• Реал Мадрид 31Милан
  • 15/08, 22:00 Реал Мадрид - Атлетико

Арбитр принимает сотни решений за матч, но часто не знает, которое из них определит его карьеру. В динамике игры это сложно понять. Орасио Элисондо (Кильмес, Буэнос-Айрес, 1963), арбитр, который удалил Зинедина Зидана в финальном матче Чемпионата мира в Германии в 2006 году, сразу понял, что эта красная карточка — самое важное решение его карьеры.

Удар головой Зидана, который ответил на язвительные слова Матерацци, увековечен даже на доме самого итальянского защитника в виде LED подсветки:

Синяя подсветка держит кубок мира, вторая зеленая с белым и красным петухом — под стать цветам алжирского флага, где родились родители Зидана — наклонена, имитируя удар головой. Однажды он почти на коленях умолял Элисондо сфотографироваться вместе с его семьей. Арбитр не смог отказать.

Вопрос. Что сказал Матерацци Зидану? (прим. Vincenzo, Real-Madrid.ru — Эта фраза вполне может стать аналогом вопросу «Кто такой Джон Галт?»)

Ответ. Я так и не узнал. Об ударе мне просигнализировал мой помощник, Медина Кантальехо.  Кажется, он сказал что-то о сестре. Игроки на поле общаются дурно и говорят много вещей друг другу. Несомненно что-то произошло с Зинедином. Тот, кто многим подавлен и не может больше выдержать, всегда реагирует самым глупым и непонятным способом на свете. Зидан — фантастический человек и я виделся с ним впоследствии, но мы никогда не говорили об этом эпизоде. Это был лучший футболист мира и это был его последний матч в карьере. Никто из футболистов не пожелал бы себе такой финал.

Вам было жаль доставать красную карточку?

В тот момент я не испытывал жалости, потому что я был сконцентрирован на том, чтобы принимать лучшие решения. Но когда матч закончился, и я увидел, как Зидан уходил с поля, не глядя на Кубок Мира, я спрашивал себя, что вдруг с ним случилось. Думаю, ему было тяжело, потому что через 10 минут он мог уйти в ранге чемпиона мира. Это было что-то бессознательное.

Тот, кто многим подавлен и не может больше выдержать, всегда реагирует самым глупым и непонятным способом на свете.

Вы виделись с Матерацци вновь?

Да, в 2009 году. Тогда я уже не занимался судейством профессионально, и меня позвали судить матч друзья Месси против друзей Роналдиньо, в Панаме. Я был в раздевалке, в дверь постучались. Это был Матерацци. «Ciao Horacio, io sono Materazzi» (прим. — с итальянского «Привет, Орасио, я — Матерацци»). Он появился словно так надо было и пылко меня обнял. Потом на ломаном испанском он сказал мне, что единственное, чего ему не хватало в его карьере, — это фотографии со мной. Он умолял меня о ней почти на коленях. «В этом нет нужды», — ответил я ему, но вместо того, чтобы сфотографироваться, он побежал и вернулся вместе со всей своей семьей. Так что, я сфотографировался с ними, посредине стоял Матерацци.

А у вас есть эта фотография?

Я даже не стал его просить. Он обещал мне ее никогда не публиковать, что это для личного использования. Думаю, он повесил ее у себя дома.

Что вы помните о тех днях, накануне финала?

Как-то я завтракал, а испанец Хосе Мария Гарсия Аранда, директор арбитров ФИФА, крепко пожал мне руку и сказал: «У нас три варианта, кто будет судьей на финальный матч, и один из этих вариантов —  ты. Понимаешь, о чем я?». И ушел. Я был поражен, так и остался сидеть с чашкой кофе в руке. Я ничего не сказал об этом своей команде, но в другой день, когда состоялось назначение бригады арбитров на финальный матч, мы закрылись и я все рассказал. Когда мы поняли, что финальный матч будет судить аргентинская бригада арбитров, потекли слезы.

Вы остались за бортом Мундиаля 2002…

Да. Это разочарование стоило мне того, что я задал себе вопрос, который никогда себе не задавал: чего я хочу от чемпионата мира? И я понял, что хочу быть арбитром в финале. Несомненно тот Мундиаль был не для меня и я начал думать о том, чего мне не хватает, чтобы быть на Мундиале.

Как вы узнали о том, что не поедете на Мундиаль?

Это был очень болезненный вечер. Я был в профсоюзе арбитров, напротив здания AFA. Это было 8 или 9 января и были готовы объявить назначения. Я ждал. Я пошел в AFA, чтобы оформить документы, и увидел заслуживающего доверие журналиста, который подсунул мне микрофон и спросил у меня, что я думаю о том, что Анхель Санчес отправится на Чемпионат мира. Я стал, как вкопанный. Ответил ему, что мы позже сделаем заявление, сейчас еще слишком рано. Я вернулся снова в профсоюз, зашел в душевую, плакал и ругался.

Что значит для арбитра судить на Чемпионате мира?

Это значит все. Это такая же мечта, как у игрока играть за сборную. ФИФА на тебя рассчитывает. Арбитр работает для того, чтобы однажды получить вызов, быть арбитром на Чемпионате мира. Когда я спрашиваю у самых молодых рефери о чем они мечтают, они отвечают, что хотели бы стать арбитрами категории ФИФА. И это ошибка. Я говорю им, что их цель должна состоять в том, чтобы судить финал Чемпионата мира. Мечтать надо всегда о самом большом.

Источник
El Pais
Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: