Президент УЕФА Мишель Платини принял в своей штаб-квартире в Нионе представителей «Marca» в лице директора издания Оскара Кампильо, главного редактора фотоотдела Хуана Мануэля Буэно и редактора Пабло Бронтонса, в беседе в которыми обсудил животрепещущие проблемы футбола: экономическое положение клубов, скупку клубов иностранными миллионерами, нелегальные тотализаторы, национальную преемственность команд, технологические аспекты игры, испанскую сборную, «Барсу», «Реал Мадрид» и, естественно, Моуринью.

Marca: Для затравки хочу спросить Вас о Моуринью…

Платини: Ясно. Вперёд! Испытываю к нему особенную нежность. Я в восторге от Моуринью.

М: С каким Моуринью Вы бы предпочли встретиться, с Моуринью-человеком или с Моуринью-тренером?

П: С обоими. Он мне очень нравится. Нравится, как человек. Как личность, как тренер. Но это не позволит ему избежать внимания со стороны дисциплинарных органов УЕФА, озабоченных его поведением. Здесь моя симпатия ни при чём. Он наговорил глупостей, им заинтересовалась Дисциплинарная Комиссия и решила наказать его. Он воспользовался своим правом на апелляцию и посмотрим, что будет дальше. Но это не помеха тому, чтобы он мне продолжал нравиться. Когда я был игроком, арбитры, с которыми я был в очень хороших отношениях, показывали мне жёлтые карточки. Мой отец лупил меня в детстве, когда я плохо вёл себя, и делал это, потому что любил меня.

М: Получилось немного странно: «Реал Мадрид» и тренер Моуринью получают пятиматчевую санкцию, а разъяснения по поводу взыскания запаздывают на несколько недель…

П: Об этом я без малейшего понятия. Дисциплинарная Комиссия – орган абсолютно независимый, для которого Президент УЕФА – никто. Они не должны ничего делать или говорить в этих случаях. Я знаю, что вы в своих изданиях написали или напишете, будто Платини вмешался… Это неправда. Я не занимаюсь ни дисциплинарными вопросами, ни вопросами судейства.

М: Возможно такое, что УЕФА имеет что-то личное против него?

П: Ни в коем случае. Даже совсем наоборот. Я уже сказал, что сам я – в восторге от Моуринью. Если честно, в УЕФА не практикуется политика такого рода, организация не может становиться на чью-либо сторону  в таких делах…УЕФА – нейтрален и блюдёт общие интересы. В нём работают дисциплинарные органы, принимающие решения по разным случаям, не по личным мотивам, а по букве закона. Арбитры не благоволят «Барселоне» больше, чем «Мадриду», «Юве», или «Милану».

М: «Реал Мадрид» — лучший клуб XX века за три последних сезона смог выиграть лишь один трофей, Кубок Короля. Почему?

П: Почему? Это я вас должен спрашивать «Почему?» Почему они не выигрывают? Сложно создать команду только из одних «галактико». Это хорошо для шоу, но не победы в соревнованиях. Хорошо, когда игроки сильны индивидуально, но команда должна формироваться из звёзд, работяг и хороших игроков. Не просто руководить командой и при смене поколений.

Громкие имена продают футболки, но не выигрывают матчи. Это дело тренера, клуба, команды… Моуринью, пригласив несколько хороших игроков, таких как Озил, создал команду уже в свой первый сезон и смог выиграть с ней Кубок Короля. Уже нет Роналдо и Бэкхема, команда преодолела барьер 1/8 Лиги Чемпионов спустя столько лет. Достойно сыграла против «Барселоны». Это была хорошая практика, её будет всё больше. И «Мадрид» будет вновь побеждать.

М: Вас не удивляет диктатура испанского футбола?

П: Великолепно то, что вы играете хорошо и побеждаете. Часто бывает так, что команда играет хорошо и проигрывает. Испанский футбол посредством успеха своих клубов, своей Лиги, своих национальных сборных всегда предлагает волшебный спектакль. Ваша футбольная культура это пример для подражания. Непривычно, когда всё время выигрывает тот, кто хорошо играет, этому, да, я удивляюсь. И это показывает, что в футболе существует некая справедливость и логика. История в конце концов воздаёт вам должное.

М: Один Ваш друг, Зиби Бонек, недавно говорил нам, что «Барса» играет в футбол, отличный от всех остальных. Вы с этим согласны?

П: «Барса» играет в футбол. Я бы сказал, что это остальные играют во что-то другое, чем «Барса». Все ваши футболисты, игроки первой сборной, сборной U-21, отлично обращаются с мячом, играют в пас, идут в обыгрыш… Всё это показатель хорошей культуры футбола, культуры паса, вы всегда находите оптимальную комбинацию. Всё это лежит в основе игры «Барселоны», и сборная также блюдёт эти принципы. Это всем остальным не мешало бы играть, как это делает Испания и «Барселона», а не наоборот.

М: Месси – самый великий в истории футбола?

П: Месси – самый великий среди своего поколения. Как Ди Стефано в своё время. Затем таковыми были Кройфф, Марадона… Каждое поколение имеет лучшего игрока в истории. Все так говорят. Но мне не нравится сравнивать их между собой. Месси – фантастический игрок. Но и Криштиану Роналду – тоже фантастический. Испании повезло, что она может наслаждаться игрой этих двух великих, но совершенно разных, футболистов.

М: В прессе была информация, что Вы бы вручили Золотой мяч Хави.

П: Да. Потому что чемпионом мира является Испания, а не Аргентина. И приз лучшему тренеру я отдал бы Дель Боске. Это моё субъективное мнение. Оно основывается на том, что прошлый год был годом Мундиаля, и победителем должен быть тот, кто выиграл этот чемпионат. Думаю, что Месси – лучший в мире футболист, но в год завоевания Испанией мирового чемпионства никто другой, кроме представителей этой сборной, не должен получать призы лучшего игрока и лучшего тренера. Это нелогично и ненормально.

М: Подпольные тотализаторы, расизм, допинг, фальсификация возраста молодых игроков, коррупция в ФИФА… Не пора ли заводить спортивную полицию?

П: Мы уже боремся с этим и всегда будем бороться. Каждый случай сильно отличается от другого. Расизм и насилие существуют и вне футбола. Есть те, кто идут на стадион по мотивам политическим. Есть такой негативный фактор, связанный с футболом, как подпольные тотализаторы. Вот они наносят прямой вред футболистам, мне, всем…

Представьте, что завтра вы готовите материал для «Марки», зная заранее результат. Это конец футбола. Это недопустимо и должно искореняться неукоснительно, но для этого необходимо сотрудничество на уровне правительств. Сейчас мы говорим о расследованиях, которые уже инициированы, и являются делом опасным. На кону огромные деньги. Необходимо, чтобы правительства, местные власти и органы юстиции помогали нам искоренять эту проблему.

М: Половина клубов Примеры и Сегунды находятся под конкурсным управлением кредиторов.

П: Все мы знаем ситуацию в испанских клубах. Она непроста. Мы ищем пути вашего спасения. Здесь клубам нужна помощь в урегулировании ситуации, когда законодательство вредит европейским соревнованиям. Вмешательство в дела Ла Лиги, Премьер Лиги или Серии А не в компетенции УЕФА. Финансовый fair play может защитить испанские, английские, итальянские клубы, а также весь футбольный бизнес. Если это не будет сделано, клубам грозит исчезновение. Даже грандам. Работа в этом направлении закроет дорогу к европейским соревнованиям тем, кто не будет соблюдать эти правила.

М: Есть ли средства выравнивания соревнований? Возможно введение потолка личных контактов или перераспределение доходов от телетрансляций?

П: Распределение прав на трансляции уже сейчас справедливо. Ввод финансового fair-play даст тот же результат, что и потолок по суммам контактов. Я не могу, например, установить лимит на зарплату Месси и требовать, чтобы она была равна зарплате Варана. С новым регламентом клубы должны будут быть очень аккуратны в своих расходах.

М: Почему позиция ФИФА и УЕФА так уклончива в отношении использования новых технологий в футболе? «Рука Бога» с ними была бы просто невозможна.

П: Потому что моё мнение таково, что ввод технологий не пойдёт на благо футбола. Никто не хочет внедрять их в наш спорт, в том числе Блаттер. Сейчас большой помощью в игре стали дополнительные арбитры возле штрафных. Такой арбитр зафиксировал бы руку Марадоны. Вот уже более ста лет футболом руководят только люди, и считаю невозможным, что техника, а не люди, будет оценивать ситуации на поле и принимать решения.

С этими двумя добавленными судьями решаются все вопросы, потому что им видно всё. Если арбитры что-то не смогли разглядеть, это будет означать то, что они отработали плохо. Есть 30 камер, фиксирующих всё происходящее на поле, и позволяющих увидеть ошибки. В последнем сезоне Лиги чемпионов было 3 или 4 случая, когда решения принимались по настоянию дополнительных арбитров, которые видели, как мяч пересекал линию ворот. Стало меньше случаев симуляций в штрафной, потому что появился человек, который всё это видит. Мы довольны этими результатами и не нуждаемся в применении технологий в этих вопросах.

Источник: Marca

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: