• 0

  • 75

«Стать президентом Реал Мадрида? Это научная фантастика»

16 октября 2011, 16:04

Полное имя: МАНУЭЛЬ САНЧИС ОНТИЙУЭЛО.
В настоящее время — ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ И КОММЕНТАТОР.
Послужной список: 18 СЕЗОНОВ ЗА «РЕАЛ МАДРИД», 8 РАЗ СТАНОВИЛСЯ ЧЕМПИОНОМ ИСПАНИИ, ЗАВОЕВАЛ 2 КУБКА ЕВРОПЫ…

Маноло Санчис (Мадрид, 1965) говорит, что его родители слишком были заняты и на два года опоздали с его рождением, потому что, по его мнению, в тогдашнем футболе лучшим явлением было поколение 63 года (Бутрагеньо и Мичел). Хотя его по-прежнему считают не иначе, как «хорошим малым», он состоявшийся и взрослый мужчина, который источает страсть ко всему, за что берется, и считает своим жизненным принципом стремление быть просто «хорошим человеком».

На эмоциональные моменты, которые были в его жизни, Маноло Санчис реагирует весьма любопытно: у него начинает зудеть спина, словно по ней бегают муравьи. На футбольном поле такое с ним происходило много раз, особенно в тот день, когда он выиграл свой первый Кубок Европы в Амстердаме, и в прощальном матче, или, как сказала его дочь, в «день, когда папа бросил футбол». Но муравьи продолжают бегать, и он признается, что этот «знак» дает о себе знать в других совершенно разных сферах жизни: корриде и особенно опере.

— Вы можете часами говорить о Пуччини, и Хосе Томасе, а также о вине, картинах…

  • Как-то один тореро сказал, что о быках всё знают только коровы, и то не все. Я полагаю, что знаю о футболе совсем немного.

— 18 сезонов в «Реал Мадриде», 11 — как капитан команды, рекорд проведенных матчей в составе «бланкос»(524)… Что еще?

  • Футбол находится внутри меня. Я даже родился во время матча «Реал Мадрид» — «Атлетико», в котором, конечно же, победил «Мадрид» с моим отцом на поле (1-0). Мой отец — футболист, и я начал играть очень рано. Футбол и я — единая личность.

— Когда отец начал уважать вас как футболиста?

  • Между ним и мной есть серьезная разница в возрасте, также между его футболом и моим. Летом мы проводили ночи за долгими беседами и иногда спорили. Тогда он начинал выкладывать на стол свои титулы, и когда очередь доходила до его Кубка Европы, я просто уходил спать. Сейчас он достает свой Кубок Европы, а я — свои два, и спор прекращается. Я испытываю к нему глубочайшие уважение и восхищение, потому что я пережил на своей шкуре то же самое, что и он. Я знаю, как трудно достичь вершины, и знаю, как сложно задержаться на ней.

— Рассказывают, что вы лидер от Бога, таким вы были на поле, и сейчас — в бизнесе. Какова ваша среда обитания?

  • Я креативный полузащитник, который присматривает за защитой и участвует в атаке команды.

— Вы входите в состав разных союзов. Расскажите, чем именно вы занимаетесь?

  • Ну, из этого учреждения, которое является наиболее личным проектом и к которому я больше всего испытываю любовь, я организовываю чемпионат мира среди клубов, и мы уже провели 7 его розыгрышей. Также провожу еще со времен когда я был игроком, мастер-классы, кроме того, концерты, оперные фестивали, открываю кампусы; с Мигелем Босé мы производим хамон. Ну, и конечно, нельзя не упомянуть о вине, которым я всецело увлечён вместе с еще несколькими сумасшедшими…

— Половина состава того «Мадрида» полюбила вино благодаря вам.

  • В жизни каждого футболиста бывает зловещий день, когда ты завершаешь карьеру. Он наступает 30 июня, и 1 июля ты становишься таким же, как все. Я хотел придумать что-нибудь такое, чтобы удержать это неминуемое падение в пустоту, поэтому за два года до завершения моей карьеры, я начал готовиться просто для того, чтобы в этот день, 1 июля, Манолито проснулся и знал, что делать. Я вспоминаю, что я подумал тогда: «И всех этих ребят я больше не смогу видеть каждый день? Поэтому я решил придумать что-нибудь такое, что обяжет нас видеться каждый день, и вино стало фантастическим поводом. Кроме того, в этой небольшой компании есть товарищи моего поколения, среднего и младшего. Начиная с «Пятерки Буитре» и до Альфонсо и Каранки. Я же играл много лет и дружил со всеми! И когда я уходил, с каждым из них я переговорил отдельно, и все они сказали мне: «Да, да, да».

— Как вы убедили Бутрагеньо, который пил только газировку?

  • Ему было намного сложнее. Он не пил и не держал вино в доме. Сейчас он уже пьет, да!

— Это правда, что вы начали пить вино, потому что один из важнейших игроков «Мадрида» посоветовал вам…?

  • [Перебивает]. Это было на одном из моих первых сборов с Камачо, Хуанито и «Эль Сосо» (Гальего). По-моему, Хуан сказал мне: «Малыш, если ты не пьешь вино, то ты ничего не добьешься». Сейчас я говорю то же самое [смеется].

— На этикетке одного из ваших вин, «Касалобос», написано: «Аппетитное, очень насыщенное, освежающее, нежное, приятное на вкус». Кто из ваших друзей соответствует этому описанию?

  • Фернандо Редондо [улыбается]. И если бы была благородная мадера, я бы сказал, что это Мичел. Я могу назвать для тебя вина, подходящие для Пардесы, Мартина Васкеса…

— У кого из них вкус ретро?

  • Эмилио Бутрагеньо. Он словно шкатулка с сюрпризами. Люди плохо знают его. Он живет как будто в футляре. Много лет я проводил каникулы вместе с ним, и, когда он активирует чип, появляется ребенок из Хетафе, не смотри так! Это правда. Он остроумный, привлекательный… Однако его вид серьезного, элегантного, сдержанного мужчины путает все карты. Уфф! Я не могу рассказать тебе наши истории… и не проси!

— Тогда расскажите, как родилась ваша история любви к опере.

  • Благодаря моей жене. Когда мы еще встречались. Я всегда думал, что не очень хорошо уступать увлечениям своей половинки, потому что если ты уступаешь, то тебя исключат. Надо просто разделять интересы. Мне нравилась охота и природа, ей — опера. Она приходила со мной на футбол, а я ходил с ней в театр. Первый раз я попал на оперу в Вене на «Самсон и Далила» в исполнении Пласидо Доминго.

— Ничего не зная и без анестезии?

  • Без анестезии. При выходе жена спросила меня: «Ну, как?». И я ответил ей: «Нууууу, хорошо.» [потянул он голос]. Через некоторое время она повела меня в Театр Кальдерона на оперу «Риголетто» , и ты не поверишь! Опера закончилась, и я сразу же пошел в кассу и купил другие билеты, чтобы снова увидеть ее. Я смотрел «Риголетто» 7 раз подряд. Как говорят в «Красотке»: «Опера либо входит в тебя, либо нет!» Я превратился в постоянного зрителя, причем настолько, что певцы приглашали меня на репетиции, и мы вместе пили пиво. Я полностью погрузился в мир оперы, и, если где-нибудь, в пределах досягаемости, есть «Риголетто», то ты увидишь меня там, и если они ставят «Турандот» — также. Последними моими открытиями являются «Набукко» [думает] и «Лючия де Ламмермур». Собираюсь расширить свой список любимых опер.

— Раньше вы путешествовали, чтобы играть в футбол, сейчас ради оперы…

  • Так и есть. Я прилетел в Нью-Йорк, закинул чемоданы в номер и прямиком отправился в театр, затем на следующий день, и на утреннее представление, и на вечернее. Правда, я обыкновенный поклонник, знаю только то, что мне нравится, и что меня восхищает, так это веризм. Хоть бы тенор объединился с сопрано, а баритон звучал бы все время, мне кажется, это было бы хорошей постановкой. Даже если, в конце концов, придется пережить 2-3 потери, также было бы неплохо [смеётся].

— Подозреваю, что оперой вы не смогли заразить своих товарищей.

  • Я повел группу товарищей на «Травиату». Нас было 13 человек. Смотри, это же легко: «Травиата» начинается с тоста, да что рассказывать-то! Ну, хорошо, погас свет, началось представление, и я вижу, что один из них кладет голову на плечо жены и засыпает. Заканчивается первый акт, люди аплодируют, а другой, который позади меня, толкает в спину и спрашивает: «Уже закончилось, нет?». И я понял, что потерпел крах.

— Поднимается занавес, и появляется на сцене «Реал Мадрид» — «Барселона», какая это опера?

  • Уффф! [задумывается]. Каждый исполняет разное произведение. Я бы сказал, что по музыкальности «Реал Мадрид» — это «Турандот», а «Барса» — «Пуритане». «Пуритане» — это выдающаяся опера, и думаю, что футбол, который проповедует «Барселона», ассоциируется с такой великой оперой, как «Пуритане». «Турандот» — это еще одна величайшая опера, с немного другой, более неровной ведущей линией. В начале оперы происходит подъем, который завершается гонгом, затем наступают тайны… опера впадает в сон, и внезапно раздается ария «Нессум Дорма»!

— Что вы скажете мне о дирижерах?

  • Моуринью был бы Рикардо Мути, а Гвардиола — Зубином Мехта.

— Кто в вашей команде нравится вам больше всего?

  • Öзил имеет потрясающий класс, и Рикарду Карвалью — это впечатляющий центральный защитник, но если я должен выделить только одного, я выбираю Öзила.

— Это говорит тот, кто был фундаментальной фигурой в знаменитейшей «Пятерке Буитре». В современном футболе «стервятники» находятся на грани исчезновения?

  • Некоторые могли бы играть сейчас, другим было бы сложнее. Сейчас от игрока требуют намного больше. Нельзя выходить на поле с целью только защищаться или атаковать. В «Реал Мадриде», например, защитнику, который не атакует, я предсказываю большие проблемы, и нападающему, который не обороняется, будет худо. Сейчас чрезвычайно сложно попасть в стартовый состав. Самые пострадавшие в этой ситуации — это игроки кантеры. Я воспитанник. Если бы Ди Стефано не сделал ставку на ту группу молодых игроков, мы бы никогда не вышли в свет. Если тебе не дают хотя бы один шанс, в таких условиях очень трудно что-то показать.

— В детстве вы хотели стать вратарём, как Ирибар. Кем стал, в конце концов, Санчис?

  • Другие смогут высказать мнение обо мне лучше, но да, я тоже могу сказать тебе: «Ты думаешь, что кто-то осмеливается мечтать о моих достижениях?» Я выиграл чемпионаты, Кубки Европы и могу заверить тебя, что никогда даже не представлял себе это. Я мог стремиться к цели когда-нибудь играть в «Реал Мадриде», и я делал это в течение 18 лет…

— И что вы хотите сейчас? Я спрашиваю вас об этом, потому что не так мало тех, кто говорят о вас, как о будущем президенте «Реал Мадрида».

— Я думал, что вопрос будет намного безобиднее!

— Это безобидный вопрос.

— Нет, нет. Я знаю, что ты задаешь его без какого-то смысла. Два года назад со мной произошел любопытный и непроизвольный с моей стороны случай. До последних президентских выборов среди присутствовавших на «Бернабеу» провели опрос. Флорентино победил за явным преимуществом, другие кандидаты набрали только по 0,5% и 0,7%. И неожиданно в опросе появляюсь я с 20%. Людям, принявшим участие в опросе случайно, пришло в голову назвать меня. Для меня это большая честь и ответственность. Возможно, можно интуитивно почувствовать, что в будущем у них есть желание, чтобы это случилось со мной или с кем-то, кто будет находиться в таких же обстоятельствах, но ты никогда не услышишь от меня, что я хочу стать президентом. Ни раньше, ни позже.

— Рискуя безобидностью вопроса, скажите мне: это научная фантастика, что вы президент «Реал Мадрида»?

— Сегодня — это научная фантастика.

Источник: Marca
Интервьюер: Ольга Виса

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: