• Сельта24Реал Мадрид
  • 24/11, 15:00Эйбар - Реал Мадрид

Несколько лет назад я с огромным удовольствием посмотрел документальный фильм о десяти самых напряжённых футбольных дерби и класико и их влиянии на разные сферы человеческой деятельности, политическую, религиозную. Как «The Old Firm» в Глазго.

Из этого фильма можно было узнать о том, что современные болельщики теперь знают не понаслышке. Матчи с историей и традициями, погруженные в свой особенный контекст, в свою особую атмосферу, пронизывающую весь город, жизнь которого в день матча выстраивается вокруг стадиона и стекается к нему.

Ещё более приподнятое настроение у болельщиков гостевой команды, которые чувствуют себя на трибуне чужого стадиона как в осаде, но при этом ощущают небывалое единение со своей командой и кричат так, поддерживая её, как никогда в жизни не кричали на своём стадионе.

Матчи для болельщиков клубов начинаются задолго до стартового свистка и завершаются намного позже свистка финального. А потому перенести их в другое место просто невозможно, будь то Майами или какое-то другое место. Разве что, если вместе с командами перевезти самолётами трибуны с болельщиками, их песнями и кричалками, бары, окружающие стадион, в которых собирается инчада до и после матчей, и даже небо над стадионами, не оборудованными крышами.

И ещё множество других составляющих, окружающих футбольный матч, ради которых мы идём на стадион, несмотря на то, что остаться дома и смотреть игру в уютном кресле перед телевизором было бы намного удобнее. Разве возможно перенести матч «Бетис»-«Севилья» в Милуоки без перемещения туда же семи-восьми баров Трианы и Санта-Крус, в которых разогрев начинаются за неделю до дерби, а потом ещё столько же времени смакуются в скабрезной форме его детали независимо от результата.

Вырвать матч из своего контекста, лишив крупный город этого горячего футбольного воскресенья, и провести его в Майами из-за каприза и безалаберности сродни переносу романской галереи, упакованной в полиэтилен, из Паленсии в поместье какого-нибудь гражданина Кейна. Без окружающего эту галерею архитектурного ансамбля. Ведь кроме прочего, такой перенос — это ещё и грандиозный подлог, выдающий за спортивное событие лишь действия футболистов от стартового до финального свистка.

До переезда в Аргентину мне ужасно хотелось побывать на аргентинском суперкласико «Ривер»-«Бока». Но мне не могло прийти в голову, что этот матч можно провести в Мадриде. А как же желание проследовать на стадион ради «Боки» или ради Нуньеса в толпе других болельщиков, начав этот футбольный день задолго до матча в каком-нибудь заведении Буэнос-Айреса, где собираются фанаты, и раствориться на бурлящей страстями трибуне, наблюдение за которой завораживает не менее, чем сам матч.

И обо всём этом я могу судить, поскольку жил там и ходил на футбол вместо того, чтобы требовать от кого-то, чтобы этот футбол доставили мне сюда. В последнее время испытываю желание посетить римское дерби. И его не нужно везти на Чамартин. Потому что, во-первых, в этом случае я останусь без отмазок, якобы мешающих пойти на футбол. А во-вторых, я не допускаю и мысли о римском дерби, вне трибун, скандирующих «¡Daje, Roma, daje!», а ещё без предварительного перекуса в одной из романистских забегаловок квартала Тестаччо, где всё ещё можно встретить престарелых «волчат», изображённых на стенах домов и фанатских стягах, извлекаемых на свет божий во время самых значимых событий. Увидеть «Рому» в её собственном соку означает также прокатиться на арендованном мопеде по Виа Фламиния к стадиону «Олимпико», смешавшись с толпой таких же скитальцев.

Возможно ли, что на этом отрезке повествования читатель всё ещё не догадался, что я отнюдь не сторонник решения Тебаса вырывать галереи для транспортировки их туда, где вне своего окружения они будут обезличены? И неприятие этого решения не связано с манерой навязать его, вызвавшей бурное возмущение, поскольку перед этим никто даже не спросил мнения главных действующих лиц — самих футболистов.

Их поставили перед фактом, превратив в продукт импорта-экспорта, будто распоряжается этим офис производственно-транспортной компании, а не спортивная структура. Другой вопрос возникает при виде матча, выбранного для экспорта. Насколько в здравом уме были те, кто решил отправить в Штаты носителей жёлтых ленточек (символизирующих борьбу за независимость Каталонии, выбрали матч «Жирона» — «Барселона» и он пройдет в Майами 27 января — прим. Lench), чтобы именно они представляли там испанский чемпионат? Они же там будут чувствовать себя примерно так же, как американские раки автохтоны, которых тщетно пытались размножать в испанских реках.

Аналогия с раками заключается в насильственном образе действий. Если кому-то не посчастливилось родиться в Милуоки, Солт-Лейк-Сити, Пасадене или любом другом городе, где не играет «Реал Мадрид», то виноваты в этом точно не мы. Пусть возьмут и приедут сюда, чтобы насладиться этим действом, вместо того, чтобы лишать нас нашего. Пусть увидят галерею в центре архитектурного ансамбля. Тестаччо находится там, где ему положено находиться. А вот кто далёк от этого — так это Майами.

Источник
elmundo.es
Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: