Иногда кажется, что Моу, скрываясь под кольчугой своего характера, не такой уж монолитный, скорее, наоборот, он мучает себя внутренним диалогом, похожим на пытку, как герой из русских романов. Он скрывает это, как в свое время Цезарь — эпилепсию. Но периодически он делает намек, фактически запускает и уменьшает смелость, —  в одних случаях он использует ее в своих войнах с остальным миром, а в других она наводит его на мысль уступать, чтобы понравиться.

Против «Реал Сосьедада» он захотел понравиться и вспомнил о том самом договоре, касающемся игры, который он заключил с «Чамартином» и который не дает ему полностью закрыться, когда душа его становится абсолютно эпилептической, с помощью древних кремневых средств, как сдвоенный оборонительный центр и длинные забросы мяча, чтобы линия нападения как умела, так и ухитрялась ловить их. Принимать «Реал Сосьедад» — это не ехать на «Камп Ноу», поэтому вся смелость относительна. Но в воскресенье «Мадрид», соврешенно не похожий на трактор, которым он предстал в Памплоне, напомнил тот «Мадрид», который мы всегда хотели бы видеть. Не прячущийся в укрытии для тореро, властелин, электрический в комбинациях медиа пунты, с ярко выраженным позвоночником в середине поля и невыносимо часто и точно для соперника бьющий по воротам. Так как у Моу, который, возможно, уронил свое достоинство вплоть до скромности из-за поражения от «Осасуны», был один из тех дней, когда он предпочел гармонию конфликту и решил включить в свои уступки две детали, которые все вокруг просили у него: он сделал ротацию, чтобы показать, что доверяет кому-то еще, помимо своего основного пелотона одиннадцати, выступающих в качестве палачей на эшафоте, а также позволил нам вспомнить, как выглядит Каналес, которого ветер едва ли успел освежить в эти оставшиеся минуты встречи. И только мир и любовь.

Моуринью искал объятия со всем мадридизмом, как если бы хотел прочитать одну из мантр Харе Кришны. Остается надеяться, что эти 4-1 не станут отговоркой, чтобы он мог снова сесть на того самого коня Апокалипсиса, которым является его эго, и уже оттуда выхватить косу и уничтожить свою социальную жизнь и собственную организацию, чтобы только она работала на его лад. Тем не менее, есть значительное открытие: Моуринью, лишенный надежды в Ла Лиге, подпортивший свой престиж рядом неудачных матчей и непростительным поражением, оказывается, обладает намного более податливым характером, помимо всем знакомого нрава триумфального благоухания и невыносимой самовлюбленности.

«Мадрид», говорю я, показался тем самым, на которого мы все рассчитываем. Галерея, состоящая из всех предков-мадридистов, сейчас страстно желает, чтобы эта тенденция, этот эскиз, этот прототип, от которого требуют идти наперекор всем, посвятил себя борьбе против «Барселоны» в гуще футбольных битв, с которыми нам предстоит встретиться на известной апрельской неделе. Это нужно «Реал Мадриду», и это же нужно Криштиану, которому единственно не хватает предъявить своему племени сине-гранатовый скальп для того, чтобы мы все принялись танцевать вокруг костра. Криштиану знает лучше, чем кто-либо другой, что эту победу над «Барселоной» он должен своей карьере. Он знает, что, подражая Катону, он должен был бы заканчивать каждую свою пресс-конференцию следующим вопросом: «Delenda est Barcelona?». Тем не менее верно и то, что начинает казаться абсурдом тот факт, что его ненавидят таким тупоголовым способом, как Пандиани, и отрицают его достоинства в то время, как «хоббит» Месси, его единственно возможная Немезида, обитает среди риторической поэзии и восклицаний «О-ла-ла», посвященных ему и сочиненных для того, чтобы вызвать диабетическую кому у всякого, который просто услышит, как говорят о нем.

Достаточно одного напоминания, что «пичичи» — Криштиану, а не Ди Стефанито, несмотря на то, что Криштиану играет в команде, которая переживает кризис и его нещадно критикуют за горячие вспышки гнева, в то время, как для Фродо создаются голевые моменты лучшей серединой поля с момента изобретения пенициллина. На Чемпионате Мира был Бильбо, которого кормила более заурядная команда, и он покинул чемпионат, так ни разу и не забив. Ради нас Криштиану должен убить наповал «Барсу» и оставить Пике таким же скрученным, как голова девочки из фильма «Заклинатель». Но тем временем Криштиану, все еще насквозь пропитанный ненавистью, преобладает над мифом, созданным синдромом Стендаля, — мифом Месси.

— Давид Хистау, писатель и футбольный обозреватель

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: