• 0

  • 82

Моуринью: «Сегодня торжествует лицемерие, мне следовало жить 100 лет назад»

1 сентября 2011, 15:17

«Здесь я больше чувствую кампанию против меня, чем в других чемпионатах»

Он никогда не молчит. Всегда говорит что думает, хотя из-за этого может навлечь на свою голову проблемы. В течении последних месяцев он ограничил свое появление на публике. Накануне матча с «Сарагосой», своей премьерой в новом сезоне, он признался в своем новом вызове перед «Барселоной», и рассказал об этом эксклюзивно для El Mundo: о том, что он чувствует когда ведут против него целые кампании; об Икере на скамье запасных; об УЕФА и наказании; о псевдомадридизме и о многом другом…

За последние недели он сбросил несколько килограмм, и не из-за нервов и неприятностей, которых у него было с лихвой в обоих случаях. Жозе Моуринью (Сетубал, Португалия, 1963) активно занимается в спортзале и следит за своей физической формой, потому что это помогает ему не только хорошо себя чувствовать, но и держать в ясности свои мысли, убеждения и подозрения относительно футбола, которые ему было суждено пережить, футбола его «Реал Мадрида», который в Сарагосе бросится в атаку с уверенностью, что в этом сезоне он выиграет чемпионат. Его не только не пугает миссия, но и захватывает: сбросить с трона соперника, которого многие изображают с золотыми локонами и крыльями на спине.

Моу не изменится, его не изменят, хотя многие пытались 100, 1000 раз на протяжении его чрезвычайной карьеры: за 9 лет он выиграл 19 национальных и международных титулов с четырьмя разными командами. В мире нет другого такого, как он.

Вы мазохист?

Нет, разумеется, нет. Терпеть всё — да, но мазохист — нет. Думаю, что именно Ницше еще более 100 лет назад сказал: что тебя не убивает, то делает сильнее. Это и происходит со мной.

Мы знаем настоящего Моуринью?

Конечно. Случается, что бывает один Моуринью для профессии, и другой — для своей семьи и частной жизни. Оба — настоящие, но один — это публичный человек, а другой — близкий.

Что рассказывают о вас больше: ложь или правду?

Больше лжи, много лжи. Но это часть игры, жизни, которая движется в этом направлении. В отличие от других чемпионатов, в которых я работал, в Ла Лиге я более ощущаю кампанию, направленную против меня. В тот день мой друг, не имеющий ни малейшего представления о футболе и полностью находящийся вне всего этого, сказал мне, что я должен возгордиться кампанией, которая, как он видел сам, была организована против меня. Речь идет о неравной борьбе, и он сказал, что, если собрать все камни, которые они бросают в меня, можно будет соорудить большой памятник.

И это причиняет вам боль или наталкивает на новые планы в жизни?

Я чувствую себя хорошо. Каждый раз от меня все дальше и дальше мысли о новых планах, ведь почему я пришел в «Мадрид», когда мне было так хорошо в «Интере», или почему я не ушел этим летом, когда мне сделали много предложений? Этого нет в моей голове, потому что все здесь — это уникальный опыт. И «Реал Мадрид» — самый великий и значимый клуб в мире. Здесь я чувствую себя удовлетворенным и чрезвычайно воодушевленным. Чувствую, что нахожусь в самом подходящем месте. И ни за что не поменяю его.

Вы можете поподробнее объяснить суть кампании против вас?

Думаю, что мир очень изменился, люди, футбол, который является микромиром… Очень мало людей, которые считают своим основным принципом правду, а не лицемерие. Так жили во времена наших дедов, прадедов. Богатые и бедные, удачливые и нет имели этот принцип, он был общим для всех. Сейчас уже не так. Сейчас все как раз наоборот: я знаю лицемеров. Он не говорит то, что думает, он не бывает искренним, не бывает честным, он только думает о том, как выжить как-нибудь. Я могу ошибаться, но всегда буду говорить, что думаю, не боясь последствий. И многие не прощают этого. Я же никогда не изменюсь. Да, мне следовало бы жить лет 100 назад.

И для вас было хорошим делом, что вы пережили в УЕФА, например…

Когда я приехал, чтобы представить свою защиту перед УЕФА [прим. — перед Апелляционным Комитетом после наказания, полученного за свои высказывания на пресс-конференции после первого матча полуфинала ЛЧ против «Барселоны»]. Я провел там 5-6 часов, и когда я завершил свою речь, я почувствовал себя на 10 лет моложе. Сильнее, моложе. Я сказал им все, абсолютно все, что я хотел сказать. Я ничего не собираюсь расказывать здесь, но им я сказал все. Когда они уменьшили мою дисквалификацию на один матч, это многое значило для меня и также для футбольного мира. Я был прав, и результат получился фантастическим [прим. — они сократили его дисквалификацию с 4-х до 3-х матчей, когда первоначальным намерением УЕФА было увеличить его наказание до 7].

Думаете, они к вам относятся хуже, чем к другим в УЕФА?

Я не знаю. Но тогда я сказал, что было на душе, там, где должен был сказать. И я почувствовал себя счастливым, счастливее, чем раньше.

Ну, УЕФА никогда не предоставляла вам никакого предварительного предупреждения, и, тем не менее, на прошлой неделе ваш коллега, Арсен Венгер [тренер «Арсенала»], смог сидеть на скамейке благодаря этой милости…

Я ничего не хочу говорить об этом, потому что не хочу, чтобы они наказали меня. Я знаю только, что в ЛЧ этого сезона я проведу свой 100-ый матч в Европе против «Лиона». И что я смогу провести его на скамейке и не в раздевалке или на стадионе.

Другой ваш коллега и, кроме того, соотечественник, Витор Перейра, жестко покритиковал судейство, от которого пострадало его «Порту» в Суперкубке Европы против «Барселоны», состоявшемся в минувшую пятницу в Монте-Карло [португальское ежедневное издание «А Bola» вышло со следующим заголовком: «Кража в казино»]…

Как и господин Мишель Платини говорит, что есть особенные игроки [президент УЕФА сказал, что Месси имеет особенную защиту со стороны арбитров], так же есть особенные тренеры. Те, которые могут говорить, что они хотят, и те, которые не могут.

«Барселона», которая, действительно, находится в лучшем моменте своей истории, — это спортивный вызов, недосягаемый или выполнимый?

Для меня «Барселона» — просто команда, которая борется за те же турниры, что и мы. Мой вызов — это улучшать свою команду. Во всяком случае, об этом я говорил уже давно, и это не меняется: «Барселона» побеждает, когда играет хорошо, и также побеждает, когда играет плохо. И я не думаю, что это изменится. Кроме того, это не находится в моих руках. В том же духе, я не стремлюсь изменить эту ситуацию, когда «Мадрид» логично побеждает, когда играет хорошо, и логично проигрывает, когда играет плохо. Но для меня «Барселона» — это команда, как другие, очевидно, лучше других, и моя задача — это улучшать результаты моей команды, делать ее более конкурентноспособной и закладывать базу, чтобы можно было выиграть больше титулов. Для этого важно бороться в равных условиях.

Несколько дней спустя выскажете свое мнение о происшествиях «Камп Ноу» в Суперкубке Испании.

Предпочитаю не отвечать, потому что мне не кажется это неуместным на данный момент.

В чем изменился «Реал Мадрид» после ухода Хорхе Вальдано?

Изменилась его структура. Сейчас мы работаем по-другому. Я не говорю, что лучше или хуже. Мы структурированы по-другому, и речь идет о совсем недавнем изменении. Например, в отделе коммуницации: раньше он был глобальным, и сейчас речь идет о двух разных модулях, один для информации клуба и второй для отдела, узко футбольного. Я привел только пример коммуникации, но в отделе футбола также происходят изменения, которые, я думаю, могут быть выгодными для «Реал Мадрида».

Есть проблемы с Икером Касильясом? [он не играл в «Трофее Бернабеу», но зато играл Антонио Адан]

Если однажды Антонио должен будет выйти в матче и не сделает этого раньше, люди будут критиковать меня и по праву. Если он будет обязан войти в матч ЛЧ, люди смогут упрекнуть меня в том, что я не подготовил его лучше. Но речь идет не только об этом. Меня очень интересует, чтобы Антонио был вариантом. Я не хочу неприкосновенных. Я не хочу, чтобы у меня был игрок и еще 10. Со мной этого не будет.

Касильяс по-прежнему рассчитывает на ваше полное доверие?

Конечно же. Икер впереди всех. Мы не ошибёмся, если скажем, что здесь самое важное — «Реал Мадрид». Если придет день, когда Касильяс будет не на высоте, я не хочу, чтобы Икер думал, что он неприкосновенный и чтобы люди воспринимали это, как абонемент, который я купил своему сыну. Ты платишь, и он всегда твой. Ворота — это не абонемент, который ты покупаешь. Но также не ворота, не флаг, не нападение. Ни одно место. Поэтому я не хочу, чтобы для всех было сюрпризом, если Адан будет играть в каком-нибудь матче, потому что он нужен нам в форме.

Какие чувства вы испытываете в начале сезона?

Я уже полон желаниями. Мне наскучили товарищеские матчи. Да, надо играть в товарищеских матчах, но они по необходимости. Мы готовились, чтобы сразу включиться в чемпионат. Я нахожусь между зрелостью и молодостью. В 48 лет мой симптом таков, что я чувствую себя больше молодым, чем зрелым. Посмотрим, не отнимут ли они от меня это чувство.

Как думаете, в чем улучшился «Реал Мадрид» относительно прошлого сезона?

Помимо усилений этого года мы приобрели опыт совместной работы, ежедневной жизни. Очевидно, что мы прибавили, так как команда уже не играет, как год назад. Мы должны быть в кондициях, чтобы дополнить в нашу игру принципы, которых не было у нас в прошлом году. И мы показываем их в этом.

И усиления?

Раньше я уже говорил, что команда лучше. Из игроков, которые пришли, Шахин и Алтынтоп пока еще ничего не дали. Варан находится в возрасте, чтобы играть в третьем дивизионе, но обладает фантастическими данными, и я считаю его настоящим этой команды, а не будущим. Куэнтрау — есть Куэнтрау, не откроем ничего нового, и Кальехон — не сюрприз, потому что мы приобрели его с уверенностью. Он даст нашей игре многое. Мы не потратились так, как другие, и мне кажется, что мы добились сбалансированного и хорошо сложенного состава.

Начало чемпионата в Сарагосе. Обычно старт вам дается с трудом.

Да, старты обычно даются мне тяжело. С «Интером» ничьи против «Бари» и «Сампдории», с «Порту» ничья с «Ош Белененшеш». Только с «Челси» оба сезона начинались с побед. Учитывая предсезонку, которую мы провели, мы должны быть в состоянии победить. И это при том, что забастовка сбила нашу концентрацию. Но повторюсь, что мы воодушевлены, что, наконец-то, сможем начать чемпионат. На «Ла Ромареде» будет не просто набрать три очка.

На кого вы намекали, когда написали «псевдомадридисты» в своем письме после инцидента с Тито Вилановой?

Мне всегда нравится называть вещи своими именами. Брать быка за рога. Мне не нравятся люди, которые переходят с одной стороны на другую. «Мадрид» имеет поклонников, болельщиков, любителей его футбола, и их миллионы по всему миру. Затем у него есть открытые спортивные враги, и, мне кажется, что они заслуживают уважения не меньше первых. Но также есть другие, которые делают вид, что они настоящие мадридисты и что они первыми поддерживают клуб, но которые появляются только тогда, когда все идет хорошо. Я не хочу давать уроки мадридизма, потому что я нахожусь здесь всего ничего, но говорить о псевдомадридизме я могу, так как знаю это хорошо. Относительно врагов, которые продолжают говорить о помощи моему клубу, я предлагаю им ставку. Матч, который мне подарят, будет переигран. Я не хочу, чтобы нам что-то дарили. Но также не хочу, чтобы у нас что-то отнимали».

Источник: El Mundo
Интервьюеры: Карлос Карбахоса, Хесус Алькайде

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: