Пепе 32 года и его контракт заканчивается в 2016 году. В среду он посетил радиостанцию Cadena Cope, в качестве четвертого капитана «Мадрида» и выступил в защиту Касильяса: «В настоящее время он лучший вратарь мира». Он поговорил о предстоящем Класико и свисте на «Бернабеу». А также о многих других вещах, о которых должны знать болельщики.

— Тебя зовут Кеплер Леверан Лиму Феррейра, но мы зовем тебя Пепе.

— Потому что мое имя сложно произносить. В Бразилии, мои родители, друзья, звали меня Пепиньо, потому что я был маленьким и довольно толстым. Когда вырос то, совсем изменился. Стал высоким и худым. Меня стали называть Пепао, но мой отец сказал: «Буду называть тебя Пепе, так лучше».

— Был ли матч с «Шальке» худшим с тех пор, как ты играешь за «Реал Мадрид»?

— Не для меня. Худшим был матч против «Барселоны» (5:0), но во вторник с «Шальке» мы играли перед своими болельщиками и опустились очень низко. Мы стремимся выйти из этой ямы, потому что мы те же футболисты, что и два месяца назад, когда все считали «Реал Мадрид» непобедимым. Мы должны придерживаться своей линии, должны быть лучше, мы знаем это, но мы можем выйти из этой ямы.

— От 0 до 10: какую бы оценку ты поставил команде за вчерашний матч?

— Трудно выставить оценку. Мы не играли на нашем уровне. Поставлю нам 5.

— Проблема в физике?

— Нет, потому что я, например, сейчас бегаю больше, чем в прошлом сезоне. Проблема не имеет ничего общего с физикой. Думаю, что проблема в том, что мы должны лучше справляться с некоторыми вещами.

— Вы плохо играете, плохо работаете с мячом, и выглядите физически измотанными. Почему вы в таком положении?

— Когда мы побеждали в одном матче за другим, говорили, что нет команды, которая могла бы победить «Реал Мадрид». В конце года мы ушли в отпуск, потеряли свежесть, которая у нас была. После мы провели мини-предсезонку и хорошо подготовились, с моей точки зрения. Это принесло нам пользу, но мы потеряли интенсивность, с которой должны играть, и не выходим на матчи, как должны. И я думаю, для того, чтобы атаковать хорошо, мы должны хорошо защищаться.

— Тогда в чем проблема? В отношении?

— Нет, не в этом. Мы все выкладываемся. Бейл был вторым в команде, кто пробежал больше всех. Мы немного утратили концентрацию. Мы всегда атакуем все 90 минут, должны защищаться хорошо минут 40, для того, чтобы атаковать хорошо в остальное время. Мне кажется, что мы думаем, что класс нашей команды поможет нам в любой момент выйти вперед. Что некоторые игроки ошибаются, когда не выходят на какой-то матч, как на последний.

BBC: Гарет Бейл, Карим Бензема и Криштиану Роналду

— BBC должна быть необсуждаемой?

— Это сложная тема, но какая бы команда сейчас не захотела таких нападающих, как у нас? И даже тех, кто сидит у нас на скамье запасных, как Чичарито и Хесе. Когда они выходят на поле, то работают на команду и делают всё, чтобы заслужить их игровое время.

— На встрече с игроками и президентом, ты сказал, что команда перестала быть смиренной и это нужно обрести вновь. Вам не хватает смирения?

— Вы знаете обо всем, хех? (смеется). Думаю, когда ты работаешь со смирением, когда признаешь наши сильные и слабые стороны, то все получается лучше. Тогда мы думали, что способны сами, благодаря своему мастерству, вытаскивать каждый матч. И думаю, что мы ошибаемся, думая так. Мы должны играть как команда, работать всей командой. Атаковать как команда, защищаться как команда, и если мы проиграли 1:0, то виновата вся команда. Думаю, что вчера мы много работали, но работали плохо. Мы хотели проявить активность, но каждый проявлял её на свой лад.

— Были испуганные лица. Хедира не просил мяч, Кроос был прикрыт.

— Это нормально. Каждый соперник играет против «Мадрида» так, словно играет в последний матч своей жизни. Это нормально. Мы выиграли Лигу чемпионов, Мундиалито и соперники хотят проявить себя против «Мадрида». «Реал Мадрид» — лучший противник в этом плане. Они играют на скорости не 100, а 200 в час. И если мы прикладываем не меньшие усилия, чем они, то только тогда проявляется наш класс. Если мы это сделаем, то нас очень сложно победить у нас дома. В течение года мы играли матчи с той же интенсивностью, или даже больше, чем соперник. И люди были удивлены. Мы провели великолепные матчи против «Севильи», против «Барселоны», Мундиалито… Сейчас мы должны со смирением понимать, что мы можем победить только если выкладываемся на всех матчах так, как и наш соперник. С той же агрессивностью и активностью, как они. Выходить, как в последний раз. Вот, что мы должны вернуть.

— Каково это, когда 50 000 человек освистывает тебя и кричит тебе: «Вон! Вон!». О чем вы думаете?

— Это болезненно. Это причиняет боль, потому что мы выходим на матч, желая, чтобы все получалось, а иногда не все получается. И потом, этот шум и крик, который стоял на нашем собственном стадионе. Это было болезненно для нас, потому что мы каждый день работаем над тем, что все получалось. Но вчерашний матч нам не удался.

— Вчера Флорентино зашел к вам в раздевалку после матча. Что он вам сказал?

 — Ну, все были огорчены. Это нормально, что президенту не понравилось как мы играли два последних месяца, и мы понимаем причину гнева президента и Хунты. Мы понимаем, но я повторюсь, что мы только все вместе сможем это преодолеть.

Лука Модрич в матче против

— Появление в раздевалке Модрича поважней появления там президента, да?

— И Серхио Рамоса, который, думаю, скоро вернется, и это очень важно для нас, потому что у нас была череда травм и вот игроки начинают возвращаться.

— Ты — большой друг Криштиану. Вчера он праздновал голы довольно гневно. Что привело его в ярость? Как у вас дела?

— Криштиану — победитель. Думаю, никто не был бы доволен из-за сложившейся ситуации, и когда он сравнял счет, то вышел за пределы обычного празднования голов, потому что знает, что его голы и его работа важны. Я был доволен, видел, как Криштиану забил два гола, и делал то, что обычно делает на поле. По моему мнению, не считая его голов, он отлично поработал.

— Ты бы пригласил на свой день Рождения Кевина Рольдана?

— Думаю, каждый человек вправе проводить свой день рождения, как он считает нужным. Да, это не был самый подходящий день для этого, но все мы люди. Нужно уважать нашу личную жизнь. И мы просим об этом, и клуб просит нас.

— Думаю, что президент доволен тобой, несмотря на то, что между вами все было не очень хорошо два года назад летом. Ты можешь рассказать, что произошло тогда в автобусе?

— Каком автобусе?

— В США.

— (смех) Вы знаете, это невероятно. Вам всё известно! То, что тогда случилось, ну, такое бывает. Это не было плохо. Не было.  Потом я сказал президенту, что если мы выиграем Лигу чемпионов, я подарю ему футболку, и так произошло, слава Богу. Президент был близок с нами, они путешествовал с нами, был на матчах, в гостиницах, даже обедал с нами.

 — Но предложение от «Манчестер Сити» было?

— Два года назад думали о том, могу ли я уйти. Это нормально, что другие клубы интересуются игроками «Мадрида», потому что нас 25 человек в команде. И это привлегия играть в этом клубе. 

— Ферран Сориано звонил президенту «Мадрида», чтобы сделать тебе предложение.

— Я не знаю всего. Это осталось между ними. У меня был контракт с клубом, но если клуб не видел, что я могу дать что-то клубу более, если бы они действительно захотели меня продать, то не было бы этого разговора. Я был бы вынужден идти в другое место, искать новую жизнь. Но, слава Богу, этого не произошло. Я спросил президента и тренера, рассчитывают ли они на меня, и президент сказал мне, что все, кто остался, заслуживают играть. Также я сказал тренеру: «Если ты позволишь мне конкурировать с товарищами на равных, я буду играть так же». А дальше тренер решает.

— Анчелотти должен остаться?

— Да, думаю, что он должен остаться, несомненно! Мистер принес нам много радости.

— У него «мягкая рука»?

— Нет. Он требователен к нам и в то же время слушает нас, хочет знать наше мнение. Всегда было так. Он не изменился.

— Анчелотти или Моуринью?

— (смеется) Это два великих тренера, которые отлично разбираются в футболе, но нынешний тренер для меня очень хорош, потому что за малое количество времени сумел сделать нас счастливыми.

— Вы тренировались интенсивнее с Моуринью, больше чем с Анчелотти?

— Нет. Думаю, что с итальянцем мы интенсивнее тренируемся, чем с Моуринью. С самого первого дня. Например, сейчас мы делаем упражнение, которое мы не делали при Моуринью. Был даже разговор в Вальдебебас, что раньше мы не работали, а сейчас поднимаем грузы, очень тяжело.

— А кроме этого… Вам лучше живется с Анчелотти? Он удобнее?

— Нет, не в этом дело. Когда мы выходим на поле на любом стадионе в Испании, то люди нас не ненавидят, как было раньше. Я не критикую Моуринью, просто так вижу. Раньше на любом стадионе нас оскорбляли. А теперь словно мы сменили имидж. Например, Иско устроили овацию в Эльче, что было бы немыслимо два года назад.

Пепе
Так выглядела подача этого интервью в трех испанских газетах на следующее утро. Заголовок Marca: «С итальянцем мы работаем больше, чем с Моу». Каталонский El Mundo Deportivo: «Колкости Пепе». AS: «Безо всяких сомнений, Анчелотти должен остаться».

— Но теперь вам свистят на «Бернабеу»…

— Но так лучше. Потому что наши болельщики имеют полное право освистывать нас. Они знают когда мы хороши, а когда нет.

— Но свист в адрес Касильяса систематичен…

— Случай с Касильясом немного странный, потому что с тех пор когда здесь был другой тренер (Моуринью), я, в особенности, дорого заплатил, за то, что сказал, что нужно его уважать за то, что он сделал для Испании. Я считаю, что не так просто выиграть три Лиги чемпионов с «Мадридом», быть 24 года в клубе, выиграть Мундиаль, два Чемпионата Европы. И об этом забывают. Как товарищ по команде, я был обеспокоен, потому что он многое дал футболу, не только «Мадриду», и я попросил уважать его, только это. Но после того, как я это сказал, люди стали считать, что я его лучший друг и враг для всех остальных. Это была ошибка. Никто так не предан «Мадриду», как Икер. Некоторые вещи так и остались висеть в воздухе, другие люди должны были пролить свет на них. Для того, чтобы то, что произошло вчера, больше не происходило. Вчера освистали Икера, завтра это могу быть я, а послезавтра Криштиану… Футболисты должны жить с этим. Мы должны быть вместе, помогать друг другу, я говорю об игроках и болельщиках. Когда я пришел в «Мадрид», болельщики меня просили просто выполнять свою работу, и думаю, если нам это будет удаваться, люди снова будут за нас.

—  Кто лучший вратарь в мире?

— В настоящее время — Икер Касильяс.

— После твоей защиты Касильяса, Варан травмировал колено, но в финале Кубка играл Альбиоль, а ты остался на трибунах…

— Я получил травму в полуфинале, когда мы уступили «Баварии» в серии пенальти. Я готовился сыграть на Евро. Потом я ушел в отпуск и вернулся во время предсезонки, все было хорошо. Нога меня не беспокоила. До тех пор, пока однажды не стала беспокоить. Тогда мне сделали два МРТ, но они ничего не выявили. И вот, однажды, на рождественские каникулы в Португалии, я ночью встал, чтобы пойти в ванную, и у меня что-то случилось с ногой, я не мог двигать ею. На следующий день я пошел в клинику и прошел обследование за свой счет, а врач сказал мне, что мне нужна срочная операция, иначе вся карьера под угрозой. Я вернулся в Мадрид с докладом врача, и тогда произошло всё это…

— Ты бы смог снова работать с Моуринью?

— Думаю, что да, я футболист, у меня нет с ним никаких проблем. Но мне кажется, что мне будет очень тяжело уйти из «Мадрида», потому что я очень люблю этот клуб. Я нашел свое место. Моя семья счастлива здесь.

— Ты рад, что «Челси» вылетел из Лиги чемпионов?

— (смеется) Нет, я рад только, что мы прошли дальше.  

— «Мадрид» готов дойти до финала ЛЧ в Берлине?

— Надеюсь, что да.

Пепе

— Флорентино Перес — лучший президент?

— Да. (прим. Real-Madrid.ru — забавно, что именно этот вопрос газета AS упустила в перепечатке этого интервью. Как и все остальные вопросы, в которых фигурировал Флорентино).

— Ты собираешься обновить контракт с «Мадридом»?

— Мне осталось по контракту полтора года, но сейчас не лучший момент говорить об этом. Сейчас важнее решить наши проблемы, и я спокоен, потому что тут я чувствую себя прекрасно, люди меня любят, и я горд тем, что могу носить эту футболку каждый день.  

— Каким будет лучший финал этот сезона?

— Победить во всех возможных соревнованиях и принести радость болельщикам. Каждый день просыпаясь, я думаю об этом.

— «Мадрид» в кризисе?

— Кризисом было бы закончить на 6-м месте. Мы будем бороться за Ла Лигу и Лигу чемпионов до конца. У нас есть необходимый класс, но ты знаешь, в футболе все решают детали.

— Если бы Месси был португальцем, а Криштиану — аргентинцем: кто был бы лучше?

— Это два великих футболиста. Национальность здесь не имеет значения. Но Криштиану для меня всегда будет лучшим в истории.

— Кто фаворит перед Класико?

— Сложный вопрос, но думаю, «Барселона». Она играет дома, перед своими болельщиками… Мы можем победить в Барселоне, и вернуть всё на круги своя. Мы должны выйти, как будто бы это наш последний матч в жизни. Да, у нас не лучший период, но мы не забыли, как играть в футбол.

— Кого из «Барселоны» ты бы купил?

— Там много прекрасных футболистов, но я очень доволен теми, кто есть у нас.

— Что ты можешь сказать по поводу слов Неймара, который пошутил по поводу вашего поражения от «Шальке»? Тебя это задевает? (прим. — Неймар сказал, что смотрел матч, и в конце думал «Ахах, почти!»).

— Нет. Меня заботит только моя команда, то, что у нас тяжелые времена, но обещаю, мы будем бороться, чтобы стать лучше.

— Бускетс наступил на тебя нарочно?

— Не знаю, не знаю. Нужно спросить у него. Но такие вещи случаются на поле, это позади.

— Вы боитесь, что «Барса» забьет вам 5?

— Мы не боимся. Мы должны изменить какие-то вещи, и если Богу угодно, чтобы мы хорошо сыграли, то давайте выйдем как в последний бой. У нас есть необходимый менталитет. Но начать надо уже в это воскресенье против «Леванте».

Пепе и Анчелотти

— Вы чувствуете себя лучше, играя 4-4-2?

— Нет, и при схеме 4-4-2 и при схеме 4-3-3 мы играли великолепно. Трудно говорить о том какая тактика лучше. Тактика не так важна. Важен наш менталитет. Мы должны работать как три месяца назад. Атаковать, защищаться и прилагать усилия, как одна команда. Вновь.

— Как ты думаешь, календарь оставшихся матчей вам на руку?

— Мы играем дома против «Леванте», «Барса» играет на выезде. Теоретически, календарь «Барселоны» сложнее нашего. Кажется, у них 7 матчей на выезде, и 5 дома. А у нас наоборот осталось 7 дома и 5 на выезде. Мы можем победить в Барселоне, и «da la vuelta a la tortilla», как вы говорите в Испании (прим. — буквально, «перевернуть омлет»).

— Две желтые карточки в Ла Лиге в этом сезоне: Пепе ли это?

— Да (смеется).

— Что изменилось в Пепе, ведь ты всегда был лидером по количеству карточек? 

— Я многому научился благодаря Богу и людям, которые были рядом со мной: моей жене и моей дочери. Когда родилась моя дочь, попытался доказать, что я не грубый игрок, как многие люди считают. Я не изменился, просто адаптировался. Каждый игровой момент я рассматриваю как решающий в каждом матче. Два игрока: центральный защитник и нападающий. Если я я расслабляюсь, у нападающего будет преимущество. Каждый раз, когда я выхожу на матч, я хочу выиграть каждый мяч, потому что если нападающий меня пройдет, а перед ним будет только вратарь.

— Видео, которое делали раньше, передовицы с Пепе… Ты другой теперь.

— У меня есть тренер, и это Анчелотти, который помогает мне во многом, каждый день. Он хорошо меня подготовил, и знает мой темперамент, который я стараюсь оставить при себе. Я отдаю себя команде и мистер часто говорит мне: «Пепе, с твоим классом, ты должен предугадывать события, потому что ты быстрый, сильный, хорош в прыжке… У тебя есть всё. Так что ты просто должен выходить на поле, и концентрироваться на том, что ты сделаешь. А что сделают остальные, тебя не должно интересовать». И также моя семья. Я хочу быть примером для своих девочек, потому что я считаю примером для себя моих родителей. Мои родители приложили огромные усилия, чтобы дать мне то, что у них было. Я стал играть спокойнее.

Икер Касильяс и Пепе после победы в Лиге чемпионов

— В очередной раз после плохого матча ты выходишь, чтобы защитить своего товарища. Ты сказал, что Касильяс лучший в мире, когда вчера он провел худший матч с тех пор, как он играет за «Реал Мадрид». Ты выходишь и защищаешь Анчелотти, когда он переживает свои худшие времена в «Мадриде».

— Когда человек переживает трудный период, мы его сравниваем с землей. Это так легко. Сложнее всего — протянуть руку помощи.  Не знаю, могу ли я помочь в чем-то Икеру, я и четвертой части того не завоевал, что удалось Икеру, что удалось мистеру… Но я вижу, что они хорошие люди, и это останется в моей памяти. Через два года, когда закончится мой контракт, даже если я буду в другом месте, я буду продолжать дружить с Икером, с Анчелотти, может быть, даже с Бускетсом, никогда не знаешь. Я совершил много ошибок, но всегда были люди, которые мне помогали. И когда у меня были хорошие времена, мне тоже помогали.

— Ты обращался к какому-нибудь специалисту (прим. — вероятно, журналист подразумевает психолога), чтобы измениться?

— Нет.

Пепе во время интервью на радиостанции Cadena Cope

— Пепе, мы покажем тебе фотографии. На каждой из них кто-то. И ты расскажешь нам, что ты о них думаешь.

Криштиану Роналду: «Очень хороший человек, для меня лучший, и всегда будет»

Карим Бензема: «Карим…. Он очень спокойный, как будто ничего не происходит, но он очень хороший парень, воспитанный, со своими принципами, хороший парень».

Гарет Бейл: «Гарет тоже очень спокойный, не из тех, кто много говорит, он застенчив».

— Но он не всегда отдает партнеру передачу?

— Да, но нападающие живут голами. Это инстинкт убийцы. 

— И вы не говорите ему: «Гарет, мы купим тебе мяч, и еще один — для нас»?

— Нет, если бы на его месте был я, то сделал бы так же. Если ты находишься с мячом перед воротами, то бьешь!

— И он ничего не говорит на испанском?

— Нет, говорит. Говорит, но очень застенчиво. Это его защита.

— Он понимает, что значит глагол опускаться, чтобы защищаться?

— Не будьте такими злыми.

Интервью Пепе на радиостанции Cadena Cope

— И вы не смотрите на него со своей штрафной… Черт возьми, Бейл, ты должен быть здесь!

— (смеется) С такой физикой, как у него, он просто бык. Это вопрос, который мы должны решить между собой. Вчера мы бежали каждый на свой лад, а не как команда. Мы должны снова стать командой и сыграть хорошо против «Леванте».

— Сменим тему. Месси.

— Тоже хороший футболист. У него был плохой период, но из-за всего того, что он сделал для футбола, люди не должны в нем сомневаться. У него такой класс, что он может решить любой эпизод в матче.

— Дальше. Неймар.

— После поколения Роналдо и Роналдиньо, Неймар демонстрирует силу бразильского футбола. С каждым днем в Европе он растет как игрок. И я уверен, он великий игрок.

— И последний, Луис Суарес.

— Когда мы играли в Голландии товарищеский матч, он пришел на стадион вместе со своим сыном.

— Он пришел, чтобы сказать, что хочет играть в Мадриде?

Нет! Мне он такого точно не говорил.

— Ты не планируешь сыграть на «Камп Ноу» в опорной зоне, снова?

— Я готов играть всюду, куда меня поставит тренер. Я свободен даже для того, чтобы играть нападающего.

 — Но лучше не принимать таких удивительных решений, да?

— Да, мы лучше действуем наверняка (смеется).

— Давай поговорим о твоей прическе. Ты постоянно сбриваешь волосы.

— С 9 лет отец говорил мне, что у меня должны быть короткие волосы. Однажды я пришел к парикмахеру, сказал ему и вовсе побрить меня налысо. Мать сказала, что отец меня убьет. В страхе вернулся домой, а он сказал мне: «Вот теперь ты похож на человека».

— Некоторое время у тебя была прическа.

— Да, когда у меня была травма колена, я немного развлек себя тем, что отрастил длинные волосы. Потом я снова их сбрил и снова отрастил. Когда родилась моя дочь, она хватала меня за волосы, и ей это нравилось, так что я позволил им отрасти.

Пепе и его прическа

— У тебя были даже расты.

— Жена возненавидела меня за это. Это было во время предсезонной подготовки в Штатах.

— Кто лучший в Ла Лиге в процентном соотношении сыгранных матчей и побед?

— Икер?

— Пепе. 144 победы в 185 матчах. 78 %.

— Я этого не знал. Хорошая информация.

— Мы больше не увидим у тебя желтых карточек? Всего две это немного скучно…

— Я из старой школы футбола. Я многому научился у ветеранов. Когда я пришел сюда, было пару интервью, на которых я встретился с Эмилио Сантамарией и Йерро, который был моим кумиром. Оба сказали мне: «Здесь ты должен много двигаться, и над всем пространством, где тебе следует, властвовать. Если ты этого не сделаешь, тебя съедят».

— Какие у тебя отношения с арбитрами?

— Сначала я много жестикулировал, и мое поведение не было идеальным. Но у меня всегда были хорошие с ними отношения. Сейчас я говорю с ними спокойнее, с уважением, я понимаю, что когда они дают свисток, то уже нельзя это вернуть.

— Кем бы ты был, если бы не стал футболистом?

— Я был бы водителем, как отец.

— Что ты думаешь об испанских журналистах?

— Буду искренен. Есть очень хорошие, и очень плохие. Бывает, что в газетах обсуждают личные темы. Иногда они путают футбол с личной жизнью.

Источник: Cadena Cope

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: