• 0

  • 188

Моу — это не Малкольм Х, а Гвардиола — не Ганди

24 ноября 2010, 23:00

Будет как по «замкнутому кругу» Ницше, который мы вновь ощутили на себе на прошлой неделе, потому что мы говорили, как говорил костлявый Менотти много лет назад: «Я не ввязываюсь в цирк. В футболе говорят о чем угодно, кроме игры». Давайте так и продолжим.

Гранды и окопы:

Беспристрастный наблюдатель (не пугайтесь, хотя они и находятся на грани исчезновения, я не один из них) обернул бы все в шутку. Для одних Моуринью — это Малкольм Х, преследуемый всеми и защищающий гражданские права людей. Для них же является ложью говорить о его высокомерии, хотя предельно ясно, что тот, кто для многих лучший тренер мира, не первый всемогущий, не последний, не самый-самый. С другой стороны, это ересь средней величины утверждать, что он «Антихрист» на скамейке запасных, радикальный первоисточник словесного насилия — разве никто не обнаружил, кто он, когда был помощником Робсона?. Эта пресса, взявшая курс «антимоу», во всех красках изображает молчание Гвардиолы, который не несется на всех парусах навстречу споров, зато бросает мячик такой чудесной формы, как 0:8 в Альмерии. Этот результат сам говорит за него, как если бы он был Ганди, верный своей «политике пассивного сопротивления» против испано-мадридисткого империализма, не говоря уже об их политике кантеры: кто-нибудь ее видел?, или о преднамеренной обиде Дель Боске, взявшего много «сине-гранатовых» игроков, которые на сию пору, согласно ФИФА и даже ООН, и являются Испанией.

Тренеры и апологеты:

Эти два великих стратега не нуждаются в высокой верности или в апологетах, чтобы заставить оценить поразительное качество их работы. Иной раз, им даже станет по душе, что о них скажут как в позитивном смысле, так и в противоположном. И не будем говорить это остальным тренерам Примеры. Любопытно, что те, кто придал больше здравого смысла «делу» Пресиадо-Моуринью, были именно тренеры, а не информаторы. Гуру из Сетубала, который никогда не отличался сдержанностью, но тем не менее не стал отвечать на оскорбление Пресиадо. И ему противостоит уроженец Сантпедора с его просьбой «пожалуйста, не спрашивайте меня больше ни о «Реал Мадриде», ни о его тренере». Пеп практикует политику восхваления соперника, но сам на дух не переносит ее. Иногда, слушая его пресс-конференции, кажется, что у него в соперниках всегда бывает «Милан» Сакки, а не большинство самых слабых соперников Ла Лиги. Потому что, когда хвалят его или его команду, он сразу выступает с политикой антиэйфории: «Лесть расслабляет». И пусть сейчас более эффективен «метод похвалы» Пепа, чем «метод назойливой мухи» Моуринью.

Уважение к историческим личностям:

Простите, что я больше говорю о Пепе, а не об «Особенном». Просто мы уже посвятили ему столько времени, что меня может обвинить всякий, что я принялся писать о Моу с моего первого причастия. Так что продолжим говорить о Пепе. Я утверждаю, что Махатма Ганди на скамейке, как назвал Ибра Пепа Гвардиолу, не потратил бы на футболиста 70 млн. евро, чтобы через год дать ему пинок из-за его необратимой эгоцентрической личности. Кроме того, выдающийся индус, который в своей жизни перенес годы тюрьмы, пыток, унижений, голодовок…, который был символом Независимости Индии от британского империализма, никогда бы не потерял голову, как Пеп в той знаменитой перебранке, которую он устроил с датчанином Солбаккеном из-за некоторых заявлений последнего в адрес Пинто.

Атака Моуринью, а может, наоборот?

Я не знаю точно, обращался ли мир вспять. Но выходит, что Пресиадо возвращает должок Моу пушечным ядром («он подлец, и я собираюсь сказать ему об этом прямо в лицо») в тот самый день, когда Моуринью прописал самое аргументированное вмешательство в дела «Спортинга» (он сказал, что «команда Примеры не может сдаваться до матча и дарить его»). Мне сразу возразят, что играть с 7 игроками запаса против «Барсы», лучшей команды в мире, не значит выбрасывать белый флаг до матча. Мне уже приводили в качестве доводов всякого рода отговорки или тот же Хегель в логическо-дедуктивной речи футбола. Я не утверждаю, что это изменит турнир, потому что Пресиадо может делать все, что его душе угодно, и его право считать, что даже с 12 «титуларами», он не победил бы эту «Барсу», как впрочем случилось с «Альмерией» Лильо. И он знал, что будет на телевидении, первых полосах газет и с накалённой обстановкой накануне матча благодаря волшебным словечкам: «Моуринью — подлец». Если Пресиадо был так сильно оскорблен, он мог прибегнуть к словам Моу, адресованным Венгеру в Англии: «Он любит поглазеть через свой огромный телескоп, что происходит в других домах». Так было бы лучше, и даже попал бы на телевидение.

Другие «Класико», другие слова:

Не так много лет назад (90-е гг.) в не такой далекой галактике (Испания) были руководители, которые сами любили поиграть в словесную «тики-таку». «Я сыт по горло претензиями каталонцев. У них есть пляжи, инфраструктура, чудесные окраины, хорошие дороги. Здесь же нет ни одного леса, чтобы хотя бы поджечь его,» — сказал Рамон Мендоса после роста количества пожаров в те времена. «Я рад всему плохому, что происходит с «Реал Мадридом», — отвечал ему не менее радикально настроенный Жоан Гаспар («Я не должен был становиться президентом, лучше остался бы вицепрезидентом, и можно было бы говорить все, что думаешь. Как раньше»). Или фраза от «реконверсированного» Это’О уже в эпоху Лапорты: «Мои голы «Мадриду» стоят в 4 раза дороже».

Предпоследнее «Класико» в ожидании конца света:

Теперь давайте поговорим непосредственно о «Класико», которое, я надеюсь, не будет продолжаться до смерти, а наоборот, только до первой капли крови, как те дуэли между фехтовальщиками, когда выигрывал тот, кто наносил сопернику первую царапину. Я полностью согласен с Гвардиолой, когда он говорит, что «все эти «класико» ожидаются как в последний раз», что после этой дуэли небо не соединится с землей и что «кто бы ни выиграл, как бы там ни было, в конце концов, это три очка, и солнце вновь взойдет» (Арриго Сакки). Так что насладимся спором двух волшебных тренеров и двух лучших футболистов мира, Месси и Криштиану. Поставьте их в том порядке, в котором вам больше нравится, и «класико» использует их во благо футбола. Или, возможно, вспомните фразу: «Я вижу жизнь странным образом: такой, какая она есть,» — философствовал Мендоса.

Футболерия:

«Даже со всей своей конюшней, рыцарскими титулами и чемпионствами, у Фергюсона нет двух Кубков Европы, как у меня. И больше я не хочу говорить». Хоть вам покажется и ложью, но это сказал не Моуринью, а другой тренер, Брайан Клаф до того, как Фергюсон сравнялся с ним по количеству европейских титулов.

«В Палате Общин вы найдете больше хулиганов, чем в футбольном матче». (Брайан Клаф).

—- Анхель Гонсалес, колумнист El Mundo

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: