• 0

  • 58

Пеллегрини: «Мадрид никогда не будет играть как Барса»

2 апреля 2011, 9:15

Мануэль Пеллегрини (Сатьяго, Чили, 1953) провел прошлый уикенд в своем родном городе, чтобы повидать родителей. В свои 95 лет его отец ежедневно крутит педали на велотренажере и по-прежнему самостоятельно водит машину. Перерыв, связанный с матчами сборных, позволил ему найти свободное время и поговорить с MARCA…

Ваша «Малага» продолжает находиться в зоне вылета, то есть в том же положении, в котором вы ее взяли. Вы считаете, что это нормально?

Я знал, что нам будет непросто покинуть нижнюю часть турнирной таблицы, но не думал, что настолько… Как бы там ни было, этот сезон — первый акт соглашения, рассчитанного на 2,5 года, которое я надеюсь отработать до конца. Клуб хотел, чтобы мы подписали контракт на 5 лет, но я предпочел, чтобы срок договора был в два раза меньше предложенного, и тем самым я могу оценить ситуацию с обеих сторон. Меня заинтересовал вызов начать амбициозный спортивный проект в клубе, который не имеет политики продажи своих лучших игроков и у которого есть определенные цели. Противоположное меня не привлекало, и я отверг предложения из Европы и Америки. Новый «Вильярреал»? Надеюсь, что так будет через 5 лет. «Вильярреал» — пример во всем, начиная с президента, который хорошо знает, что из себя представляет спортивный проект.

Шейх — это арабский Роиг?

Он уверен в том, что надо делать. Задумка в том, чтобы «Малага» занимала места в верхней части турнирной таблицы, но сейчас мы должны спастись. Я верю в команду, речь не шла о клубе, который борется только за выживание, или о незамедлительном прощании с проектом, если все-таки понижение в классе будет. Против «Эспаньола» мы играли 90 минут так, как мы умеем, раньше мы так играли только временами. Тем не менее, я думаю, что только «Мадрид» абсолютно превосходил нас.

Вы ошиблись, когда после матча на «Сантьяго Бернабеу» заявили, что вы не собирались бороться в нем?

Я не очень корректно выразился, это была моя вина. Я хотел сказать, что команда борется, когда может играть со всеми своими футболистами, и тогда был не тот случай. Мы играли в понедельник, затем в четверг, и в воскресенье нас ожидала «Осасуна», и у нас было шестеро травмированных. Игроки расскажут вам тон моих реплик и разговоров до и во время матча, мы ни на что не «забивали». Из-за шума, который был накануне матча, для меня было бы делом чести отдать все силы против «Мадрида», но тогда я бы допустил ошибку. Я бы навредил «Малаге», если бы мое эго взяло верх. Оно не находится так высоко, чтобы поставить его выше интересов команды.

Вы терпеливый и спокойный тренер. Это вырабатывается с годами?

Да, я изменил свой характер. Когда я был игроком, я был очень импульсивным, но я понял, что должен был измениться. Если ты постоянно на взводе, шанс совершить опрометчивый шаг возрастает. В моей жизнь был ключевой момент, когда я окончил университет и получил диплом инженера в 25 лет, и чуть погодя я решил, что буду тренером, когда завершу карьеру футболиста. Я старался управлять своими эмоцииями. Я прочитал много книг, и я понял, что очень часто успеха добиваются не лучшие, а те, которые способны комбинировать знание со старанием. В принятии решений, например.

Как с Рикельме.

Или с Раулем, со всей болью моей души.

Вы первый тренер, который посадил его на скамейку запасных.

Да, и речь идет о самом умном футболисте, которого я когда-либо тренировал. Я подумал, что Игуаин и Криштиану превосходили его, и решился на это. Когда я сказал о Рауле, что он был «титуларисимо», я имел в виду его талант. Он способен сыграть 5 минут, как если бы это был матч всей его жизни. Чтобы строить команду, надо быть беспристрастным, тренер не имеет право отказаться от этого.

Флорентино пытался определять стартовый состав на разные матчи?

Нет, никогда. Он мог быть более довольным, если играл тот или иной игрок, но никогда не подсказывал или указывал, какой состав я был должен выпустить. В прошлом году Игуаин был лучше, чем Бензема, но ситуация меняется. И если команда отвечает уверенной игрой, ты выбираешь именно этот состав.

Вас удивляет этот Карим Бензема?

У него высочайшая техника, меня это не удивляет. В прошлом году пришли Криштиану, Кака и он, и они должны были адаптироваться к команде. Карим запоздал немного, и только. Хотя если мы хорошенько присмотримся, со мной Бензема играл много.

Если я спрошу вас о лучшем моменте в «Реале», какой вы выберете?

Матч Ла Лиги на «Камп Ноу». Там мы проиграли и были лучшими. Нас убил Ибрагимович хлестким ударом слета в угол ворот. Но я не жалуюсь. Люди, которые выиграли титулы, не могут дискредитировать других, когда не выигрывают. Тот, кто добивается успеха, заслуживает этого в течение всего года, и Ла Лига — это чемпионат, который тебя по-настоящему проверяет. ЛЧ престижнее, создает много шума, но именно Ла Лига испытывает тебя на прочность.

И «Алькоркон», Мануэль?

Это было очень неприятное поражение, и за него ответственен только я. Я должен был знать, есть ли должная мотивация в команде или нет. Это обязанность тренера, а я не обратил внимание на степень опасности. Состав ответного матча? Я выпустил трех защитников, еще трех игроков в центр поля, чтобы соперник не пересекал даже центральный круг, и четверку в нападение — Кака, Рауля, Ван Нистелроя и Игуаина. Криштиану был травмирован. И мы выиграли 1-0, и то почти в самом конце матча… Что вы хотите, чтобы я еще сказал! Со мной покончили не «Алькоркон» или «Лион», а мои отношения с президентом. Быть тренером «Реал Мадрида» очень трудно, а в первый сезон — еще сложнее. Да и бороться с этой «Барсой — дополнительная трудность. Если добавить к этому, что у тренера нет поддержки со стороны президента и прессы, а также весь этот галдёж вокруг… Мы победили в Ла-Корунье спустя 19 лет, но на следующий день первые полосы всех изданий были посвящены тому, что я не выпустил Москеру.

Вы чувствовали, что ваш голос не слышали из-за громких трансферов?

Я до сих пор не понимаю, почему президент обособился от меня. Моим долгом было сказать, что два игрока, Роббен и Снейдер, несомненно были очень необходимы команде. Сейчас это кажется каким-то ребячеством, и для меня это необъяснимо. Оба стали чемпионами Италии и Германии, играли в финале Лиги Чемпионов и Чемпионата Мира… Я снова поступил бы так же.

Вас раздражала та история с Москерой?

Смотрите, поддержка тренера — это не личное дело, это абсолютная обязанность клуба. Это ненормально, что на меня набросились все СМИ с 8 или 9 первыми полосами подряд с невыносимой критикой. Мы проиграли первый матч в Севилье после того, как все выиграли в Ла Лиге и Лиге Чемпионов на тот момент, но пресса уже тогда была настроена против. Тогда еще не было «Алькоркона», однако дискредитация шла полным ходом, как будто они ждали, чтобы на «Бернабеу» распрощались со мной раньше времени… Есть куча примеров. Один из них: если я говорил, что перед нашими глазами был «Мадрид» с лучшими в истории показателями, то это воспринималось так, словно я ставил его выше, чем «Мадрид» Зидана. Я не понимаю такую пристрастную прессу, какая есть в Испании, которая сначала берется за «Мадрид» и «Барселону»…

Что сегодня «Мадрид» значит для вас?

Я рад, что у него все хорошо, что он стал сильнее, что тренер имеет право голоса… Я не испытываю ни малейшей досады. Он выиграет титул, уверен, и я буду рад увидеть его чемпионом.

И что вы думаете о его имидже?

Что у него есть имидж такого клуба, чей президент имеет то, что он хочет. И это происходит во всех институтах.

И о Моуринью?

Я не знаком с ним лично, и я не хочу вступать в споры ни с ним, ни с «Мадридом». Что бы ни имело отношение к «Мадриду», всегда бывает громадных масштабов. Даже Криштиану и Кака говорят, что они не видели ничего подобного, хотя они играли в «Манчестере» и «Милане».

В «Мадриде» уже не раз сменилось руководство, но вы продолжаете играть по одной схеме. Мы имеем в виду фланговую игру…

Да, конечно. В Испании я работаю уже 7 лет и думаю, что с собой я привез механизм игры, которого раньше здесь не было, что-то вроде южноамериканской и европейской комбинации. Мои команды всегда играли через фланги. Нюанс заключается в создании пространства для еще одного игрока во время атаки. «Барса» Райкаарда была великой командой, которую Гвардиола улучшил, потому что он отказался от схемы «неподвижного фланга», предполагавшей Месси и Роналдинью, игравших строго по флангам. Гвардиола сделал шаг вперед, потому что полностью освободил Лео.

И вы еще один приверженец такой философии игры.

Я ввел ее в «Вильярреал», и они продолжают так играть. Также мой стиль игры в защите раньше никто не использовал, и сейчас прибегают к нему: защищаться, сфокусировавшись на мяче, это единственный способ заставить синхронно играть 4-х защитников. Со статическими схемами покончено. При мне Криштиану играл по всему фронту атаки, и мы забили 102 гола… Пожалуйста! Тот же Хоакин сейчас чаще оставляет свой фланг.

Какой настоящий Криштиану?

Тот, кто первым приходит на тренировку и последним уходит. Его менталитет победителя невероятен. Главная заслуга Гвардиолы заключается в том, что он заставил свою команду держать на высочайшем уровне менталитет победителя. Они всегда хотят побеждать. И каким странным это не покажется, но «Барса» многое принесла в футбол именно в защитном аспекте. Как они прессингуют на чужой половине поля, и как их защита играет в мяч!.. Разницу в классе создают Иньеста, Хави, Месси. «Мадриду» никогда не удастся играть в подобной манере… Равно как и у «Барсы» никогда не будет мощи и скорости, которые есть у «Мадрида» с Ди Марией, Криштиану…

Источник: Marca

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: