Цикл материалов о лучших кантеранос Ла Фабрики. Анализ Хулио Сесара Иглесиаса, — первооткрывателя знаменитой Quinta del Buitre.

Глава 1. Два полюса


Кто такой «геймер»?

На нашей планете информационого досуга, в параллельном мире, который отмечает новую границу развлечения, «геймер» — это тот, кого мы называем крутыми терминами вроде «игрочище» или «машина». Герои из галереи сегодня появляются после простого «клика» мышкой, они воспринимают спорт как еще одну видеоигру, которая представляет реальности только возможные в виртуальном мире способности. Не выходя из дома, очень скоро мы сможем увидеть их, как они поведут за собой поколение 3D и как они будут практиковать футбол в голограммах. Еще не Короли «Бернабеу», но уже «Геймеры ла Фабрики».

Хесе Родригес, нападающий «Хувениля А», получил мяч на одной из своих любимых позиций: на левом фланге. «Мадрид» выигрывал 1-0, но матчу срочно был необходим порыв ветра. Хесе на полной скорости по диагонали понесся в сторону штанги. Он обеспечил себе помощь бегуна: прямая спина и твердый шаг, пока два защитника соперника, латераль и опорник, перекрывали его. Как обычно он решил подумать и действовать по ситуации, то есть крюк влево, крюк вправо, и вот — одним финтом он избавился от них и продолжил свой забег. Когда снова решил пораскинуть мозгами, ситуация визуально ухудшилась: два центральных защитника нагнали его в своей штрафной, в районе 11-метровой отметки.

Сейчас ему придется применить противоположную логику охотника и добычи, подумать за двоих одновременно, как повели бы себя мышь и кот. Он разрешил дилемму при помощи двойного взгляда уцелевшего: как кот, он преследовал мяч, как мышь, он нашел щель. Это все, что ему было необходимо в том моменте. Через секунду он отправил мяч в ворота. Его товарищи по команде прервали процесс: они поаплодировали на удивление раньше, чем отпраздновали гол. Затем они обменялись улыбками; вновь было доказано, что этот парень был мышечной бомбой, невероятным спортсменом, чей стиль не проистекал из школы. Как траектория соколов, он парил в воздухе. И наконец, кажется, что он развлекается; он придерживается правил, но он очевиден в своем сверхталанте, и надо еще поискать в мире такую же модель, с которым он мог бы посостязаться.

В конце концов, Хесе выбрал ближайшего марсианина: Криштиану Роналду. Нет матча, в котором он не нанесет два удара с португальским динамитом, не сделает 5 пасов пятками с португальским акцентом, 4 финта с португальским стилем и, конечно, полдюжины финтов с канарской хитростью. В год совместной работы он похитил у португальца его репертуар и теперь улучшает некоторые из трюков известного фокусника.

След пороха

Исключая детские дуэли, Хесе со всей безопасностью оставил след пороха, он тот самый футболист, который призван поджечь «Бернабеу» своими фантастическими забеганиями и своей окончательной быстротой. Можно сказать, что иногда подобное внушение превосходства заставляет его чувствовать футбол не как командный вид спорта, а как конкурс солистов, в котором он должен решить свою черед с тотальной независимостью. Возможно, по этому его первые критики упрекают его в непостоянстве.

Именно по этой причине, что такой блестящий исполнитель, как он, должен бы продолжать без пауз. Также с причиной его приверженцы выделяют его среди всех остальных; говорят, что такой роскошной личности необходима свобода и просят спокойствие путем фразы из сборника пословиц и поговорок: «Нет ничего тайного что не стало бы явным».

Нетерпеливый и отважный, как те молодые грабители, которые сразу искали самого сложного врага, чтобы заработать престиж, имеет сейчас определенную миссию: найти и построить Хесе Родригеса Руиса, его настоящего персонажа. Время от времени он пересекается с Альваро Моратой, центральным нападающим «Кастильи», в борьбе шипов и наголенных щитков. Совершенно противоположный по темпераменту, Альваро кажется скромным парнем, чья главная забота — это скрывать 191 см роста под наплечниками куртки. Ему осталько только попросить прощения за то, что он является временной версией Усейна Болта или Эммануэля Адебайора; никто не знает, где остановится его планка антропометрии. Всегда заботящийся за остальных, он всегда поздоровается, ему не в тягость ни подмигивание, ни удовольствие конкуренции. Это и объясняет, что естественно, что весь мир считает его хорошим соседом и хорошим другом. До тех пор, пока не приходит время выйти поле.

Между «Иброй» и Ван Бастеном

В футбольных бутсах игроки меняются. Альваро Мората Мартин содержит в себе качества всех возможных центральных нападающих от Марко Ван Бастена до Златана Ибрагимовича. Он прекрасно играет на втором этаже благодаря своему росту, но в нем наблюдается секрет каждого хорошего бомбардира, умеющего играть головой: он находит мертвые углы, сейчас на ближней штанге, затем на дальней, и не спеша поднимается по невидимым струнам гола. Добравшись до критической точки, он поворачивает голову так, что лбом вбивает мяч в сетку, словно гвоздь. Это качество — завершение атаки на втором этаже — первый его инструмент.

Он всегда внимателен к улучшению своих профессиональных навыков, и он всегда применяет в каждом матче какую-нибудь новую формулу, чтобы мочь пробраться в чужую штрафную. Если на этой неделе ему было необходимо три паса, чтобы воспользоваться обрезом мяча и свалить с ног центрального защитника, то на следующей — только два. Фигура футболиста довершается и освещается каждое воскресенье, поэтому, когда речь идет об Альваро, всегда найдется тема для обсуждения.

Иногда мы поражаемся скоростью его бега: начиная с третьего шага, он атлет, который движется вперед и которого никто не может догнать. Иногда он удивляет нас своей легкостью во время торможения, а иногда — своем резким рывком: либо «сапатеадом», дабы обмануть оборону, либо идет на ворота, как русская гора, которая завершает ударом любой момент. К этому времени он уже собрал коллекцию авторских голов, простых голов после внезапных ударов, голов с классическими контроль-выстрел, личных голов после коротких комбинаций и коллективных голов после многоходовых розыгрышей — каталог для выставки.

Хотя он мог бы жить беспечно благодаря своим нынешним ресурсам, его самое ценное качество — это неопределенность: ни мы не знаем его конечный продукт, ни он сам не знает предел своего совершенствования. Сегодня мы знаем только, что есть неисчисляемый Альваро или непредсказуемый Хесе. Мы также знаем, что они оба вершины «Ла Фабрики», многогранного мира, который «Ди Стефано» представяет в тени «Бернабеу».

Их много

Их не 5, 7, 10 и 12. Их около 20 или 25, и у них есть аура, это сине-кобальтовое сияние великих футболистов. Совсем недавно 14 из них были призваны в разные юношеские сборные. Наблюдатели согласны: за последние 15 лет мадридская кантера еще не собирала столько хороших исполнителей.

И тут мы сыграем на опережение и соединим в одной команде игроков, которые выступают в разных возрастных категориях. В созвучии всех этих имен, которые есть в кантере, но которые не находятся вместе: из-за требований распределения они остаются пока без имени, которые имеют обеспеченное будущение в Примере. Мы должны понимать, что эта сборная, как ситуативная дружина, из которой одни могли бы уйти, а другие, наоборот, — прийти.

Имеющие происхождение из разных слоев клуба, между избранными 3-4 года разницы, что по меркам юношеского футбола — бездна, но через 5 сезонов они смогут сосуществовать вместе без лишней толчеи в одном профессиональном составе. Завтра многие станут первыми фигурами чемпионата, гордостью «Ла Фабрики».

— Хулио Сесар Иглесиас, продолжение следует…

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: