Хорхе Вальдано дал интервью для испанской газеты El Pais после презентации своей новой книги «Футбол — бесконечная игра» — сентиментальной энциклопедии футбола, написанной аргентинцем Вальдано, бывшим игроком, тренером и спортивным директором «Реал Мадрида», чемпионом мира, писателем, комментатором радио и телевидения. Вальдано прекрасно знаком со значимостью каждого слова, способного передать суть этого вида спорта, отмеченного неопределенностью результата. Мяч — эпицентр землетрясения под названием футбол.

Тот футбол, в который Вы верите, торжествовал?

Нет одного стиля, их много. На поле, да, сейчас торжествует более целостный, более эстетичный футбол. Царство тики-таки — тому подтверждение. Если 25 лет назад Че Геварой футбола, революционером, не похожим на других, называли Йохана Кройффа, то теперь им называют Чоло Симеоне.

Но годы тому назад Вас нещадно критиковали за защиту вашего видения футбола…

Смотря где. В Бразилии нас бы превозносили, но в Испании было сложнее воплотить это в жизнь. Околофутбольной дискуссии здесь не было. Кроме Пятерки Буитре, Кройффа и испанской сборной, была еще добрая группа журналистов, которые сражались защищая новый футбол. Это способствовало большим переменам.

Мяч стал аргументом.

Да, мяч это средство революции. В то время как в Бразилии и Аргентине теряли любовь к мячу, здесь, кажется, понимали, что мяч — центр игры. И во всех школах футбола, не только в Мадриде и Барселоне, начиная с младших команд проводится очень хорошая работа.

Как сильно повлияли слова на эти перемены?

Я всегда считал, что футбол без слов — очень слаб. Я понимаю, что многие люди, считают, что сила в том, что происходит на поле. Но сила преобразования идеи идет через слова.

В вашей книге вы объясняете собственную одержимость мячом…

Я был одержим им с детства. Потом он стал частью моей идеологии. Для меня футбол начинается с мяча. Я обедал за столом, а под столом был мяч. С мячом приходила игра, появлялись друзья.

Аргентина так любит Марадону, потому что мяч ему подчинялся больше, чем кому бы то ни было в истории футбола.

Этот подросток, из рассказа Фонтанарросы, в Росарио, родине Месси: мяч следует за ним, он его аккомпаниатор…

У Фонтанарросы была необыкновенная способность переносить символическое в область реального. Это рассказ об аргентинском парне, который забыл как обращаться с мячом. И меня впечатлил рассказ, потому что действительно, это мечта каждого аргентинского ребенка — чтобы мяч тебе подчинялся. Аргентина так любит Марадону, потому что мяч ему подчинялся больше, чем кому бы то ни было в истории футбола.

В своей книге Вы говорите, что у футбола нет сердца…

У футбола никогда не было сердца. Вот что я хочу подчеркнуть — мы футболу безразличны. Играет «Реал Мадрид» против «Атлетико» и футбол не понимает, у кого кубка еще нет, а у кого 10. У  него нет ничего личного против этих команд. Мы просто кажемся ему безразличными, как мы кажемся безразличными жизни. С этой точки зрения, да, у него нет сердца. Правда в том, что футбол становится индустрией, а индустрия характеризуется безсердчностью.

Он безжалостный.

Я бы не сказал так. В любом случае, рискованный, капризный. Он будоражащий… Вот я видел, как две армии болельщиков шли к Сан-Сиро. Все были из Мадрида, они голосуют на одном избирательном участке, пьют кофе в том же баре, идут в тот же кинотеатр, но в этот час они были отделены друг от друга щитом. И все знали, что одни после матча будут в раю, а другие испытают ад. В этом сила футбола — в тайне результата. Матч, прежде чем начатся, стоит миллионы долларов и закончившись, не теряет в стоимости.

В какой армии ши Вы?

В конце матча, когда Криштиану забил гол, мне показалось, что взорвалась бомба, что земля сейчас раздвинется, с одной стороны — гора, на которой чемпион, с другой — глубокая яма, куда падает одержавший поражение. Я был наверху горы, но невозможно было не сожалеть о том, что произошло с атлети после такого славного пути.

Рауль и Вальдано
Рауль и Хорхе Вальдано в 1994 году

Вы мадридист?

Всегда! Но я классический мадридист. Классические мадридисты очень предусмотрительны. Вот возьмем к примеру этот сезон. Полно конфликтов, тренер вылетает посредине сезона. Болельщики неистовствуют, критика клуба, президента, игроков не умолкает. Но, из-за секрета, очень сложного, чтобы его понять, команда в конце сезона поднимает над головой ни больше, ни меньше, Кубок Лиги чемпионов. Этот мятежный дух перед поражением, эта способность воскресать, когда уже кажется умершим, это очень ценная характеристика «Мадрида». В середине сезона, когда было так плохо, один дружелюбный мадридист сказал мне: «Судя по всему довольствоваться будут только победой в Лиге чемпионов!». Хахаха!

Это было столкновение двух стилей? Какой стиль у «Мадрида» сейчас?

У «Мадрида» нет определенного стиля. У него есть только характер, который возможно понять скорее с духовной стороны, чем эстетической. Нет школы, которая определила бы «Реал Мадрид». Это команда, которая восстает перед лицом поражения. Болельщик всегда требует от нее самоотдачу и спектакль. Еще со времен Ди Стефано.

В чем бы упрекнул бы сейчас Хорхе Вальдано того Хорхе Вальдано, который руководил «Мадридом» из своего офиса?

У меня есть ясное об этом представление, но я не буду дарить аргументы злонамеренным критикам, которых так много в футболе.

В книге появляются Месси и Криштиану, два героя, два противника…

А также Рауль и Хави. Рауля я считаю произведением искусства мадридизма, потому что, все, что он делал, будоражило болельщика: его самоотдача, его техника, его инстинкт победителя. Все это сделало из Рауля легенду. Хави как никто другой представляет Барселону, потому что он сделал из передачи ватерлинию футбола; никто в истории этой игры не превратил мяч в средство коммуникации, как это сделал Хави на поле. И когда я анализирую других двоих, то пытаюсь вывести ценность инстинкта, который представляет Месси и ценность воли, которую представляет Криштиану.

Что дало футболу это противостояние?

В Никарагуа и Сальвадоре, во многих странах, когда играют «Реал Мадрид» или «Барселона» жизнь парализуется. Они разделяются надвое, на мадридистов и барселонистов. Футбол нуждается в выразителях превосходства, и у нас есть два способа найти его. Они дали футболу эту дихотомию.

[totalpoll id=»735″]

 

Источник
El Pais
Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: