Тренер «Реал Мадрида» отметил, что у него «не больше власти, чем раньше. Это способ сотрудничества, а не централизации власти. Я буду только тренером».

— Вы рано ложитесь спать?

— Да. Сейчас, когда я не тренирую, я просыпаюсь в 7:30, завтракаю с моей женой и детьми прежде, чем отвезти их в колледж, и затем еду на стадион; раньше я ехал в Вальдебебас.

— Что вы там делаете?

— Я встречаюсь с людьми, которые работают со мной. Периодически бывают встречи с президентом и Хосе Анхелем Санчесом, или с людьми, которые работают в моей структуре, с моими помощниками, с медиками… Необходимо урегулировать все детали, чтобы 11 июля спокойно приступить к работе. Мне хочется уйти на каникулы без беспокойств и тревог.

— Это был хороший сезон?

— Да. Мне нравится работать. Это был год усердной работы. Я получаю удовольствие от футбола. Моя семья постепенно адаптировалась, и они счастливы. Я не устал, и это самое важное, потому что этим я хочу сказать, что все было легко. Я говорю «легко» в кавычках. 15 дней более, чем достаточно, чтобы вернуться к работе отдохнувшим.

— За последний месяц вам пришлось выдержать серьезное давление?

— Нет, давление — это не главная проблема. Футбол никогда не был фактором давления для меня, он был удовольствием. Никогда не было проблемой победить или проиграть. Пожалуй, наверное, потому что я чаще выигрывал, чем проигрывал. Если говорить о давлении, то, возможно, здесь стоит говорить о несправедливости, и это заставляет меня чувствовать себя под давлением. Но футбол в своем самом чистом виде — не фактор давления.

— Сейчас вы берете на себя всю власть клуба…

— У меня не больше власти, чем прежде. «Мадрид» стремится найти другую организацию. Очень хорошо организованная структура не гарантирует успех. Однако не очень хорошо выстроенная организация, или не очень современная, гарантирует провал. И мы находимся в поисках спортивного успеха. У меня ни больше, ни меньше власти, чем раньше. Никогда я не искал власти, а только функциональное равенство и сотрудничество.

— Президент уже объяснил это.

— Он объяснил это, но в аналитической форме. Организация будет иметь хорошо выстроенную структуру сотрудничества, а не централизации власти. Я буду только тренером и ничего больше.

— Вы видели пресс-конференции Вальдано и Флорентино?

— В прямом эфире — нет. Президент сказал, что он мог сказать на тот момент. Он даст больше объяснений, когда все будет организовано. И были слова человека, который только что покинул клуб, и они не могли быть другими. Это был грустный момент для Вальдано и для всех, и это не лицемерие. Я не радуюсь его уходу. Но я рад новой организации клуба.

— Вальдано просил встречи с вами, но так и не дождался…

— Я не хочу говорить об этом. В жизни нет места возврату, это улица с односторонним чувством. Решение было обдумано и обсуждено. Жизнь продолжается и для меня, и для Вальдано. Я желаю ему только лучшее.

— Одни мадридисты поддерживают вас, другие — критикуют…

— Я никто, чтобы критиковать тех, кто думает по-другому. Я такой, какой есть. Я много работаю, чтобы принести радость болельщикам. Они самые важные люди клуба, и ради них мы работаем. И если для этого нам придется навредить нашему образу, я сделаю это.

— Вас беспокоит, что арбитры относятся к вам предвзято?

— Футбол — это спорт, и он должен быть миром справедливости. Нет времени, чтобы смотреть на то, что симпатично, а что — нет. Он должен быть чистым.

— Как вы воспринимаете ваше наказание УЕФА?

— Это единичный случай, когда дисквалифицированный не знает за что. Прошло больше месяца. Ты не имеешь право знать за что, не имеешь право защищать себя, не имеешь право аргументировать… И как всякий человек, я думаю, что у меня есть право защищать себя. Поэтому я обращусь в Спортивный арбитражный суд и пойду до самого конца. Я уже отбыл один матч дисквалификации и исполню еще 4 со всем негативом, который они будут содержать для моей команды и для меня. Но я обращусь в Спортивный арбитражный суд, потому что хочу добиться правды, и у меня есть право на защиту. Если этого недостаточно, то я двухкратный чемпион Европы, у меня есть титулы в 4-х разных странах, я первый тренер, который выиграл «Золотой Мяч», и у меня есть право защищать себя.

— Вас огорчило, что «Барса» подала на вас жалобу в УЕФА?

— Нет. Я не ожидал и не думал об этом.

— Вы изменили свое мнение о «Барсе»?

— Нет. Я работал там с 1997 по 2000 гг. С 2000 по 2011 все изменилось, люди и сам институт. Это другой клуб. Я никогда не говорил, что мне не нравилось работать в тот период. Я не имею ничего против этого института.

— Что вы думаете о Гвардиоле?

— Я знал его как игрока. С тех пор прошло 10 лет. Сейчас он лидер своей команды, он стал другим, и я его не знаю. Я знал другого Гвардиолу, игрока, равно как и он знал меня другого, чем сейчас. Я думал, что он будет таким же и в будущем, не зная его нынешние мотивы и желания.

Что вы думаете о его словах, когда он назвал вас «puto» хозяином»?

— Ничего особенного. Он может говорить все, что хочет.

— Почему вы храните молчание?

— Я решил не говорить, потому что меня дисквалифицировали, и я продолжаю молчать. И если я здесь, то это ради детей.

— «Мадрид» — такой клуб, каким вы его представляли?

— Это тот опыт, который я хотел пережить. После того, как я поработал в моей стране и затем сменил её на английский и итальянский футбол, мне хотелось пережить опыт в Испании, особенно в «Мадриде», потому что все в футболе думают, что «Реал» — это рубеж. У меня была возможность пережить этот опыт еще несколько лет назад. Сейчас я решил быть здесь, и я не жалуюсь. Я рад, что у меня есть эта возможность.

— Какой чемпионат вам нравится больше всего?

— Они все разные. Сейчас я работаю в испанском чемпионате, и «Мадрид» набрал больше 90 очков, и этого оказалось недостаточно, чтобы стать чемпионом. Это довольно странно на таком уровне. В городах, куда мы приезжаем, присутствует страсть, и это важно. Здесь мне очень по душе. Поэтому я продолжу работать в следующем сезоне. Если я доволен, и все в клубе тоже довольны, то я воодушевлен продолжить работу. Пока есть это взаимное чувство, я буду работать.

— Вы подумывали о том, чтобы уйти?

— Если бы я хотел, я уже ушел бы. Зная президента, гордого человека, который по своему духу лидер и знает, что, если человек хочет быть в «Мадриде», то он должен отдавать всю душу и работать от всего сердца, и что 99,9% профессионалов хотят здесь находиться, и если я скажу ему это, то он мне ответит: «Собирай чемоданы и уходи».

— Вы говорите, что ваши команды показывают лучшие результаты на второй год…

— Это не означает, что сейчас с «Мадридом» будет так. Так было с «Порту», «Челси» и «Интером». Я не могу сказать, что «Мадрид» также не будет исключением из правил. Второй сезон должен быть таким. Есть футбольные навыки, которые уже освоены, и выученные методы. Но улучшить достижения команды-чемпиона Кубка Короля, добравшейся до полуфинала ЛЧ и ставшей второй в чемпионате, нелегко. Для этого как минимум надо дойти до финала ЛЧ и выиграть Ла Лигу и Кубок Короля.

— Существует ли большая разница между «Барсой» и «Мадридом»?

— Я не хочу сравнивать. Каждый говорит о своей команде. Моя команда выросла и улучшила свою игру. Сейчас я подготавливаю тренировки для предсезонки, и я сравниваю их с прошлым годом, и они заметно отличаются. Наблюдаются эволюция и прогресс в игре, а также некоторые ее аспекты автоматизированы, которые уже не надо тренировать. Наш образец для подражания — мы сами.

— Что вы думаете о Шахине?

— Шахин был выбран лучшим игроком Бундеслиги путем голосования профессиональных футболистов их чемпионата. Мы уже давно следили за ним, его потенциал огромен, и ему есть куда прибавлять. Также он еще один ребенок, как Озил, Ди Мария, Марсело, Бензема. Это наводит на мысль, что мы команда большого будущего, для 2014 и 2015 гг., которая к этому времени должна войти в финансовый fаir plаy. «Мадрид» обладает супермолодым составом, и у него есть президент с фантастическим предпринимательским видением. «Мадрид» может открыть новую эру в европейском футболе…

— Вы просили приобрести «Куна» Агуэро?

— Не буду кривить душой, «Кун» — фантастический игрок. Мы можем не бояться говорить это открыто. Но он игрок «Атлетико», больше ничей. «Мадрид» не контактирует с игроками раньше, чем согласует трансфер с их клубами. Поэтому «Мадрид» не имеет никакого отношения ко всем заявлениям последних дней. С Шахином было так. Сначала «Боруссия», затем переговоры с ним и его агентом. Точно так же с Алтынтопом и Кальехоном.

— Вам бы хотелось, чтобы он играл у вас?

— Он играет в «Атлетико». Это замечательный игрок, и он мне нравится.

— Игуаин и Бензема не продаются?

— Да.

— Вы не позволите, чтобы кто-то из них ушел?

— Речь не идет о том, что я позволю. Я ничего никому не позволяю. Если клуб хочет сделать что-то, то я никто. По Игуаину и Бензема наши мнения совпадают. Мы хотим оставить их в команде.

— Вы просили вернуть Матеоса и Кальехона, или они могут быть включены в какой-нибудь трансфер?

— Нам нравится Кальехон своими футбольными характеристиками и менталитетом. Он остается в команде и не будет включен ни в одну операцию. Мы хотим помочь ему, чтобы он улучшил игру и влился в команду. Матеос имеет контракт. Он начнет предсезонку с нами, и затем мы посмотрим, останется ли он с нами, или мы отдадим его в аренду еще на год. Но на этот раз в команду Примеры или в клуб, который будет играть в Европе.

— И Адебайор?

— Он игрок «Сити», и за него назначена определенная сумма отступных. Мы имеем привилегированные условия переговоров, и игрок хочет продолжить здесь свою карьеру. Это важно.

— Голова Моуринью почти вся седая…

— Это генетическое. Мой дедушка полностью поседел в 40 лет, и мой отец — тоже. Не футбол заставляет меня седеть

(теперь задают вопросы дети).

— Какие характеристики должен иметь кантерано, чтобы играть в первой команде?

— В этом году дебютировали 11-12 кантеранос. Общей характеристикой было большое желание играть в первой команде. Я хотел наградить их за такое поведение, и поэтому я брал их с нами на выездные матчи, и они чувствовали эту страсть. Для меня это самое важное.

— Почему все игроки говорят о вас только хорошее?

— Почти все (смеется). Я думаю, что это создание равенства. Важно знать, что тренер — тот человек, который хочет помочь тебе, думает о твоем будущем, что он честен и что он относится к тебе с той же любовью и агрессивностью, как и ко всем остальным. Тренер для тебя, как старший брат, второй отец, друг.

— Что вы подумали о возвращении Чендо в футбол?

— Все произошло по твоей вине (вопрос был от сына Чендо). Твой отец рассказал, что из трех братьев , а именно ты, не видел, как он играл. Я спросил его: «Эдуардо дома, смотрит матч?». И он ответил мне: «Думаю, что да». И я сказал: «Тогда сегодня он увидит, как ты играешь, не переживай».

— Вы думаете, что «Барса» выиграла ЛЧ справедливо?

— Она выиграла финал справедливо, на суперклассе и с суперспокойствием, но она выиграла 1/8 финала и полуфинал не очень хорошо. Но в финале заслуженно. Финал выиграла лучшая команда.

— Кто лучше: Криштиану или Месси?

— Это не мой спор. Для меня все мои игроки лучшие. Касильяс — лучший в мире, Криштиану, Марсело…

— Вы будете в «Мадриде» через 2 года?

— Если президент, руководство, игроки и болельщики будут счастливы, то буду.

— Вы думаете, вы были несправедливы с каким-нибудь игроком состава?

— Всегда, тренер всегда несправедлив ни с одним, а со многими игроками в решающие моменты. Я всегда желаю лучшее для команды, и иногда мне приходится вредить какому-нибудь игроку.

— Вы думаете, что вы сможете вернуть Кака образца обладателя «Золотого Мяча»?

— У Кака не было предсезонки уже 4 года. Наша убежденность и надежда основываются на том, что он может снова стать решающим игроком. Его талант невероятен.

— Вам нравится Куэнтрау?

— То же самое, что я говорил чуть раньше о «Куне». Он игрок «Бенфики» и точка. Он нравится мне уже давно за свою многофункциональность. Он может играть почти на всех позициях, и в выработке состава, к которому я буду очень требователен, иметь такого игрока — большой плюс.

— Какие новости о Педро Леоне и Каналесе?

— С Каналесом мы говорили сегодня (вчера). Важная встреча для всех. Были Серхио, его отец и агент, и с другой стороны, Зидан, Хосе Анхель и я. Мы все хотим лучшее для Серхио и «Мадрида». Он будет игроком «Мадрида» и всегда под внимательным взглядом «Мадрида».

— И Педро Леон?

— Мы встретимся завтра (сегодня) с ним и найдем лучшее решение. У нас на флангах есть 4 игрока, Ди Мария, Криштиану, Алтынтоп и Кальехон. Лучшее решение — это отдать его в аренду.

— Зидан будет ближе к вам?

— Да, Вальдебебас — это пространство специфической работы. Всегда позитивно, когда рядом с тобой работают такие люди, как Зидан или Пардеса.

Источник: As.com

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: