• 0

  • 63

Серхио Рамос: «Я все тот же парень из маленького городка»

24 сентября 2009, 13:47

Серхио Рамос (Севилья, 30.03.1986) в прошлое воскресенье дал обширное интервью  для ежедневника Marca, которое мы предоставляем вашему вниманию ниже.

Для Серхио наступило время начать все сначала. Сейчас он возвращается с большим желанием, чем когда бы то ни было, чтобы восстановить свои права на то, что когда-то завоевал мальчик из Камас под небом Мадрида.

Когда закончился сезон, Вы приняли участие в Кубке Конфедераций в составе национальной сборной и вернулись с травмой. Травму вы получили непосредственно в ЮАР?

Есть разные точки зрения по этому поводу, и я уже сказал все по этому поводу. Я закончил сезон с болями как в области ахиллесова сухожилия, так и в приводящей мышце. Затем я уехал на Кубок Конфедераций, а позже начались каникулы. Во время отпуска я делал некоторые упражнения, чтобы держать себя в физическом тонусе. Когда я присоединился к команде в предварительном сезоне, начались дополнительные нагрузки на сухожилие. Я подумал, что это из-за первых тренировок после отдыха. Мне сделали обследование, которое показало, что у меня микроразрыв сухожилия и что мне необходим покой до полного восстановления. Как только рана затянулась, я приступил к тренировкам.

Чем вы занимались в период восстановления?

Несколько дней постельного режима, чтобы рана затянулась. Затем проходил лечение, физиотерапию и работал в ускоренном темпе в гимнастическом зале. Затем сел на велосипед, когда нога немного зажила.

На протяжении всего этого времени Вы не тренировались?

Да. Когда ты болен. Начинаешь замечать людей, которые на самом деле рядом с тобой. Время тянется очень медленно, и дни кажутся бесконечными. Когда видишь, как твои товарищи тренируются, завидуешь им черной завистью.

Вы привыкли играть постоянно. Каково это смотреть футбол с трибуны?

За всю мою карьеру мне посчастливилось очень мало времени провести на скамейке запасных или на трибуне. Этот случай был немного непривычным для меня. Я не мог усидеть на месте и все время хотел выбежать на поле, когда видел, как играют мои товарищи по команде.

Если за быками лучше наблюдать из-за барьера, то за футболом – с трибуны?

Да, без сомнения. Когда находишься на газоне, вид существенно отличается от того, что видишь с трибуны. Когда занимаешь место болельщика, то замечаешь ошибки команды или различия в схемах игры и так далее. Место на трибуне позволяет с расстояния лучше увидеть футбол.
Сколько раз в прошлом сезоне Вы играли с травмой?

Несколько раз, но всегда по необходимости или из-за сложившихся обстоятельств в команде. Не знаю, поступают ли так все игроки, но речь идет о моем занятии. Когда кто-то попадает в подобную ситуацию, нужно понимать, что мы защищаем и что представляем. Для футболиста самым главным является игра, но бывают случаи, когда мы делаем что-то не так или не справляемся вовсе. Понятно, что я не испытываю гордости за произошедшее, но и винить себя не за что.

Был ли смысл так рисковать?

Когда возникает воспаление, всегда есть вероятность риска, что, в конечном счете, может повредить тебе. Однако, если ты нужен команде, а другие игроки не могут играть, нет никакой проблемы в том, чтобы выйти на поле.

Вернулись бы на поле с травмой, если бы это было необходимо?

На данный момент в команде силен дух соперничества, так как на одну позицию претендуют два игрока. К счастью, «Реал Мадрид» не горит желанием, чтобы ни я, ни другие игроки не играли по причине проблем со здоровьем. Если бы это был финал Лиги Чемпионов, Эль Класико или просто важный матч, и мне пришлось бы играть с травмой, то я бы сделал это, не сомневаясь ни в чем. Конечно, это не вошло бы в привычку, так как у меня уже есть печальный опыт за плечами, но не думаю, что это так уж сильно повредило бы здоровью.

Игра на грани возможностей с серьезной травмой сказалась на качестве?

Думаю, что да. В прошлом сезоне я провел много матчей, а потом началось воспаление, которое, в конечном счете, закончилось. Хотя, весьма вероятно, что травма, которую я перенес после каникул – проблема, которая раньше не возникала. Врачи и физиотерапевты всегда говорили, что мои сухожилия в полном порядке. Все стало результатом самопринуждения, после чего я провел двадцать дней без тренировок, но теперь я вернулся, чтобы работать с максимальной отдачей.

Травма научила Вас тому, что лучше вернуться на поле неделей позже, чем играть по принуждению или с болями?

Да, и сейчас я это понимаю как никогда. Не для никого не секрет, что абсолютно все футболисты – эгоисты, и все мы хотим играть всегда. Если нужно выйти на поле с травмой или с перевязанной щиколоткой, мы готовы пойти на это, лишь бы не пропускать матч. Понятно, что время, которое я провел в больничном отпуске, благотворно прошло для меня, так как я смог восстановиться физически, что в ритме соревнований было бы невозможно. Специальные меры не были бесплодными для меня. Сейчас я начинаю все с начала с безумным желанием вновь стать тем, кем был раньше.

В этом сезоне мы увидим нового Серхио Рамоса?

Нет, нового Рамоса нет и быть не может. Надеемся, что вернется тот Рамос, которого помнят по первым трем сезонам. Я исправил много ошибок и сейчас возвращаюсь полным сил и в предвкушении того, что могу играть в этом клубе многие годы, оправдывая надежды болельщиков.

В прошлом сезоне, когда тренером был Бернд Шустер, Вы жаловались на то, что команда неравномерно распределена на поле и что Вы остались в стороне. Мануэль Пеллегрини тоже делает ставку на дальнюю дистанцию и пробег. Подобная ситуация может повториться?

Нет. Для этого сезона подготовлен новый проект, в команду прибыли новые игроки с новыми надеждами и ожиданиями. Позиция на игровой площадке определена, и это возможно наблюдать сегодня в «Реал Мадриде». Относительно тактики каждый тренер работает по своей системе и каждый игрок ей придерживается. Ясное дело, что в пошлом сезоне с Шустером я находился на дальней позиции, что вынуждало меня перемещаться длинные дистанции. Сейчас со схемой, одобренной Пеллегрини, я уверен, что теперь у меня будет поддержка в защите. И не только у меня, но и у Арбелоа, Альбиоля или Ласса, когда они будут играть на этой позиции. Эта система основана на постоянном взаимодействии членов команды и предполагает оборону как со стороны центральных игроков, так и со стороны полузащитников.

Когда игрока оставляют в одиночку на своей позиции, поле кажется слишком большим?

Это зависит от образа мыслей и способностей команды. Если ты открыт для всей команды, то понимаешь, что должен перемещаться на более дальние расстояния, к тому же из центральных позиций нужно возвращаться на свое исходное место защитника. Первостепенной задачей латераля является защита, а уже потом, если можешь сместиться в центр поля, то это замечательно. Сначала нужно выполнить свою работу, прежде чем максимально взаимодействовать с центральными игроками. К тому же их в команде предостаточно и их легко вывести из равновесия. Лучше, когда латераль может что-то привнести в игру.

Вас обвиняют в том, что не следуете тактике и часто оставляете свою основную позицию…

Я уважительно отношусь к подобной критике, однако я спокоен по данному вопросу. Каждый, кто хоть немного разбирается в футболе, знает, что когда латераль смещается к центру поля, его позиция должна быть подстрахована центральным полузащитником, который размещен впереди. В этом случае у нас брешей, если у нас есть три полузащитника которые могут неожиданно выступить против соперника, чтобы тот не смог воспользоваться ситуацией. Идея тренера состоит в том, чтобы латерали смещались к центру поля, но в тоже время, чтобы всегда в линии защиты находилось четыре игрока.

В матче с «Барселоной» (2-6) Вы были заменены и освистаны болельщиками, несмотря на забитый гол и отдали голевую передачу. Как прокомментируете тот матч?
Предпочитаю не ворошить прошлое. В тот день мы играли изо всех сил, но не оправдали надежд наших болельщиков. Понимаю, что освистали меня, освистали всю команду, но футбол хорош тем, что всегда есть возможность взять реванш. Футболу не свойственно такое понятие, как память, в сознании людей всегда живо последнее событие. Посмотрим, когда наступит час встретиться с «Барсой» лицом к лицу.

За последние два сезона Вы получили больше других мадридистов желтых и красных карточек. Считаете себя слишком импульсивным футболистом?

Человек не может делать того, на что он не способен. За последние два года Каннаваро, Диарра и я получили больше всех предупреждений, потому что этого требовала игра. Иной раз это было просто неизбежным, потому что нужно было предотвратить гол соперника в свои ворота. К тому же я научился замечать, когда необходимо действовать, а когда лучше сдержаться. В случае, когда нужно увести мяч от своих ворот, необходимо принимать верное решение. У меня комплекса по поводу того, что получил в свое время много карточек, но лучше было бы их не иметь вовсе.

Чувствуете, что арбитры внесли Вас «черный список» и делают предупреждения чаще, чем другим футболистам?

Да, да, конечно. Надеемся, что со временем они будут больше щадить меня, а я, в свою очередь, чему-нибудь научусь. Так как каждый год представлены практически одни и те же арбитры, больше шансов, что тебя запомнят. Если разговариваешь с ними, то нет проблемы. Если я вижу, что будет карточка, то спокойно принимаю ее, но бывают случаи, когда карточку дают из-за всякой глупости, которую бы простили любому другому игроку.

Вам рекомендуют более сдержанных арбитров?

Нет, нам никогда не говорят, кто будет судить матч. Понятно, за что тебе дают карточку в случае невнимательной игры, но иногда совершенно непонятно, почему тебе так норовят сделать предупреждение, когда ты твердо и уверенно ведешь мяч. Я всегда думаю о том, чтобы только вести мяч, а не настии кому-либо травму.

Возвращаясь к разговору о прошлом, верно ли, что Рамон Кальдерон предлагал Вам перейти в «Милан»?

Как мне было известно, нет. Я не получал каких-то сообщений по этому поводу. Кроме того, это – прошлые дела, а я предпочитаю смотреть в будущее.

Но он не отрицал того, что «Милан» спит и видит, как подписать с Вами контракт на несколько сезонов…

Хорошо. Так как в свое время появилась эта новость, я всегда говорил: в «Реал Мадриде» я провел пять лет, у меня продолжительный контракт с клубом и у меня нет и мысли о том, чтобы перейти в другую команду. На деле, если клуб мне предложит пожизненный контракт, я его подпишу немедленно.

Никогда, даже в самые тяжелые моменты, у Вас не было и мысли расстаться с клубом?

Никогда. Кроме того, если однажды наступит день, когда нужно будет уйти из «Реала», я уйду с высоко поднятой головой и через главный выход. Я никогда не уйду через запасной выход с неприятным осадком в душе.

Вас раздражает критика в свой адрес?

Нет, нет. Я нормально воспринимаю критику, если она касается спорта, а не моего окружения. Несмотря на то, что последние три года я играл феноменально и был бесспорным победителем, никто и никогда не хвалил мое окружение. Если ты в чем-то плох, то тебя критикуют, если хорош – просто ничего не говорят. Это немного странно, но я думаю, что, в конце концов, люди научатся ценить чужой труд, а время расставит все на свои места.

Осталась обида на прессу?

Конечно, прежде всего, потому, что было сказано много лжи как обо мне, так и о моем окружении. Много фраз было выдернуто из контекста, в том числе и то, что я был «главным героем». Мне пришлось понять, что футболисты вынуждены балансировать между критикой и лестью.

Средства массовой информации более критично относятся к Вам, чем к другим футболистам?

Да. Меня более всего огорчает то, что было сказано много неправды обо мне и моем окружении. Также то, что я якобы не хотел возвращаться в команду. Именно поэтому у людей формируется неверное представление обо мне. Единственное, что могу сделать – демонстрировать хорошую игру, может тогда люди перестанут меня оценивать.

Многим ли Вы обязаны своему отцу и своему брату, что до сих пор выступаете за «Реал»?

Я обязан им всем. Они высказывают самую объективную критику в мой адрес, другие люди часто ошибаются. Если я до сих в составе «Реал Мадрида», то только благодаря им. Если в свое время я дебютировал в «Севилье», то только благодаря их настойчивости и самоотверженности. Это уникальные люди, которые со мной и в счастливые, и в несчастные моменты жизни. В трудных ситуациях всегда становится ясно, кто поддерживает тебя, а кто нет.

Ваш брат Рене, который к тому же является вашим представителем, тоже жестко Вас критикует?

Без сомнения. Иногда я спорю с ним, потому что, например, провел хороший матч, а он мне ничего не сказал. Ни мой брат, ни мой отец никогда не льстят мне. Наоборот. Они моя самая взыскательная публика. Эти люди верят в меня и поддерживают меня, но, с другой стороны, если я с кем-то ссорюсь дома, то именно с отцом и с братом.

Занимаетесь самокритикой?

Безусловно. Я знаю, что провел далеко не лучший сезон и виню в этом только себя. В этом году у меня не было возможностей ни для физического, ни для карьерного роста, но в то же время признаю, что очень многому научился. Ничто не учит нас лучше, чем сложные периоды в жизни. Чувствую себя более закаленным в физическом плане, более опытным. Сейчас предстоит реализовать все это на игровой площадке.

Тем, кто обвиняет Вас в том, что Вы попросту прожигаете жизнь, ответите, что…

Я бы им сказал, что я все тот же ребенок, который пять лет назад подписал контракт с «Мадридом». В душе я остаюсь тем же парнем, который вырвался из маленького городка, со мной остались те же близкие люди, те же друзья. Тот, кто меня знает, прекрасно понимает, что я из себя представляю. Я очень простой по натуре, очень спокойный, однако есть масса вещей, способных довести меня до белого каления.

Источник: Marca

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: