• 0

  • 102

Хистау. Так проходит мирская слава

22 апреля 2013, 21:58

BARRA BRAVA
Давид Хистау

Ужасно печальный «Бернабеу» из-за ухода своих игроков я видел однажды: в день прощания с Зиданом. Я сидел в первом ряду вместе со своим аргентинским тестем, коих у меня было несколько, и по сию пору храню, записав в памяти, этот образ и спину с пятым печатным номером, который постепенно исчезает в темноте подтрибунного туннеля. С противоположной стороны, одетый по-другому, появляется другой человек. Я видел, как уходили «породистые» игроки 80-х гг., более или менее пустившие корни иностранцы, Рауль и «Пятерка Буитре», из которой самым гармоничным был Бутрагеньо, принявший свой час расставания с тем же хладнокровием, с которым эскимосский дед позволяет медведю сожрать себя, чтобы более не занимать жизненно важное пространство в иглу.

Но прощание Зидана было особенным для меня, для «Чамартина» и даже для аргентинского тестя, которого также захлестнули эмоции. На основании Зидана, к которому у меня только один упрек из-за этого странного прозвища «Зизу», я сделал экзистенциальное открытие окончания возраста. Когда я уехал из Буэнос-Айреса, чтобы больше не возвращаться, в аэропорту я понял, что в тот миг закончились лучшие года моей молодости. Моя молодость закончилась. Я не связывал мадридистскую эпоху с единственным человеком до тех пор, пока не пришел Криштиану Роналду, являющийся следующим звеном в эволюции, которая началась с Ди Стефано и прошла через годы выступления Зидана. (Заметьте, стражи дворянского титула, что из трех упомянутых имен, всех неоспоримых, ни один из них не является испанцем по происхождению или кантерано).

Это сентиментальное отступление, за которое вы должны простить меня, противоречит той правде, которую я пытаюсь сказать: что «Бернабеу» очень суров с теми, кто посвятил этому клубу свое время (всего лишь через пару месяцев после прощания мадридисты, присоединившиеся к испанской инчаде, насмехались над Зиданом, говоря ему в Ганновере «Прощай». 1-3, и до свидания, Испания). Эта команда прощалась с Ди Стефано и продолжала существовать дальше. Я не знаю из-за того ли, что ни один чемпион не является историческим исключением, как Марадона — в «Наполи», став культом и ностальгией. Или из-за того, что инчады великих клубов не столь участливы и сострадательны, наоборот, сплошь одни дарвинисты, и они искореняют в себе свою любовь даже местным героям, когда последние показывают не такую эффективную игру, как раньше (удивляет количество исторических игроков-мадридистов, о которых большинство болельщиков сказали: «Последние два года были лишними для него»). Дело в том, что нет символа или суперзвезды, чья потеря получилась бы, на самом деле, болезненной, в то время как команда продолжает находить себе преемника, для чего она была создана: для побед.

Может показаться безжалостным, но профессиональный американский спорт даже не ставит под сомнение такой факт: если на минимум ты станешь слабее и уступишь себе прежнему, то ты закончишь в Милуоки, зарабатывая половину прежнего за счет посвященных тебе фотографий. Нечто подобное происходит сейчас с Икером Касильясом. Я знаю, что он не ушел и не завершил карьеру, и что чувство потери меньше. Но мы говорим о представителе поколения, которое все выиграло в составе «Реал Мадрида», об алиби кантерано, который берет свое начало еще в старой Сьюдад Депортива, и чей статус запасного, согласно прессе, должен был быть позором, который «Бернабеу», негодуя и освистывая, не допустил бы.

Но «Бернабеу» переварил запас Касильяса, он не мстит за него, не нападает, он как рутину воспринял тот факт, что видит его на скамейке. Почему, ведь на самом деле он любит парня? Ну, потому что ситуация сложилась примерно так же, как раньше, когда было легко забыть важных игроков: преемник играет хорошо, команда побеждает и находится накануне великих открытий, как Колумб, который всю ночь слышал, как летали птицы. Очевидно, что, если бы «Реал Мадрид» остался вне Европы, а Диего Лопес показал бы плохую игру в матчах против «Юнайтед» и «Галатасарая», «Бернабеу» разрушил бы все и вся и нашел бы причину в запасе Касильяса с еще большим энтузиазмом, чем служащий в своей просьбе свободы для Манделы. Но этой возможности жизнь не дала. И она не появится, пока жива надежда Ла Десимы — таков жестокий закон сельвы.

В конце концов, и несмотря на Касильяса, ведущего себя безупречно, его статус запасного считается скандальным только среди прессы, которая искала в ложной войне вратарей возможность в очередной раз дискредитировать Моуринью, не оскорбив непременно его сына или мать.

Источник: El Mundo

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: