• Сельта24Реал Мадрид
  • 24/11, 15:00Эйбар - Реал Мадрид
  • 0

  • 177

"В современном футболе Альфредо пришёлся бы кстати…"

11 марта 2011, 21:45

Встречу назначили в нескольких метрах от его дома. Речь шла о Ди Стефано, но сам Ди Стефано отсутствовал. Почему? Да чтобы дон Альфредо не прервал разговор, услышав, что говорят о нём. Он краснеет, когда другие обсуждают, кем он был, является, и кем будет для мирового футбола. Пачин, Амансио и Зоко приходят ровно к часу. Разговор пойдёт об их друге и сердечном товарище.

Пачин: Я познакомился с ним, когда был ещё игроком «Осасуны». Я приглядывал за Альфредо во втором тайме, и на самом деле не давал ему касаться мяча. Впрочем, по ногам я его не бил. Думаю, это стало ключом моего перехода в «Мадрид». В первом тайме я преследовал Пушкаша. В перерыве тренер, Баринага, приказал мне прикрывать Ди Стефано. Его характеристики мне подходили больше. В конце матча Альфредо сказал мне: «Эй, парень, ты не хотел бы играть в «Мадриде?». Я ушёл домой, прокручивая это в голове. А через несколько месяцев переход состоялся. Уже потом, когда мы стали товарищами, я понял, что он рекомендовал игроков президенту. В первую очередь на позицию атаки, где играл сам.

Амансио: Со мной произошло нечто подобное, а я ни о чём не знал. Альфредо ходил в отель «Веласкес», там у него был друг, Час, из «Ла Коруньи». В свою очередь Бернабеу был близким другом Эмилио Рея, с которым я учился в «Эль Эскориале», и который очень хорошо отзывался обо мне, когда я был в «Депортиво». Думаю, это был галисийский заговор. Потом, когда я не попал на Мундиаль в Чили, Альфредо и остальные говорили мне, чтобы я не беспокоился, чтобы не беспокоился…и это потому, что они знали, что позже я перейду в «Мадрид».

Пачин: Альфредо пристально следил за соперниками, а если думал, что они чего-то стоили, забирал их.

Амансио: Период, когда я начинал с ним играть, стал для меня тяжёлым ударом. Я пришёл из Сегунды, был мальчишкой…а там, когда товарищ по команде отдавал тебе плохой пас, мы называли его ослом, дураком… Здесь же за такое Альфредо называл тебя «сукиным сыном», но на свой лад, как это делают аргентинцы. Пока его не узнаешь, ты не поймёшь, что это не оскорбление. Но меня это задевало. Однако я никогда с ним не ссорился, вот с Панчо – это да.

Зоко: Дело в том, что Пушкаш был грубее на язык, и к тому же он был иностранцем. Он всегда вёл себя одинаково. Меня больше злили те, кто делает тебе презрительные жесты рукой. На самом деле Альфредо не оставлял никого в покое. Так как играл он по всему полю, то проходя мимо, всегда что-нибудь говорил товарищу. Бросалось в глаза, что он — прирождённый победитель. Я не видел никого, такого, как он. Он хотел побеждать везде, вплоть до пятничных баскетбольных матчей.

Пачин: Он никогда не сдавался…Даже когда оставался без сил.

Амансио: Помню, как мы играли товарищеский матч со «Штутгартом». Мы выигрывали 5-1, в воскресенье предстояла игра против «Бетиса» в Севилье, и я обронил что-то касательно этого матча. Альфредо обернулся и сказал, что необходимо сохранить ритм до конца. Это был товарищеский матч! В Альфредо совмещалось всё. Была харизма плюс характер…

Зоко: А игра! Как он играл! В современном футболе он пришёлся бы кстати. Мы появились в команде уже в его последние годы в «Мадриде». Пачин пробыл с ним дольше…

Пачин: Лучше всего было, когда он получал мяч и завершал атаку. Он мгновенно уходил, был неудержим. Когда Альфредо ушёл в «Эспаньол» он оставался таким же игроком-оркестром.

Амансио: Думаю, что в этом сыграл свою роль проигрыш «Интеру» в Вене. Бернабеу вынужден был произвести изменения и настала очередь Альфредо… Сейчас, когда есть телевизионные камеры, улавливающие все отмашки и удары по ногам, такие мячи, такие стадионы… не было бы никого, кто бы мог его остановить. Он бы оставался собой. Кроме того, играя так, как играют сейчас, он мог бы передвигаться по всему периметру поля, не заставляя команду перестраиваться.

Пачин: Но за ним было трудно охотиться, он умел ускользать… Помню, однажды Дука из «Сарагосы» вывел его из себя, и его удалили.

Зоко: Он был и будет номером один.

Пачин: А ведь он даже останавливал атаки соперников! Альфредо мог играть на любой позиции…

Амансио: Что-то есть в поговорке, которая гласит, что в каждой команде, желающей стать чемпионом, должны быть два аргентинских «сукиных сына». Они победители из победителей. И заметьте, что говорю я в тоне, каким разговаривал Альфредо на поле. (Смеётся) И кроме этого он скромный аргентинец. Всю жизнь твердит, что является не более чем частью группы.

Зоко: Скромность всегда была его пороком…

Амансио: Нет нужды жить рядом с ним, чтобы понять, что он стал фундаментальной личностью в истории «Мадрида».

Зоко:
И к счастью, это поняли при жизни. И не только в Испании, во всём мире. Это честь для нас быть рядом с ним и быть его товарищами. Это то, о чём мы всегда можем рассказать.

Амансио: Но это внимание к нему пришло восемь лет назад (примеч. -Интервью взято в феврале 2008 года). С приходом в клуб Флорентино Переса, который принял решение, что именно Альфредо должны вручить премию Лучшего Клуба XX века. Раньше он говорил, и ты это знаешь, Ортего (Энрике Ортего – журналист – примеч.), что Ди Стефано – это просто «florero» (прим. — возможны варианты: 1) рассыпающийся в любезностях 2) цветочный горшок)) в клубе. Рамон Кальдерон придерживался такой же точке зрения, а сейчас начинаются эти великие почести. «Мадрид» стал «Мадридом» с его приходом в 1953. До прихода Ди Стефано команда не выигрывала ничего, при этом говорили, что это клуб Правительства, а однажды нам даже не позволили отправиться в Мексику. Грязная ложь.

Зоко:
Начался взлёт.

Пачин:
Я, как защитник, больше всего ценил в нём скорость с мячом и без мяча, и его точность. Он был настоящей футбольной машиной. Ему нравилось играть в стенку с Матеосом… Единственное, думаю, что головой играть у него получалось не очень хорошо.

Зоко:
Я не согласен, в худшем случае у него не получалось завершать атаку, однако назад мячи он отправлял очень хорошо, прицельно. Я забил очень много «девяток» в моей жизни и видел всякое. Его скоростные качества для меня была очевидны, они мне причинили много неудобств. Завершал атаки он и правой, и левой, пяткой, носком…

Амансио: Он не обладал хорошим дриблингом, какой мог быть у меня. Он был игроком стенки, паса.

Пачин: Он всегда искал искал поддержки у товарищей. А так как товарищи у него были хорошие, они не портили то, что он делал. Альфредо выиграл множество матчей благодаря самому себе, но много было выиграно и благодаря остальным. У нас были величайшие игроки. Дон Сантьяго всегда в этом знал толк. Брал всегда лучшее.

Зоко: А как он ругался, если ты не давал ему нормальный пас. Это тоже привилегия.

Пачин: Во что он никогда не влезал, так это схемы. Как мы и говорили раньше, он мог рекомендовать игроков, но другое у него не шло. Ему нравилось играть, хотя, думаю, он не был хорошим запасным.

Зоко: Я тоже не представляю его рисующим схемы… Его призванием была игра.

Пачин: Больше всего Альфредо нравилось гулять со своими друзьями и разговаривать о футболе, попивая виски. Мы приглашали на ужин женщин. Они – за одним столиком, мы – за другим, и объединялись.

Амансио: С друзьями и товарищами он всегда был самим собой, настоящим Альфредо. За ним тянется слава нелюдимого, но, чтобы понять какой он на самом деле, нужно его узнать. Он должен доверять тебе. Именно этот характер и сделал его победителем. Альфредо должен понравиться тебе таким, какой есть, нельзя исключить что-то одно из его характера. Своих друзей он любит именно так. Те, кто знает его только как потрясающего игрока, не делают о нём других выводов. Мы же знаем его и как игрока и как человека. Если бы он был другой, нам пришлось бы вознести его на алтарь.

Пачин: Не стал бы Альфредо мастером. Без этого характера он не был бы и половиной половины себя.

Зоко: Я всегда знал его таким, он не изменился. Мы все каждый день находимся рядом с ним.

Источник: abc.es
Перевод с испанского: Nerviosa, Real-Madrid.ru

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: