Цикл материалов о лучших кантеранос Ла Фабрики. Анализ Хулио Сесара Иглесиаса, — первооткрывателя знаменитой Quinta del Buitre. 

КРИСТИАН БЕНАВЕНТЕ, АЛЕКС ФЕРНАНДЕС, ОМАР МАСКАРЕЛЬ

ГЛАВА 3. Центральные полузащитники

Кто такой «геймер»?

На нашей планете информационого досуга, в параллельном мире, который отмечает новую границу развлечения, «геймер» — это тот, кого мы называем крутыми терминами вроде «игрочище» или «машина». Герои из галереи сегодня появляются после простого «клика» мышкой, они воспринимают спорт как еще одну видеоигру, которая представляет реальности только возможные в виртуальном мире способности. Не выходя из дома, очень скоро мы сможем увидеть их, как они поведут за собой поколение 3D и как они будут практиковать футбол в голограммах. Еще не Короли «Бернабеу», но уже «Геймеры ла Фабрики».

Когда вы в первый раз увидите Кристиана Бенавенте Бристоля (19/05/1994 · Mediocentro · 68 кг. · 1,72 м), полузащитника «Хувениля C», с вами может произойти оптический обман и временная дезориентация, и вы подумаете, что Роналдо де Ассис Морейра, он же Роналдиньо Гаушо, вновь родился. Ваше замешательство будет вполне объяснимо; как и у Роналдиньо, у Кристиана такая же кудрявая голова принца племени инков с обязательной церемониальной лентой на лбу.

Пожалуй, это сходство только поверхностное, и оно не переходит во второстепенные данные, то есть внешний лоск, который скрывает привлекательную фигуру футболиста с некоторыми исключительными ценностями; например, он уже полностью готовый и укомплектованный игрок. Помимо владения всеми возможными финтами, пасами на любое расстояние и всеми компасами игры, он также равноценен позитиву и негативу одной и той же фотографии.

В ежедневной практике этот Гаушо, родившийся в Алькале де Энарес, и в связи с этим земляк Мигеля де Сервантеса, умеет делать абсолютно всё в двойном виде: можно сказать, что природе удалось соединить в нем лучшие половины двух противоположных спортсменов: он и правша, и левша. Кто захочет прочитать компендий футбола, тот только должен увидеть его игру.

Шотландец с юга

В нашей вымышленной команде рядом с ним играет Алекс Фернандес, полузащитник «Кастильи», тоже родом из Алкалы, он напоминает шотландца с юга. Он гиперактивный рыжеволосый парень, которому удается, как магниту, притягивать мяч и взгляд своих товарищей, потому что на поле он как фонарь для них.

Его стиль — само воплощение скромности и простоты; если в тягучем футболе, где надо подержать мяч, он всегда находит самое простое решение в любой проблемной ситуации, то в лихорадочной игре он демонстрирует хладнокровие нашедших секрет равновесия.

Алекс неутомимо бегает между линиями, иногда чтобы перехватить мяч, а иногда — распределить его, и в этой бесконечной задаче он не позволяет себе ни одной вольности: в случае затруднительной ситуации он прибегает к своей движущей силе, силе воли, своему шестому чувству, здравому смыслу. Согласно тому, что требует матч, он бывает аккомпаниатором, переводчиком, ускоретилем частиц или просто стеной, которая возвращает мяч. Но прежде всего он проводник. Из меди, естественно.

В этой же линии, состоящей из трех полузащитников, следующий — Омар Маскарель, или просто Оми, который выполнял бы роль вдохновителя и брандмауэра. Выращенный в лабораториях Тенерифе, Оми имеет тот самый бразильский акцент, который так присущ канарским спортсменам, или, изменив терминологию на один день, канарский акцент, который так присущ всем бразильским спортсменам.

Омар — тропический облик команды

Благодаря своей склонности к карнавалу, на который он любит ходить со своими коллегами по району и Рио, Оми, когда это нужно, может одеть любой маскарадный костюм: он может быть Фалкао, начиная атаку, Сократесом, усиливая ее, и Зико, завершая игровой момент; или, давайте спустимся на землю: он может напоминать Сильву, и также может быть Валероном. Однако, возможно, мы совершаем ошибку, погружаясь в аналогии.

Чтобы будущее было в его бутсах, ему только необходимо быть Омаром Маскарелем Гонсалесом, многогранным полузащитником, который знает все оттенки игры: он одинаково владеет быстрым пасом и размеренной перепасовкой, и он умеет управлять мячом с элегантностью лорда. Он обычно появляется во всех фазах атаки: он подключается по периферии, получает мяч, возвращает его, убегает и открывается в убойной позиции, как Педрито на своем фланге. В лучшие дни его команда излучает тропические блики. Это и есть атлантический свет Омара Маскареля.

Кладезь замен

В предыдущую эпоху средняя линия считалась только местом для паса, линией, которая устанавливала контакт только с обороной, или линией охраны нападения или линией авангарда. Обычно там уживались игроки, которые практиковали легочный футбол, чьим девизом была выносливость. Со временем тренеры стали предпочитать двух полузащитников совершенно противоположного покроя: организатора, способного распределить мяч в соответствии с подходящими скоростями и ритмом игры, и его грубого помощника с жесткой ногой, который был бы так или иначе нелегальным, дополнительным оборонительным ресурсом. Некоторые тренеры все еще делают ставку на прежнее разделение труда, однако есть команды, наиболее продвинутые, которые осмеливаются густо заселять эту зону футболистами, которые, как выше упомянутые, объединены двумя непременными качествами: владением игры и владением мяча.

— Хулио Сесар Иглесиас, продолжение следует…

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: