Три года назад он вступил на должность и стал непосредственным участником самого восхитительного цикла Испании. Фернандо Йерро вспоминает недавний успех сборной, в которой играет «самое талантливое поколение», и свою работу в Федерации.

У Фернандо Йерро (Велес, Малага; 1968) дети просят автографы, потому что он был игроком-эпохой в «Реал Мадриде» и в сборной Испании. С начала 2008 года он работает спортдиректором ИФФ, в то время, когда Испания выиграла ЧЕ и ЧМ. 30 июня он покидает свой пост, чтобы искать новые цели.

— Если вы посмотрите назад, что первое приходит вам на ум?

— Огромная ответственность представлять испанский футбол.

— Вы помните, как вам предложили эту должность?

— Да, конечно. Я проходил тренерские курсы, и мне сказали, что у них было место для меня. Не надо было много говорить. Мы даже не обсуждали финансовый вопрос.

— Что вы сделали в первую очередь?

— Снял футболку «Мадрида» и одел сборной Испании.

— Кого вы встретили в Федерации?

— Очень добрых, трудолюбивых людей, которые сразу же приняли мои идеи: я всегда ясно понимал, что означало работать в команде. Я слушал многих, предлагал свои идеи и решал, когда касалось меня. Но главные решения всегда принимал совет директоров, как и должно быть.

— Они принимали ваши предложения, или приходилось бороться за них?

— Нет, я приводил им свои аргументы, и они всегда поддерживали меня.

— И когда вы увольняли Иньяки Саеса, Сантистебана…

— Я объяснил им свои идеи, и я думаю, что они прекрасно поняли меня. Было неприятно, но я верил, что должен был так поступить и что это был подходящий момент.

— Вы пришли на эту должность без опыта. У вас был гандикап?

— В «Мадриде» я играл 14 лет и в сборной — 13. Я участвовал на 4-х Чемпионатах Мира, играл в Англии, Катаре… Я человек футбола, хотя это правда, что на руках у меня была только лицензия спортдиректора и тренера, но опыта не было.

— Испанскую Федерацию многие считают старомодной организацией…

— Я думаю, что из-за того, что мы много не говорим, не даем повода для громких новостей, мы больше молчим, не выходим на встречу с прессой… Я сам критиковал такую позицию, но, в конце концов, ты понимаешь, что не имеет значения, объясняешься ли ты или нет, находятся много людей, которые не хотят понять тебя. В тот день, когда «Барса» выиграла Кубок Европы, я призывал к благоразумию, к защите игроков, чтобы перестали искать соперничество между «Барсой» и «Мадридом», но чтобы все стремились укрепить команду. Помочь быть позитивными… В конце концов, все только и говорят о том, что я ушел, потому что я хочу передохнуть. Мы современная и активная организация, но люди не видят или не хотят видеть этого.

— Как Луис Арагонес воспринял ваше назначение на пост спортивного директора?

— Я понимаю, что я появился внезапно… С Луисом мы познакомились, когда мы играли друг против друга, и в кафе, куда мы обычно ходили. Но за 8 месяцев, которые мы провели вместе, думаю, что у него была полная независимость и что наши отношения были основаны на уважении. Мои отношения с Луисом и Дель Боске были идентичны на профессиональном уровне. У меня было больше проблем не в главной сборной, а в командах разных возрастных категорий. Но, очевидно, отношения с Дель Боске были особенными, он для меня как старший брат. Я более вспыльчивый, он же само спокойствие и умиротворение. Это был университет — работать рядом с ним. Раньше я набрасывался на всех, сейчас я смотрю на все по-другому.

— Вашей главной заслугой стала достигнутая идентичность всех команд?

— Все играют одинаково, и это не заслуга, это была цель. В 2008 году мы нашли свою манеру игры, и я думаю, что она нас представляет. Мы просто работаем по обстоятельствам, пользуясь впечатляющим трудом испанских клубов.

— В 2008 году мы обнаружили мяч?

— Мы избавились от страхов. Мы открыли, что мы можем играть с маленькими игроками. Мы всегда боялись 1,90 м немцев. Сейчас испанский футболист чувствует себя комфортно и главным героем, он всегда хочет играть. Это одно удовольствие. В этом смысле, Луис нашел дорогу, мы обязаны ему за это. Например, как-то я разговаривал с Висенте. Я сказал ему, что прекрасно понимаю, как сложно получить в наследство команду, которая только что выиграла Чемпионат Европы, и он ответил так: «Я предпочитаю, чтобы было так, что есть эйфория, а не негатив из-за того, что ничего не выиграли». В Вене мы оставили свои комплексы. Но сейчас мы бы не добились этого успеха, если бы не Луис.

— Почему вы не продлили контракт с Луисом?

— Потому что я думал, что это был подходящий момент по многим причинам, чтобы завершить этот цикл. Я больше верю в непродолжительные циклы, и я думаю, что все, как правило, рано или поздно заканчивается поражением. Я составил план и предложил замену, как ранее сделал в национальных командах разных возрастных категорий.

— Ваши отношения потеряли былую силу?

— Нет, не думаю, что на них могло что-то повлиять.

— И кого вы выберете после Дель Боске?

— Не знаю. Меня уже не будет там.

— Как кажется, Вильяр не собирается искать вам замену, по крайней мере, сейчас.

— Я думаю, что должность спортдиректора должна быть. Я думаю, что этот пост обязателен. Но как и в случае с назначением тренеров сборных, так и здесь я могу только предложить, но ответственность выбирать принадлежит не мне. И я не говорил Вильяру, кого он должен назначить. Я только посоветовал, что он должен сохранить эту должность, но это уже зависит не от меня.

— Дель Боске был бы идеальной кандидатурой на этот пост?

— Дель Боске может принять любую должность. Именно заслуга Висенте в этом переходе команды образца Австрии в нынешнюю. Кажется, он ничего не делал, но 40% этой сборной — его рук дело; Педро, Хави Мартинес, Льоренте, Бускетс, Мата… Его работа была превосходна и сделано с умом и естественностью. Для меня было честью работать с ним, например, когда у него были сомнения по позициям, он спрашивал меня: «Фер, а кто у нас есть в сборной sub-21?» Именно в этом заключалась ценность нашей работы, которой мы посвящали все наши силы.

— Какой момент был самым худшим?

— Когда мы не попали на ЧМ до 17 лет, который определяет будущее наших парней, и матч против Швейцарии, потому что опыт говорит, что победа в первом матче на ЧМ — это основа всего. И нас считали фаворитами.

— Ну, это происходило много раз.

— Нет, мы всегда мечтали о победе и верили, что могли победить, но тогда нас называли фаворитами и по делу. Мы были фаворитами по всем параметрам. В матче против Швейцарии я почувствовал, что дальше могло произойти все что угодно. В тот вечер я очень переживал, но команда показала свою зрелость, и Дель Боске — свой огромный профессионализм. В очередной раз Дель Боске преподал урок хладнокровия и выдержки. Ничего не менять также означало принять решение. И он принял решение. Он оставил в основном составе Бускетса, выдержав огромное давление, и этот выбор был решающим.

— Что он сказал игрокам?

— Он сказал им, чтобы они не сомневались. «Не сомневайтесь. Если вы будете сомневаться, нас тотчас убьют, и от нас уедет поезд. Вы чемпионы Европы, не забывайте об этом». Я играл на четырех ЧМ и знаю, что если ты сомневаешься, они убьют тебя.

— Кто лидер этой сборной?

— Я думаю, что есть лидерство, разделенное между людьми с большим опытом: Икер, Чави, Марчена, Пуйоль — между парнями с продолжительной в сборной карьерой. Также есть Пепе Рейна, Шаби Алонсо, Капдевила, Серхио Рамос… Молодые парни также приносят свежесть, как, например, Педро, Буси, Пике, Льоренте. Мы являемся свидетелями самого талантливого поколения испанского футбола. Было бы большой ошибкой не воспользоваться этим шансом и не продолжить получать удовольствие от игры этих игроков, не позаботиться о таком чудесном цветке. Мы должны оберегать их.

— Кажется, что после четырех Класико есть некоторая напряженность…

— Нет, я не видел ничего тревожного в эти дни. Если бы это было так, мы бы вмешались, но не было необходимости. Но я не говорил конкретно об этих Класико, я говорил в целом. Вы видели испанские флаги в Бостоне? Мы образец для подражения для всего мира. Мы как Бразилия прошлых лет, футбольный образец для подражения. Люди хотят видеть нашу игру, потому что наша сборная — это зрелище. Мы нашли свой путь, и мы не можем сойти с него.

— Кстати, вы не упомянули Иньесту.

— Если футбол в Испании имеет лицо, то это лицо Андреса. Часто, когда мы ведем беседу, мы ставим его в пример. Иньеста сам по себе — это ценности нашего футбола: талант, сила, честность, скромность, товарищество.

— Вы объясните когда-нибудь, почему вы уходите?

— Потому что подошло время, потому что завершился этот этап в моей жизни. Спортивное руководство Федерации — не должность на 40 лет. Я хочу поразмыслить, чем я хочу заняться в жизни.

— Работать на Флорентино Переса в «Мадриде»?

— Каждый день вы рассказываете свои выдумки. Ничего нет, я говорю тебе, совсем ничего.

— Вам есть, что еще сделать в Федерации?

— Я хочу, чтобы сборная до 21 отобралась на Лондон 2012. Тогда я уйду счастливым.

Источник: Elpais.com

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: