• 0

  • 412

Луиш Фигу: «Зидан сделал всё лучше, чем кто-либо»

13 сентября 2016, 23:35

Первый галактико, обладатель Золотого Мяча 2000 года, легенда португальского футбола, просто великий Луиш Фигу вспоминает в интервью для As, приуроченному к матчу Лиги чемпионов между его родными «Спортингом» и «Реал Мадридом», свою карьеру в обоих клубах и рассказывает множество интересных историй из своей прошлой и нынешней жизни:

Как твоя жизнь складывается теперь?

— Сейчас я не работаю ни с одним клубом. Только состою в футбольной комиссии УЕФА и ФИФА. Мы открыли несколько футбольных академий в Китае, Флориде и начали проект по развитию футзала в Индии. Еще, конечно же, у меня есть мои собственные бизнес-проекты и мой фонд.

Очевидно ты весьма активно проводишь время.

— Как сказал мне недавно один мой бывший товарищ по команде, когда ты профессионал, клубы управляют твоим временем. И когда ты завершаешь карьеру, то учишься распоряжаться им сам. И если тебе нечем заняться после окончания карьеры, то шок будет еще большим.

Ты все еще хочешь быть президентом ФИФА? 

— Не знаю что будет завтра, но сегодня президент ФИФА Инфантино, я его поддержал. Нужна была смена в структуре. Много говорили о коррупции, только не было доказательств.

— Чему бы ты посвятил себя, если бы не стал футболистом?  

—  Изучал бы что-то из области медицины. Возможно изучал бы маркетинг, рекламу или языки…

—  На скольких языках ты говоришь? 

— Португальский, испанский, итальянский, английский…

А как ты выучил английский? Ты же не играл в Премьер-Лиге…

—  В Португалии люди привыкли быть очень гостеприимными для туристов…

— Так вот как ты его выучил!

— Не без этого (смеется). И еще одна важная вещь – в моей стране фильмы показывают на языке оригинала, это тоже очень помогает.

Чем занимаются твои родители? 

— Мой отец работает в супермаркете, мама – швея на фабрике. Они скромные и трудолюбивые люди.

— Что ты купил на свою первую большую зарплату? 

—  Дом для родителей, и все еще продолжаю платить за него…

— Он до сих пор твой? 

— В нем живет мой отец.

— Какие воспоминания у тебя остались о «Спортинге»?

— Лучше некуда. Я был там с 12 до 22 лет. Всему там научился.

У «Спортинга» отличная кантера?

— И всегда была. Можно сравнить со школой «Аякса», несмотря на другую философию игры. Сначала кантера воспитала Паулу Футре. Потом меня, Симау. Потом Криштиану, Нани…

С кем ты играл в первой команде «Спортинга»? 

— Это была шикарная команда! Балаков, Юсковяк. Потом купили Паулу Соузу, Пачеко из «Бенфики». Бразильцев Луизиньо, Венанзио… Еще играл вместе с Карлушем Мануэлем, Дугласом… Не успел поиграть, еще был ребенком, но у меня есть фотография с Райкардом. Меня тренировали Бобби Робсон, Кейруш…

Ты помнишь как вы играли в Кубке УЕФА против «Реал Мадрида» в сезоне 1994/95?

— Я плохо помню в точности как все тогда было, но да, это был исторический момент.

Тогда ты впервые играл на «Бернабеу»? 

— Уже не помню чувств, которые тогда испытывал, только то, что мы хорошо играли.

А что ты помнишь о «Барсе»?

— Никто не услышит от меня ничего дурного о «Барселоне», несмотря на то, как все у меня с ней закончилось. Я провел там прекрасные годы. Я там очень вырос как игрок. Я наслаждался теми 5-ю годами, которые провел там. От своего прошлого я не отрекаюсь. Благодаря этому я стал настоящим профи. Я могу говорить только хорошее.

— “Бланкос, плаксы, поприветствуйте чемпионов…» …

— Ну нет, это было подтрунивание, потому что в том году мы выиграли два трофея, но в прессе постоянно точились разговоры о том, что нам якобы помогли арбитры… Это уже анекдот. Глупость.

— Твоим тренером был Кройфф.

— Мне повезло встретиться с ним. Я познакомился с его философией, которая и 30 лет спустя все еще актуальна. И для игрока атаки было настоящим удовольствием тренироваться под его руководством. Тренировки всегда проходили с мячом, это была фантастика.

— Какой была его работа?

— Он был особенным. В тактическом плане у него был свой язык, у него все были номерами: «Семерка, 9, 11!».

— Можно ли сравнить его с Гвардиолой?

— Пеп – ужасный перфекционист, помешанный на футболе. Когда он играл, я отметил для себя, что ему нравится управлять…

— И это нормально для товарищей по команде?  

— Это было доказательство, что он хочет все делать хорошо, что хочет побеждать. Так руководить командой, так выкладываться в «Барсе» или «Мадриде», приводит к ужасному износу. Один год в «Барселоне» — три или четыре в любой другой команде.

Потому-то Рауль и король…

— Все знают, что он значит для «Реал Мадрида». Он был примером для всех, для всех кто оставался, и для всех, кто уходил.

Почему ты принял решение перейти в «Реал Мадрид»?

— Это дело прошлого…

— Есть что-то чего люди еще не знают?  

— Надо послушать версию Нуньеса.

Как ты узнал об интересе «Мадрида»?

— Мой агент сказал, что один кандидат в президенты «Мадрида» заинтересован во мне. Флорентино тогда никому не был известен в мире футбола. И с того момента все начало набирать обороты.

И что случилось, когда его выбрали? 

— Я ничего не подписывал. А вот мой агент – да. Я был в тот момент на каникулах в Серденье и ничто не убеждало меня совешить этот шаг.

— Ты не был убежден в этом?

— Из-за того, что происходило в тот момент. Тем летом у «Барсы» тоже были выборы и Гаспар делал все возможное, чтобы я остался.

И какой была развязка этой истории? 

— Мой агент приехал в Серденью, чтобы меня убедить. Оттуда я отправился в Лиссабон, чтобы войти в курс дела, в тот же вечер я решил освободить моего агента от договоренности, которая у него была с «Мадридом».

Нуньес не сделал ничего, чтобы ты остался?

— Думаю, что когда я говорил с ним, он подумал, что это мой способ шантажировать клуб и выбить себе лучшие экономические условия.

— Голова не кружилась от того, что ты сделал?

— Это был важный шаг. Я знал, что приход в «Мадрид» поможет завоевать мне больше престижа и титулов. И получить лучшие экономические условия. А также признание, потому что я разгневался, что мой труд не получил признания. И я сказал себе: «Ок, я сделаю этот шаг»…. Но когда дело принимает такой серьезный оборот, то ты говоришь себе… Ёшкин кот!

Ты заставил землю содрогнуться… 

— Когда ты должен принять решение, ты принимаешь решение. Я всегда выкладывался на полную, в каждом клубе, за который играл. Но когда ты чувствуешь, что тебя не признают, не слушают, говорят одно, да пошли они в з…

Ты спал той ночью, перед тем, как надеть футболку «Реал Мадрида»? 

— Я всегда хорошо сплю…

— И даже после того матча на «Камп Ноу»? 

— Еще до матча атмосферу основательно подогрели, а во время потеряли контроль над происходящим. Хорошо, что не случилось ничего экстраоринарного, но вот то, как ее подогрели, вызывало мое беспокойство.

Что беспокоило тебя больше всего из того из сказанного тогда в каталонской прессе?  

— Сложно принять, когда пресса набрасывается на твою семью. Остальное не имеет значения. И если пресса чувствовала себя чем-то обиженной, то думаю, я не тот, кто начал это.

Ты не сразу увидел голову свиньи на поле? 

— Не видел, не видел…. Столько всего бросали на поле. Даже бутылку JB…

Был ли Фигу последним великим экстремо футбола?  

— Нет… «Барса» и сейчас играет с экстремос, и команды Гвардиолы тоже. Разве что без таких характеристик, как у меня… Ну может быть их просто стало меньше, но ведь все еще есть – мне нравится Дуглас Коста, Азар, Хесус Навас, Лукас Васкес… Мне нравятся игроки, которые не боятся идти один на один. А еще есть Криштиану и Бейл… очень быстрые игроки!

— Ты чувствуешь, что с твоим приходом началась новая эра в «Реал Мадриде»?  

— Да, я был первым галактико, так что мне достался весь геморрой… (смеется)

— Почему ты так говоришь?

— Да нет, это шутка… Говорю так, потому что стадион не был так прекрасен, в зоне для послематчевых интервью тоже все было не так прекрасно…

Да?

— Ну, были сложные моменты, но это было отлично. А когда побеждаешь, еще лучше.

Когда пришел Зидан, Флорентино действительно сказал тебе, чтобы ты чаще отдавал ему передачи? 

— Это такая глупость…   Смотри, вышла новость, и на следующее утро на тренировку пришел Миньяно и говорит: «Я посмотрел статистику последнего матча, вы оба больше всех остальных сделали передач»…

С кем тебе было удобнее всего играть на поле?

— С Раулем, Морьентесом, который для меня был просто золотой жилой… С Зиданом, Роберто Карлосом, Сальгадо, который всегда был рядом. Йерро! Я постоянно ругался с ним, потому что он не отдавал мне мяч (смеется).

— Как сложились твои отношения с Дель Боске?

— Очень хорошо. Он всегда был очень правильным, очень благоразумным человеком. Он идеально вписывался в «Реал Мадрид», потому что знал его как никто другой. Мне по-настоящему повезло, что когда я перешел в «Мадрид» он был моим тренером. Он был точкой равновесия, умел решать некоторые ситуации как никто другой.

Существовала ли ревность среди галактикос? 

— Не думаю. Если бы так было, мы не смогли бы играть вместе, и у нас бы не было до сих пор таких замечательных отношений. Каждый прекрасно знал свое место и работу.

— И с кем ты до сих пор поддерживаешь отношения?  

— Да со всеми. Дэвид, Рауль, Рони, Зизу. С Йерро много говорю.

Тогда опиши мне одним словом. Фигу. 

— Трудяга.

Роналдо.

— Реализация.

Рауль.

— Победитель.

Зидан.

— Красота, эстетика. Он был так элегантен…

Как и ты. И Бекхэм?

— Класс и профессионализм. Отличные ребята.

— О чем ты думал, когда их покупали?

— Да нет, только хорошее. «Мадрид» усиливался каждый год. Я думаю, что мы были совместимы, потому что были очень разными…

Почему тогда тот «Мадрид» распался?

— Ну, не знаю. Возможно, потому что произошло смешение разных идей, отличных от тех, что были от начала. Не были покрыты нужды команды.

Это плохо, когда у команды нет спортивного директора?

— Тут дело в том, что значит быть спортивным директором «Мадрида»… «Мадрид» покупает лучших. Действительно важно покупать их, это базовая философия футбола, но важно покупать тех, кого требуется. Но если ты покупаешь просто известные имена…

Тогда в чем принципиальная ошибка Флорентино?

— Лично для меня, ошибкой было проводить предсезонную подготовку вдалеке от дома. Когда спортивная часть уступила коммерческой. Была в этом необходимость или нет. Не знаю. В те времена с каждым разом этого было все больше. Очевидно, что это не помогло команде в спортивном плане.

— “Один из игроков просто невоспитанный человек». О ком тогда так сказал Флорентино?  

— Не знаю. Нужно спросить у него.

Ты разочарован тем, как он распрощался с тобой? 

— Для меня это в прошлом, но конечно же, я надеялся, что уйду иначе. У меня есть одна идея почему я ушел. Во-первых, потому что не играл… Но я также знаю, почему не играл. И начиная с того момента я решил искать свое счастье, и не искать проблем, потому что хотел спокойствия. Я предпочел искать счастье на стороне. Доказать, что мог остаться.

— Ты говоришь, что знаешь почему не играл.

— Это было немного странно, потому что я привык всегда играть. Мы выиграли у «Альбасете» перед Класико. Всю неделю я не играл в матчах на тренировках. И в том матче не сыграл, а потом ушел.  Я больше не чувствовал себя полезным.

— Это была первая сломанная игрушка Флорентино?

— Ну, я был первый, кто ушел, да. Вышло не очень хорошо, но я не скажу на счет слованной игрушки… Но я пришел первым, так что судьбой было уготовано и первым уйти.

— Тебя сильно удивило то, что Зидан стал тренером?

— Он сделал это просто феноменально. Так сложно взять команду посреди сезона и сделать ее чемпионом, бороться за Ла Лигу до конца. Он сделал это лучше, чем кто-либо.

— Ты видишь в Рауле будущего президента клуба?

— Не знаю. Он бы хотел вернуться в свой клуб. Но иногда решения зависит от семьи, момента. У меня нет сомнений, что однажды он захочет этого. Сейчас, через два года, четыре…

А ты захотел бы вернуться?

— Не думаю об этом. Возможности появляются в жизни тогда, когда должны появиться. И потом ты решаешь, да-да, нет-нет. Мне нравится чувствовать себя полезным. Вместо того, чтобы быть где-то просто чтобы быть, я предпочитаю остаться дома на диване. У меня есть свое мнение, личность… Иногда это мешает тебе быть в некоторых положениях. Но что должно произойти, произойдет.

— Ты получил какое-нибудь предложение от клуба?

— Нет, нет, нет…

— Когда ты в последний раз говорил с Флорентино?

— На последнем матче ветеранов.

— Что он тебе сказал?

—Мы поприветствовали друг друга, все было хорошо…

— Какие отношения у вас с Криштиану?

— Думаю, хорошие. С моей стороны точно. Я не вижусь с ним часто здесь, но у каждого своя жизнь. Я слежу за ним с уважением и рад тому, что он делает.

— Какую бы черту ты выделил бы в нем?

—Каждый год он становится лучше, улучшает свои же показатели… Впечатляет все, что он делает с тех пор, как пришел в клуб, он постоянно что-то завоевывает. Он творит историю футбола.

— Он лучше Эусебиу?

— Я не видел как играл Эусебиу. Но из-за уважения к нему, из-за того, что он был первым великим португальским футболистом, великим игроком, который так много значит для Португалии, из-за привязанности, которую я к нему испытываю, из-за советов, которые он давал мне… то именно его я и поставлю на первое место. Но это все относительно. Каждый творит свою историю в разную эпоху. Если брать только числа, то Криштиану превзошел всех…

Источник: As.com

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: