клубе. Всё базируется на высоком профессионализме. Очень немногие клубы могут позволить себе вести дела так, как это делает «Ювентус». Во главе угла всегда стоит план, а затем решается, ктó этот план будет воплощать в жизнь. Они продают своих лучших футболистов, если видят в этом выгоду. Они продали Зидана и продолжили побеждать. Они отпустили Дель Пьеро и продолжили выигрывать. Ушёл Пирло, а они опять в финале. Их можно поздравить.

В: В финале 98-го «Юве» постоянно пытался забрасывать мяч вперёд, Пирло постоянно искал передачами Индзаги. Но большинство их оказались прерванными Йерро.

О: Йерро был главным лидером. В том матче наша защита сделала что-то невероятное. И не забываем о том, что в мы тогда сумели отобороняться в итальянской манере. Мы что было сил боролись за каждый отскок мяча.

В: Ты заменил Массимилиано Аллегри в «Милане» в середине 2014-го, когда команда боролась за выживание в Серии А. Прошло 3 года, и Аллегри во второй раз выводит свою команду в финал Лиги чемпионов. Как можно оценить его работу в «Юве»?

О: Я всегда считал его хорошим тренером. Когда он переходил из «Кальяри» в «Милан», это был совсем не тот «Милан», в котором игра когда-то я. В клубе начался период перестройки, и тренеру было непросто строить команду после завоевания «скудетто» и продажи стольких важных игроков, таких как Сильва и Ибрагимович. В «Милане» он приобщился к тому, что такое тренировать великий клуб. И теперь в «Ювентусе» он имеет стабильность и надлежащую организацию. Заменить Конте, выигравшего столько, было непросто. И он достойно продолжил его дело, выйдя в финал ЛЧ уже во второй раз.

В: Ты согласился работать в «Милане» в разгар кризиса, и при тебе клуб завершил сезон с показателем 2,85 гола за игру. Как удалось добиться этого?

О: Главным шагом было вывести игроков из-под прессинга, который неизбежно появляется в любом большом клубе, когда не достигается ожидаемый результат. Надо было дать им почувствовать себя свободными. Когда футболист ощущает себя свободным, играет лучше. Мы выполнили критический анализ, но представили его в косвенной форме, отобрав видео с лучшими моментами всей команды, отдельных игроков и игровых линий. Мы создали доверительную атмосферу. Было очень важным, чтобы каждый чётко представлял свою роль в общей системе. Это было первым шагом. Необходимо открыто сказать, на каких игроков делается основная ставка. Потому что это даёт спокойствие. Включая тех, кто остаётся на скамейке запасных и даже на трибуне. Каждый должен представлять себе свою роль и, исходя из этого, оценивать свои возможности.

В: У тебя удивительная игроцкая карьера. Тебе довелось играть под началом таких тренеров, как Ван Гааль, Райкард, Эрикссон, Капелло, Дель Боске, Липпи, Анчелотти, Хайнкес… Если перечислять страны: Голландия, Испания, Италия и Бразилия. Теперь тренер – ты. Какова твоя тренерская философия?

О: Первое, чему должен научиться тренер – это культуре поведения в обществе, а также понимать цели клуба и его политику, ведь клуб — клубу рознь. Основная задача – чётко представлять, как ты собираешься играть и по каким правилам. У меня, например, никогда не было предсезонки для определения этого. А ведь предсезонка – это важнейшая составляющая тренерской работы, время, когда ты можешь поговорить с игроками, понять их манеру мышления, изучить, когда они хорошо чувствуют себя на поле, и донести до них свою философию, своё представление футбола. Всё это достигается в общении. Дальше, на поле, прорабатываются с помощью многократного повторения различные приёмы атакующих или защитных действий. Тренер прививает игрокам своё видение футбола, а игроки в свою очередь интерпретируют во время матчей то, что они усвоили. И на этой работе базируется работа с командой, она помогает двигаться, когда возникают трудности. Эта база помогает игрокам играть без мяча, когда возникают сомнения. В мою бытность игроком мне нравилось, когда тренер обозначал отправные моменты в основных направлениях игры, например, как переходить из обороны в атаку. Надо держаться своей линии. «Барса», «Мадрид» или «Бавария», выигрывая или проигрывая, всегда придерживаются своей игровой философии. И вера в свою философию позволяет сохранять свою сущность. Когда достигается это, результат становится вопросом времени. Мне как игроку ясное представление таких вещей всегда очень помогало.

В: Какой футбол тебе нравится?

О: Мне нравится длительное владение мячом и построение игры от обороны. Но если соперник осуществляет большой прессинг, ты должен уметь действовать более вертикально, направляя мяч быстрее вперёд нападающим. В итальянском футболе я усвоил правило: наилучший путь к воротам соперника – кратчайший.

В: Кто из тренеров оказал на тебя наибольшее влияние?

О: Как игрока меня всегда интересовала тренерская кухня. С Капелло, Анчелотти и Ван Гаалем у меня до сих пор прекрасные отношения. Каждый из них заложил в меня часть базы, и к любому из них я могу обратиться, если нуждаюсь в совете. Однако, у меня своя манера обдумывать управление командой. Она отличается акцентом на личное общение.

В: Когда ты говоришь, что тебе нравится строить игру от обороны и длительно контролировать мяч, ты думаешь о линиях паса между центральными защитниками и плеймейкерами?

О: В «Аяксе» 20 лет назад мы уже делали то, что затем Гвардиола так хорошо организовал со своими впечатляющими исполнителями Это очень хорошая философия, но если соперник, проанализировав твою игру, заблокирует твоих плеймейкеров, у тебя должен быть план Б. Ты должен найти кратчайший путь к воротам соперника. Но если на этом пути тебе приходится обыграться с кем-то из партнёров, отдаёшь мяч партнёру, ведь главная цель – это победа. Никто не присудит 3 очка за 80% владения мячом. Очки даются за забитые голы. Это я лучше всего осознал в Италии. В Голландии и Испании голы чаще становятся результатом преимущества во владении, поэтому мы там зачастую довольствовались лишь этим. Луис Энрике должен был менять игру, искать больше вертикальности, потому что другие анализируют твою игру. Для этого и нужен план Б. Я хочу, чтобы матчи игрались под диктовку моей команды. А для этого команда должна быть опасной в каждой атаке, потому что это заставит соперника нервничать. Не существует хороших и плохих способов понимать футбол. Мне нравится диктовать свою игру. И когда я говорю об этом, я имею в виду не только клубы-гранды. Подобные действия не возбраняются и середнякам: для клуба, желающего использовать более эффективно свой состав, правильнее стремиться доставлять мяч от вратаря нападающим быстрейшим образом, а игрокам стараться поменьше возиться с мячом, даже если они владеют чудесами обводки. Одной из главных задач тренера является рост игроков. Но если они не вступают в контакт с мячом, будет трудно достичь нужного уровня доверия, позволяющего им играть на своём уровне.

В: В твоём «Милане» были игроки с очень плохой репутацией, таких как Балотелли. И тебе удалось приструнить их. Как это удалось?

О: В мире футбола часто торопятся с навешиванием ярлыков. И иногда игрокам приходится отвлекаться на ненужные действия, чтобы доказывать, кем они являются на самом деле. Когда я пришёл в «Милан», у Балотелли было 7 жёлтых карточек с начала сезона, и мне удалось изменить эту статистику радикальным образом. Мы с ним много общались после тренировок. Очень важно узнавать людей поближе. Я постарался донести до него, что значит быть профессионалом, совершать важные для команды действия. Мне не хватало 24 часов в сутках, чтобы делать всё, что было нужно. Невозможно посвятить каждому игроку по 10 часов в день, но некоторым игрокам это крайне необходимо. И ответственность в этом случае лежит на тренере.

В: Тебе хотелось бы тренировать в Испании?

О: Ещё спрашиваешь! Очень! В Испании я всегда чувствую себя как дома. Был интерес ко мне со стороны некоторых клубов, но вопрос упирался в мой не самый большой опыт. Эту песню, похоже, поёт весь мир. Жаль. Потому что мы видим достаточно примеров, когда люди без тренерского опыта демонстрируют чудеса в управлении командой, именно потому, что очень умело пользуются своим игроцким опытом, способны адаптироваться на новом месте и очень быстро всему учиться. Зидан получил возможность работать на тренерском мостике «Мадрида», обладая намного меньшим тренерским стажем, чем его предшественники. Даже меньшим, чем есть у меня. И проявил себя блестяще. Гвардиола возглавил «Барсу», придя прямиком из филиала. Райкард возглавил сборную Голландии, не имея малейшего опыта на этом уровне, а затем выиграл Лигу чемпионов с «Барсой», Сакки возглавил «Милан», когда его не знал практически никто, а Капелло пересел на тренерскую скамейку из кресла телекомментатора и выиграл всё, что только можно. Недостаток тренерского опыта — это вредоносный предрассудок, который очень мешает начинающим наставникам. Ведь невооружённым глазом видно, как много тренеров с продолжительным стажем делают свою работу откровенно плохо, но пара удачных сезонов в их багаже позволяет им рассчитывать на бóльший интерес со стороны потенциальных работодателей. Я убеждён, что клубам надо активнее выходить на контакт, знакомить претендентов со своими проектами, выслушивать мнение претендентов и полагаться на свои ощущения от контакта. Ведь иногда возникает ощущение того, что стороны нашли друг друга. Это же очень важно. Я надеюсь на это. Запасясь терпением. Думаю, что будет хорошая возможность. В Европе, в хорошем клубе показать, на что я способен.

В: Почему ты считаешь, что готов для этого?

О: Я же изучал менеджмент! У меня очень приличное образование. На сегодняшний день очень важно иметь представление о том, как управляется спортивный клуб, уметь работать со СМИ, с футболистами, каждый из которых особенный персонаж, несущий свою социальную миссию. И это тоже надо понимать. Но самое главное, что я в силу возраста имею преимущество, так как у меня с нынешним поколением игроков незначительная разница в возрасте. Я играл с некоторыми из тех, кто выступает поныне. Это моё преимущество. Мы говорим с ними на одном языке.

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: