• 0

  • 101

Штилике: «В философии Баварии нет понятия защищаться»

25 апреля 2012, 3:02

Бывший игрок «Мадрида» (1977-1985), немец Ули Штилике, дает интервью по телефону из Катара, где работает в «Аль-Сайлии», который он только что вывел в первый дивизион местного чемпионата. С ним связана целая эпоха в «Мадриде», и у него был неприятный инцидент с Хуанито, плюнувшим в него в матче УЕФА, когда Штилике уже играл в «Нёвшателе»…

— Вам показалось, что «Мадрид» превосходил «Барсу», чтобы одержать на ее поле победу?

— Это было очень хорошо видно в течение этого года. Скажем так: это он заставил «Барсу» играть плохо. Очевидно, что Гвардиола должен задать себе больше вопросов, чем Моуринью. Он не слишком верил в то, что выиграет Ла Лигу. Поэтому он выпустил Тельо, а когда ты выпускаешь парня с большим будущим, но который еще не находится на топ-уровне великих матчей, то ты ошибаешься. И то же самое было с Тьяго.

— И вы ничего не скажете об упрямстве Моуринью, снова выпустившего Куэнтрау?

— Моуринью правильно сделал, что выпустил тех же игроков, которые проиграли в Мюнхене. Таким образом он завоевал команду. Он сказал: «Мы проиграли, но вы лучшие». И игроки отплатили ему победой.

— Как «Бавария» должна играть на «Бернабеу»?

— Я хорошо знаю Хайнкеса. Вместе с ним я играл 4 года в «Боруссии» Мёнхенгладбах, и он был гениальным, очень сильным нападающим. Он хорошо подходит «Баварии», потому что защищаться не является философией этого клуба. Он знает, что если хочет пройти, то «Бавария» должна забивать. Он будет играть на контратаках, но не так глухо в обороне, как «Челси», который, я сомневаюсь, сможет еще раз выдержать «Барселону» с 28%-ым владением мячом. (прим. — разговор состоялся до ответного полуфинала, в котором «Челси» все же одержал верх над «Барселоной»).

— Как «Мадрид» приобрел вас?

— Это произошло в матче против «Динамо» Киев, который мы играли в Дюссельдорфе. За несколько дней до матча мне позвонил Нетцер, чтобы предупредить, что на этом матче будут присутствовать люди из «Мадрида», которые будут следить за моей игрой. Августин Домингес рассказал мне, что за 10 минут до начала того матча Бернабеу сказал: «Надо купить этого молодого парня с усами».

— Что Бернабеу сказал вам?

— Он всегда старался говорить немного по-немецки. Он коверкал его. Жаль, что я познакомился с ним лично в последний год его жизни. Я благодарю его, потому что он открыл мне двери в международный футбол.

— Почему вы стали таким важным игроком в истории «Мадрида»?

— Потому что я был иностранцем и провел в клубе долгих 8 лет. В радости и беде. Хорошо было, когда я только пришел, в команде было много опытных игроков, как, например, Пирри, Бенито, Дель Боске… И мы сразу выиграли три чемпионата. Это был конец того цикла. Затем плохо было, когда «Мадрид» был вынужден обновлять ту команду. Пришла Пятерка Буитре, и переход проходил сложно, с иностранцами, которые пришли и не адаптировались. Поэтому люди запомнили мою отдачу на протяжении всех этих лет…

— Эта отдача вернулась с Моу?

— Если у тренера есть профессиональная ответственность… То игроки тоже не дураки. Но в этом случае иногда поведение Моуринью ошибочное. Это не принижает всего того, что он сделал для команды. Мне кажется более опасным его официальный представитель, который порой выдает такие заявления, которые…

— «Мадрид» заложил свою репутацию с Моуринью на посту главного тренера?

— Да, да… Приходящий извне наемник не понимает, потому что он не знает, что из себя представляет благородство «Мадрида».

— Возвращаясь к теме «Баварии», вы играли против них, выступая за «Мадрид»?

— Только в товарищеском матче в Мюнхене, и они забили нам 9 голов. Ну, и какой-то розыгрыш трофея Сантьяго Бернабеу.

— Как они забили вам 9 мячей?

— Мы приехали из Голландии и были смертельно уставшими после 2-3 недель предсезонки с Бошковым. Все мечтали вернуться в Испанию, и никто не хотел играть. Они же были голодны до победы и в разгаре сезона.

— То поражение сильно задело вас?

— Тем более, моя ситуация была особенная, потому что в тот же год мне повредили связку, когда я в составе Германии играл в финале Евро. Я не должен был играть в том матче, но пришлось присутствовать из-за того, что я был игроком сборной. После поражения Бошков сказал: «Я предпочитаю проиграть матч, пропустив в нем 9 голов, чем проиграть 9 матчей с разницей в один мяч». Что еще сказать?

— Вы были в плохих отношениях с Хуанито?

— Это произошло в матче на «Бернабеу», когда я уже играл в «Нёвшателе». Я сделал грубый подкат, и он плюнул в меня. Я не терплю на поле одно: когда в тебя плюют. От фола ты можешь обезопаситься, от этого — нет. Последовали слова, оскорбления.. Но люди не знают, что через 2-3 месяца, уже летом, я встретился с ним в Фуэнхироле, и все разногласия остались позади.

— Когда вы были в «Мадриде», ваши отношения были нормальными?

— Ну, я никогда не был из клана Хуанито, потому что его жизнь и моя были совершенно разными. Но все было нормально. Проблема была в том, что Хуанито не умел разделять частную жизнь от профессиональной. И когда у него были какие-то проблемы дома, с его супругой или еще что-то, то это все замечали в раздевалке. Он был очень непостоянным, один день он был добрее доброго, а на следующий — слегка агрессивным.

— Вы были лидером команды?

— Я отдавал все за свою команду. Вот история в тему: на предсезонке в Кабеса де Мансанеда мы обычно совершали пробежки в лесу. И моя группа всегда была первой и даже улучшала время. Кому-то пришло в голову, что мы хитрили. Вы знаете, что я сделал? Я снова сделал круг в лесу и принес ствол, где была отметка. Для того, что были доказательства…

«Мендоса подсидел меня»

«Мой худший момент в «Мадриде»? Когда Мендоса подсидел меня. Мне бы хотелось завершить карьеру в «Мадриде» после 8 проведенных там лет. Мне было 30 лет, и если бы они предложили бы мне трехлетний контракт, я бы остался. У меня даже была бы возможность на чествование, которое случалось, только когда ты играл там больше 10 лет. Мендоса предложил мне контракт на один год, зная прекрасно, что я не приму его. Он объяснил мне, что контракт с игроками моего возраста они пролевали только на один год, но в то же самое время он пригласил Гордильо и Уго Санчеса, которым было по 28 и 29 лет, и подписали с ними контракт на 3 и 4 года. Я ушел не так, как того заслуживал…»

Источник: As.com

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: