«И на позиции левого латераля будет играть Ройстон Дренте!». Несколько моих друзей-мадридистов покрывались холодным потом, когда слышали эти слова. Так продолжалось три сезона.

Они считают это платой за его переход в «Эркулес»: его презентацию на дискотеке, которая была тоже включена; историю о его преданной и умной собаке, которая провела его до самого отеля, где команда собралась накануне прошедшего матча (согласно Теlеmаdrid); и даже его телефонные звонки на радио, чтобы «защитить» свою подругу-конкурсантку в программе «Женщины и Мужчины и наоборот»: с его вопросом «Ну кто не хочет Джеки?».

Сразу хочу предупредить, сказанное мною далеко от желания позлословить о нем. Всему виной оригинальный стиль необузданного футболиста. Хочу рассказать о нем следующее: его прекрасное начало сезона в скромной команде, несомненные физические данные, которые еще могут улучшиться (я не прорицатель), и особенно, его футбольные качества, о которых мы поговорим ниже, уже давно исследованы в баснях и притчах, но они неприменимы к действительности, так как абсолютно фантазийны и бессмертны.

А всё потому, что Дренте — из тех игроков, которые сбились с пути, с чрезмерно чудовищной физической силой и смертельной радостью, из тех, которые могут потерять свою позицию даже в день своей свадьбы. В «Мадриде» его ставили играть в защите, так как (я интуитивно чувствую это) поле для него уменьшалось в размере, он злоупотреблял владением мячом, и часто боковая линия для него не была преградой, потому что он верил, что успеет везде. Более того, из 15 подключений к атаке заслуживает внимания едва ли половина из них, потому что он просто не умеет выбрать лучший вариант. «Когда работа атлета завершается, начинается труд футболиста. И там…» — сказал как-то Каппа. У Дренте нет середины: он может забить невероятный гол или не реализовать откровенный голевой момент.

Я утверждаю, что для грандов такие футболисты «ни рыба, ни мясо». У них отсутствует ген защитника, чтобы обезвредить искусных фланговых игроков соперника, также у них нет качества, чтобы играть инсайда стартового состава. Я сомневаюсь, что Дренте превратит кусочек травы, по которой ходил, например, Гарринча, в волшебный ковер. Моуринью не хотелось бы видеть его в противостоянии с Роббеном, каким-нибудь мюнхенским вечером, когда решалась бы судьба команды в Лиге Чемпионов. Вот поэтому, и еще потому, что такой гранд, как «Реал Мадрид», не ждет, Моу отпустил его. Несмотря на то, что ему очень нравится его физические данные. «В «Мадрид» должны приходить те игроки, которые знают всё, даже латынь,» — говорил Ди Стефано.

Хорхе Вальдано в своей книге «Сценический страх и так далее» написал притчу об одном из таких необузданных футболистов — бессмысленно, беспрерывно и хаотично носящихся по флангу. Как Дренте, но в утрированном виде. Как раз о таких игроках речь, и эта притча, сохраняя дистанцию и допуская преувеличения, — показательный пример.

Того латераля они называли «Борзой Рестрепо», и его тренер не знал, как контролировать в нем порыв бегуна, который приводил в хаос всю команду. В итоге он изобрел проворный метод сдерживания хулиганства своего латераля. Как-то он увидел, как наездник дрессирует у лошади бег рысью и применил это на тренировке. Он установил на фланге столб и привязал к нему Рестрепо. Веревка имела длину для идеального забега. В итоге, непревзойденный на тренировках, в матче Растрепо бежал и бежал, как будто хотел избавиться от накопленных за неделю тревог и волнений. Фатальное освобождение еще больше усугубило его изъян. Попытка номер два. Страстный любитель охоты рассказал тренеру Рестрепо, как ему удалось превратить чрезмерное рвение своей борзой в феномен послушности. Он заставлял ее бегать по 20 км в день. И на охоте борзая, накопив усталость, не отходила от своего хозяина больше, чем нужно, принося подстреленную куропатку к его ногам. У Рестрепо оставался последний шанс. Вальдано рассказывает, что тренер оставил его в гостинице в 20 км от места, где должна была состояться ближайшая встреча, и заставил его идти пешком на стадион. На этом притча заканчивается; Вальдано не рассказывает, как играл в тот день Рестрепо. Даже не поведал, пришел ли он вовремя, чтобы участвовать в том матче.

Думал ли Круифф, как Билл Шэнкли, что он — мяч, а не человеческий материал? Ведь Шенкли утверждал, что игроки — это «мяч, который никогда не устает»? Едва ли. Поэтому он оставил очень много точных и емких фраз, касающихся поднятой темы. Как, например, эта фраза о необходимости думать с мячом и без оного, и не полагаться только на физическую мощь, что в атаке, что в защите: «Играть просто — самое ценное в футболе. Сколько раз ты можешь увидеть пас или забег на 40 метров, когда бывает достаточно 20? Решение, которое кажется самым легким, по факту, самое трудное».

Или другая доктрина: «Футбол — это интеллектуальная игра. Ты должен находиться в нужном месте и в нужное время, ни раньше, ни позже». И напоследок: «Мои нападающие должны пробегать 25-30 метров и не быть глупыми и спящими…» Подозреваю, именно поэтому он приобрел Ромарио, который был фабрикой, штамповавшей голы, прикладывая при этом минимум усилий.

Противоположностью «Борзой» Рестрепо были возрастные латерали (старые псы, как называли их в Аргентине), которые не бегают вперед по флангу, точнее не могу. Они только охраняют свой виноградник и появляются в середине поля только, когда, будучи капитанами, арбитр бросает монетку в воздух. Также я прочитал в книге Вальдано и в старом журнале (думаю, что это был «Эль Графико») другую притчу, но имеющую похожий конец с той, о «Борзой» Рестрепо. Речь идет о «железнодорожнике»-ветеране, который намотал больше километров по своему флангу, чем Шумахер в Формуле-1. Этому латералю оставался год до завершения карьеры, и в последний сезон ему достался очень требовательный тренер. «Беги вперед, вперед, вперед!» — не уставал он вопить, как только несчастный появлялся в нескольких метрах от него. И во всех матчах, ставшими бесконечными, только и слышалось, что «вперед, вперед, вперед». В конце концов, насытившись от постоянных «вперед-назад», ветеран подошел к своему тренеру и в присутствии нескольких игроков и тренера соперника спросил: «Подключайся, беги вперед, вперед… Тогда скажи мне, в котором часу я вернусь?»

Еще одна история, на этот раз не придуманная: «Впервые, когда я их увидел, я им сказал: «Ни одна команда не может играть хорошо, если в ее составе 30% дураков…» Я уменьшил процент, и мы стали чемпионами». (Архентино Джеронаццо о неожиданном чемпионстве его очень скромной «Чакариты» в 1969).

Анхель Гонсалес, колумнист El Mundo

О Дренте и душевном волнении:


Архивы Real-Madrid.ru. 2 марта 2009 года.

Тревога футболиста

 

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: