• 0

  • 51

Унай Эмери: «Меня пугают тренеры, думающие только о составах»

19 ноября 2011, 19:49

После выпитой чашечки кофе с молоком и сахарином Унай Эмери (Ондаррибия, Гипускоа, 1971) вспоминает с улыбкой, что в бытность игроком он был «трусом». «Как-то тренер накричал на нас: «У вас нет яиц!» И я ответил: «Нет, мистер, просто они на исходе!». Уже тогда он держал в голове футбол, и сегодня, проводя 4-ый сезон в «Валенсии» он научился держаться на плаву. Сегодня его команда принимает «Мадрид» на «Месталье».

— Откуда вы берете столько энергии?

  • Мне нравится футбол, и я сам по натуре очень неугомонный человек: страсть, способность к работе — влияет все. Часы работы я провожу без усилий, естественно. Пардеса (генеральный директор «Мадрида») рассказал нам, что Моуринью одержим работой. Такие же Гвардиола и Бьельса. Это манера работать. Как только я начал карьеру, я все время продвигаюсь вперед. Я очень люблю работать и все поглощать. Утром я встаю и думаю: «Я должен поговорить с этим игроком, посмотреть видео…» Я ложусь в 2 часа ночи, и с 10 утра я работаю. Я никогда не отдыхаю. Когда-то я привык к этому.

— Вы хорошо спите?

  • Да. 6 часов… Будельник должен прозвучать три раза. Я сразу отключаю его, даже после матчей. Я встаю с улыбкой, если мы выиграли, или с мыслями: «Черт, мы проиграли». Раньше, когда я был игроком, я спал 10 часов.

— Вы неисправимый оптимист?

  • Ты должен быть им, чтобы преодолевать сложности. Алекс Ровира в своей книге «Семь властей» говорит, что удача находится на дороге, создавая обстоятельства; он рассказывает о двух джентльменах, которые отважно обходят препятствия, пряча страх и контролируя себя. Мне это очень подходит. Когда назначается пенальти в наши ворота, я думаю: «Мы отобьем его». В матче против «Леверкузена» Карседо сказал мне: «Надо что-то делать». Да, но… что делать и как реактивировать команду? Эти моменты ты начинаешь бояться. Но ты должен владеть собой и быть позитивным. Потому что каждая твоя замена многое передает команде: атакующий дух, страх. Если до матча ты думаешь, что умрешь, то ты умрешь два раза.
  • Вы смотрите слишком много видеозаписей с матчами?

— Я посмотрел 3-4 видео с матчами «Мадрида». Мне нравится, когда все находится под контролем: тренировки, соперники, стратегия, речь, состав… Но я всегда разделяю работу с моими сотрудниками. Я должен двигаться вперед в опыте, знакомствах, сборе информации. Я слепну от перфекционизма, так как не могу найти его. Его не существует. Приходится сосуществовать с недостатками.

— Вы создаете впечатление, что вы очень хорошо готовитесь к матчам, но вам тяжело анализировать их.

— Анхель Каппа считает, что футбол — это дело игроков. Да, но как они играют. Чаще всего, как им скажет тренер. Один день матч получается идеальным, в другой — крайне неудачным. Почему Испания плохо провела первый тайм против Коста-Рики? Тренеры как раз нужны, чтобы проанализировать причины.

— В прошлом году, когда «Мадрид» победил 3-6, при счете 0-4 вы вышли в техническую зону, и вас освистали трибуны. Почему?

— Я чувствовал, что не мог спрятаться. Я должен был показать силу, ответственность. Я не имел права оставлять команду в такой ситуации.

— И после того, как в матче против «Байера» «Месталью» кричала в ваш адрес «осел, осел!», и вы сделали правильную замену, у вас не было соблазна похвастаться?

— Я тренирую «Валенсию» и получаю положительную и отрицательную критику. Я должен принимать решения и оставаться спокойным. После матча я могу запереться в кабинете и выпустить пар. В прошлом году я так и сделал, когда мы проиграли «Шальке». Я выпустил ярость, которую держал в себе. Никто мне ничего не подарил. Футбол ориентируется на чувства и эмоции людей, которые поддерживают его.

— Как игроки переносят враждебность своих болельщиков?

— Они должны подготовиться психологически. Это плата, которую они должны платить. Например, Мигел и Банега прошли через это. Однажды тренер команды сказал игроку, выступающему за сборную Испании, чтобы он готовился выйти на замену, на что игрок сказал ему: «Я не могу. Внутренний барьер сдерживает меня».

— Президент «Валенсии», Мануэль Льоренте, разговаривал с другими тренерами, потому что не верил в вас?

— Это зависит от того, как на это посмотреть. Он ищет лучшее для клуба. Он рассматривал 4-5 тренеров, но выбрал меня. Отношения с ним построены на взаимной требовательности с обеих стороны.

— Что вы думаете о «Мадриде»?

— Он смертелен. Когда он выходит в атаку, он смертельно жалит. Он проиграл только «Леванте», потому что они играли максимально неудобно для «Мадрида». Надо в командном плане превзойти их индивидуальное превосходство. Лучшее достоинство Моуринью — это менталитет его игроков. «Мадрид» не привлекает твое мнение тактически, как «Барселона», которая намного более определенная, сыгранная команда. «Мадрид» очень силен психологически и зависит от своих индивидуальностей. Против них ты должен быть готов ко всему: контратака, владение, единение, прессинг…

— Хаби Алонсо — ключ «Мадрида»?

— Он связывает, но «Мадрид» не зависит от него. Если бы не было его, был бы другой, который придавал бы его игре большую вертикальность.

— Как вы раскрыли Фегули?

— Фегули ничем особенным не отличался. Также, когда играл в аренде в «Альмерии». Он играл ярко эпизодами. Мы разговаривали с ним и просили от него стабильности. Хоакин и Мата ушли, и мы сказали ему, что за место в основе он будет бороться с Пабло. Он еще очень молод, поэтому он должен пережить периоды спада. Его способность к прессингу и обращение с мячом очень хорошие. После дубля в ворота «Хетафе» он приобрел уверенность. Вместе с Иско мы работали, чтобы они были готовы играть, но Иско предпочел уйти в «Малагу». Бернат и Алькасер на подходе.

— Почему кантеранос «Барселоны» быстрее адаптируются в первой команде?

— «Барса» играет с 9 воспитанниками в основе и побеждает. Поэтому молодым легче закрепиться в составе. Есть клубы, делающие ставку на кантеру, и клубы, требующие отдачу от воспитанников. «Валенсия» принадлежит к последней категории. За три последних года мы перевели в первую команду Гуайту, Хорди Альбу, Иско и Мичела («Эркулес»).

— Почему вы используете всех игроков состава?

— Мне нравится коллективная игра. Меня пугают тренеры, думающие только о том, кто выйдет в стартовом составе. Я тренерую команду, чтобы были готовы все 25 игроков. В последнюю очередь я решаю, кто выйдет в стартовом составе. Я анализирую команду, а не индивидуальности. Хочу, чтобы был стиль, по которому они будут хорошо играть. Есть тренеры, которые думают только о том, кто выйдет в основе: «Этот играет хорошо, а тот — плохо…, поэтому его не будет в старте». Если кто-то играет плохо, вся ответственность лежит на мне, потому что я не сделал так, чтобы он играл хорошо.

— Три вещи, которые вам нравятся помимо футбола?

— Природа, пляж или горы, чтобы совершать прогулку и размышлять; близкий круг друзей и семья (у него есть 8-летний сын).

— Вы разговариваете с сыном на баскском языке?

— Нет, потому что моя супруга родом из Малаги. Мне жаль, но он должен хорошо говорить на кастильском и английском, и здесь он еще учит валенсийский. Я немного использую баскский язык с моим отцом и братьями. Также я пишу на родном, потому что учился в двуязычной школе.

— Вы будете голосовать на выборах?

— Нет. Несколько лет назад я голосовал. Тогда я приобрел неприятный опыт, и после я больше не голосовал. 15-M отражает действительность: последние 10 лет мы находимся в упадке. Мы движемся назад по сравнению с Германией и Францией. В этом виноваты и правые, и левые. Мы должны восстановиться от кризиса.

— Как повлиял кризис на ваших близких?

— У меня один брат без работы, другой зарабатывает не больше тысячи евро в месяц, а третий — журналист.

Источник: El Pais

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: