• 0

  • 76

Шаби Алонсо: «Мы с женой как два полузащитника»

18 августа 2013, 13:15

Его ответы на вопросы откровенны, умировторяющи и остроумны, летят, словно его передачи в наэлектризованной центральной зоне «Мадрида». Шаби Алонсо (Толоса, 1981) не восторгается удачами, не рисуется. Но за словом в карман не лезет, оскорблений не сносит. Не в том он возрасте.

Предстаёт после летних каникул со свежепостриженными волосами. Интервью проходит на третий день после возвращения к тренировкам. Жара и ломота в мышцах.

Вопрос: Общаясь к Анчелотти, обращаетесь к нему самому или к его брови?

Ответ: Говорим с ним по-испански, обращаясь непосредственно к нему. Первое, что он сказал, увидев меня, было: «Ты мне должен одну Лигу Чемпионов». Я ему: «Нет, Карло, ты заблуждаешься» (смеётся).

В: Легенда о мадридской раздевалке перешла из разряда фантастики в область научной фантастики?

О: Порой встречаешь людей, говорящих с необычайной лёгкостью о происходящем здесь, после чего возникают эти мифы и фантастические легенды. Иногда это бывает немного смешно.

В: В каком амплуа играете дома?

О: Мы с женой действуем как два центральных полузащитника и дополняем друг друга очень хорошо.

В: У вас двое детей и сейчас вы ждёте третьего. До каких пор намерены поддерживать продуктивность на этом поле?

О: Эти вещи естественны, им невозможно научиться. Надо бы сравнить с процентом ударов.

В: Кого в Вас больше: Омара, Бенка или Мак-Нолти? (персонажи сериала «The Wire» (Прослушка) — Lench).

О: Лестера Фримена. Он мне нравился больше, потому что держался в тени, при этом организовывая всё, действуя очень терпеливо. Мак-Налти – очень замкнутый и непредсказуемый. Фримен же методичен.

В: А кого из персонажей «Мадрида» могли бы выделить?

О: С нами тоже можно было бы снять хороший сериал. Даже не сомневайся.

В: Кого в раздевалке Моу уважал больше всех?

О: Тех, кто не жалел себя на поле. Это такая цепочка управления, а я всегда относился с большим уважением к иерархии. Мой отец был тренером, я вырос в доме, где его все очень уважали. Руководить действиями 25-ти человек – это сложнейшее дело.

В: Теперь Вы готовы «выбросить белый флаг» и стать тренером?

О: Я бы не сказал ни «да», ни «нет». У меня есть опыт, но не знаю, достаточен ли он в той сфере, которая касается умения убеждать других.

В: Кого уважаете вне «Мадрида»?

О: Я начинал в «Реал Сосьедад» с Арансабалем, Идиакесом, Рекарте и Де Педро. И был очень сильно связан с ними. В «Ливерпуле» Хююпя был для меня примером профессионала, цельной фигурой, выточенной из камня. Хаманн был немцем, который никогда не терялся на улице и вёл себя по-хулигански вне поля. Каррагер был типичным ливерпульцем, простым, прямым, очень жёстким и проницательным. И Джеррард — символ команды. С этой четвёркой у меня были особые отношения.

В: А теперь вопрос повышенной сложности: а кого уважаете в «Мадриде»?

О: Мне не довелось играть с ними. Но Йерро мне представляется воплощением многих качеств настоящего капитана. То же могу сказать о Редондо, насколько могу судить о нём по тому, что слышал и мог видеть. Мужики, выигравшие кубки Европы. Которые доходили до четвертьфиналов, а там уже боролись, не щадя ни чужих, ни своих.

В: В какой момент при счёте 3-0 в финале против «Милана» начали представлять, как поднимаете Кубок над головой?

О: Когда стало 3-2. Видя их лица. Они уже не верили. Стали заметны разлад, сомнения, то, как они переглядываются между собой. Подумал тогда: «Е***ть-копать! Мы это сделаем!» У них был супер-состав: Дуда, Кафу, Неста, Стам, Мальдини, Гаттузо, Амброзини, Пирло, Кака, Шевченко и Креспо. И тут мы, как Сюрприз Лиги Чемпионов. Выиграть её было чудом.

В: И всё израсходовали там, не оставив ничего для «Дортмунда»?

О: Когда мы повели против «Дортмунда» 2-0, и оставалось 5 минут до конца матча, надо было видеть лица немцев… в тот момент вся жизнь пронеслась у них перед глазами.

В: Когда Ваше имя появляется в списках самых сексуальных мужчин, супруга не заявляет что-то вроде «ты же собирался посвятить себя футболу»?

О: Бывает, ты не поверишь. Меня это забавляет. Полагаю, что торговым маркам нужны не то чтобы свежие модели, но точно естественные образы.

В: Сколько раз во время важного матча кто-то принимается говорить о времени?

О: Я состою в рядах виртуальной лиги. И однажды случилось, что Начо, тот, что из «Бетиса», забил. Я ему сказал после этого: «Эй, Начо, спасибо! Ты мне даёшь много очков». Он обалдел, услышав это.

В: Кого из игроков «Барсы» Вы выбираете в туннеле стадиона для обмена репликами?

О: Есть некоторые. Не без этого: «Посмотрим, как сыграет этот? Что из себя представляет тот?» По расположению на поле мне чаще всего приходится следить за действиями Шави и Месси. Один раз я страшно облажался: перед матчем подшутил над Буси «Буси, не сильно пинайте нас сегодня». И получили 5-0. Лучше бы мне было помолчать.

В: Когда удаётся уложить детей спать, кладёте ноги на кроватку и фотографируетесь?

О: Ты же не представляешь, какую ценность это имеет. Этот как выиграть Ватерлоо.

В: Вы говорите с детьми по-баскски?

О: Они понимают баскский язык, но свободно говорить на нём пока не могут. Но, разумеется, они этому научатся.

В: Ваш отец уже может считаться мадридистом.

О: Мой отец, поскольку его сын играет в здесь, в «Мадриде», стал болельщиком «Мадрида». Но это не значит, что он стал мадридистом.

В: Но Вы-то им стали?

О: Я – очень мадридист. Я пришёл сюда как профессионал, и тут, как ни крути, ты становишься мадридистом. Я играл в трёх особенных командах, окружённых мистикой: «Реал Сосьедад», «Ливерпуль» и «Мадрид». И я буду «их» всегда.

В: И если бы вы не играли в футбол, на каких пляжах и чем бы сейчас промышляли?

О: Ну, именно на пляже меня заметили и захотели пригласить на съёмки фильма «Коровы» Хулио Медема. Пришли договариваться к моей матери, а она сказала, что об этом не может быть и речи, что в моём возрасте главное занятие – это книги. Я не придал большого значения этому случаю. Я из семьи, где правит баскский матриархат: как сказала мама, так тому и быть.

Интервьюер: Мануэль Жабойш
Источник: El Mundo

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: