• 0

  • 103

Незабываемые интервью. Кубала: «Я никогда не ревновал к Ди Стефано»

2 мая 2011, 12:18

Прогулки по Будапешту. Часть I. Ладислао Кубала

Интервью известного испанского спортивного журналиста Мигеля Видаля с Ладислао Кубалой и Ференцем Пушкашем.

«В мою эпоху «Барселона» олицетворяла Каталонию; люди были счастливы иметь игроков каталонского происхождения, за исключением Сесара, который был из Леона, и меня»

Ладислао Кубала. Его имя известно в мире футбола. Оно олицетворяет футбол. Он был профессиональным футболистом с 1942 года, когда в возрасте 15 лет начал в клубе «Ганц» Первого Дивизиона венгерского чемпионата, до 1967, когда в 40 лет повесил бутсы на гвоздь, будучи игроком-тренером в канадском «Торонто Сити». Мечта Ладислао бегать за мячом, чтобы убежать от нищеты, превратила его в одного из самых знаменитых отказников от военной службы в Европе, где повсюду рвались бомбы. Он рисковал жизнью, чтобы не служить в армии ни в стране своих родителей, Чехословакии, ни в стране, где родился сам, Венгрии.

— Я всего лишь хотел быть спортсменом. Сбежал из Венгрии в грузовике с фальшивым удостоверением советской армии и переодевшись в русского солдата. Если бы меня раскрыли, то расстреляли бы тут же. Без суда, без всего. За дезертирство и за то, что оделся в военную форму.

Кубала до сих пор бросает в дрожь от этих воспоминаний, пока он прогуливается по Будапешту. Город контрастов, если судить по берегам величественного Дуная. Монументальная и богатая часть Буда, и район победнее – Пешт, квартал, где появился на свет Кубала 10 июня 1927 года.

— В любом случае я – везучий человек. Мне удалось спастись от расстрела на границе, но я также спасся от гибели в авиакатастрофе на холме Суперга, ведь «Торино» тогда хотел, чтобы я сыграл с ними в товарищеском матче в Лиссабоне с «Бенфикой», но президент «Про Патрии», команды, с которой я сыграл пару товарищеских матчей, был противником выплаты штрафа УЕФА, и не захотел, чтобы я поехал. Погибли все, включая моего земляка Джулио Шуберта, уроженца Будапешта и моего товарища в «Братиславе».

Мы находимся у двери того самого дома, в котором родился Ладислао Кубала, в одном из беднейших районов города. Всё удивляет, включая то, что его приветствует соседка, с которой он играл в детстве.

— Моё детство было очень одинокое и бедное. Я был единственным ребёнком и проводил много часов в одиночестве, потому что мой отец Пабло, умерший от инфаркта в 1945, профессионально играл в футбол и в то же время работал каменщиком. Моя мать Анна работала на картонной фабрике.

Футбол стал его спасением. Хотя его траектория в футбольной карьере и была такой же извилистой и запутанной, как сама его жизнь.

— В 15 лет я подписал контракт профессионального футболиста с клубом Первого Дивизиона «Ганц», который был командой фабрики по производству поездов. В 1945, в год, когда умер мой отец, я перешёл в «Ференцварош», но моя мать чувствовала себя так одиноко, что мы вернулись в её город, в Братиславу, чья главная команда меня и подписала. Я был футболистом сборной Венгрии и сборной Чехословакии.

Событием, окончательно разделившим его жизнь, стал призыв Ладислао в ряды армии.

— Это действительно так. В 1948 меня призвали на военную службу в Чехословакию, и чтобы избежать этого я вернулся в Венгрию, где в армию забирали попозже. Я записался в «Васас Будапешт», думая, что смогу уйти в итальянский футбол. Когда же меня призвали в армию, я сбежал.

Началась его большая Одиссея. Как-то на австрийской территории Ладислао Кубала сдался полиции, как политический беженец, и был выслан из Вены в концентрационный лагерь в Риме, находящийся под надзором североамериканских солдат. Нужда обострила находчивость.

— Мы, те, кто были спортсменами – вспоминает Кубала — сформировали команду «Унгария», чтобы достать немного денег и помочь своим семьям. Мы сыграли несколько товарищеских матчей в Испании. «Реал Мадрид» взял на себя обязанности по организации поездки, зарезервировав права на игрока, который им понравится. Сантьяго Бернабеу обратил внимание на меня, но Хосе Самитьер, помощник тренера «Барселоны», тоже. Когда мы играли на «Лес Кортс», не знаю, что сделал Самитьер, чтобы я подписал контракт. Сначала только на товарищеские матчи, так как УЕФА применило против меня санкции. Мне давали 8 000 песет в месяц и привезли мою жену Виолету Даучикову, сестру Фернандо Даучик, на которой я женился в 1946, и моих первых двух сыновей: Бранко, рождённого в Словакии 1948 и Ладислава, который родился в Милане в 1949. Мой третий сын Карлос появился на свет уже в Барселоне в 1959.

— Вы начали карьеру в «Барселоне», играя в товарищеских матчах. Помните свои первые официальные матчи за «асульграну»?

— Мой официальный дебют с «Барселоной» был на стадионе «Нервион» против «Севильи» 29 апреля 1951 года в матче Кубка. На «Лес Кортс» я дебютировал во втором матче сезона 1951-1952 Ла Лиги 16 сентября того же года. Мы выиграли 1-0 у «Атлетика» из Бильбао с моим голом.

— Ваш приезд в Барселону спровоцировал что-то вроде социального потрясения, нет?

— Я не думаю, что мой приезд был настолько переворотным. Футбол – это командная игра, а не чей-то индивидуальный труд.

Кубала считает, что многое изменилось в каталонском клубе. По всем аспектам.

— В мою эпоху «Барселона» олицетворяла Каталонию. Когда приехал я, мы стали чемпионами Ла Лиги и Кубка, имея в составе всех игроков-каталонцев, за исключением Сесара, который был родом из Леона, и меня. Болельщики были очень горды, потому что все успехи завоёвывали люди, рождённые на их земле. Сейчас всё по-другому. Сейчас в основном составе есть только два каталонских игрока: Сержи и Гвардиола, остальные с других мест. Национальность не имеет значения. Времена изменились: сейчас гордость состоит в осознании того, что в твоей команде играют лучшие игроки мира. Больше ничего не волнует.

Также он считает, что сейчас мире футбола всё искажено.

— Я за два матча забил 13 голов (6 -«Сельте» и 7 — «Спортингу» из Хихона) и не придал этому никакого значения, потому что в моё время на страницах газет мы появлялись два раза: в субботу при оглашении заявок на матч и в понедельник при резюмировании результата. Но сейчас каждый день заполнен множеством программ по радио и телевидению, множеством газетных страниц. Давление огромное.

50-ые годы подарили испанскому футболу множество звёзд, но нет никого, кто бы сравнился с Ладислао Кубала и Альфредо Ди Стефано.

— Правда, что Вы хотели играть с Ди Стефано в «Барселоне»?

— Абсолютная правда. Альфредо приехал в Испанию на два года позже меня. Месяц он жил в Барселоне и часто бывал у меня дома, потому что я хотел, чтобы он играл с нами, но Сантьяго Бернабеу и Раймундо Сапорта были более искусные в трансферах и, к несчастью для «Барселоны», подписали его.

— У Вас была профессиональная ревность к нему?

— Я никогда не ревновал к Ди Стефано, напротив, я испытывал к нему симпатию, преданность и восхищение. По прошествии лет мы встретились с ним в «Эспаньоле», когда для меня уже не было места в «Барселоне», а для него – в «Мадриде».

В 1957 «Барселона» сменила поле: «Лес Кортс» исчез, и открылся «Камп Ноу». На месте, где было игровое поле «Лес Кортс» появилось здание, главный выход которого выходит на улицу Нумансия. Там с тех пор и живёт Ладислао Кубала.

— Я сплю на том самом месте, где был центральный круг. Я поспешил купить квартиру, за которую заплатил около 1 миллиона песет, потому что я там играл и многим обязан этому месту.

Из трёх сыновей бывшего футболиста только один Бранислав, Бранко, как его зовут в семье, играл в Первом Дивизионе. Два матча с «Эспаньолом», как Кубала II, на «Сан Мамес» против «Атлетика» и на «Саррии» против «Севильи». Ладислао Кубала был в то время тренером «Эспаньола».

— Мой сын Бранко обладал очень хорошими футбольными качествами, но не умел жертвовать собой. Не умел страдать. Он играл за молодёжную сборную, но когда попал в армию, то закончил карьеру. Военная служба загубила его футбольную карьеру.

Источник: Mvidal.es

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: