Предполагаю, что вы прекрасно осведомлены, что «ФК Барселона» выиграла в четвертый раз в своей истории Лигу Чемпионов, ранее известную, как Кубок Европы. И что она сделала это с такой уверенностью, при настолько хорошей игре, что сейчас невозможно найти ни одного музыканта, играющего на лютне и исполняющего серенаду девушке… – потому что все они поют серенады под балконом «Барсы».

Накануне Чемпионата Мира я писал, что хотел бы почувствовать, каково это, когда такие превосходные мастера, как Чави и Иньеста, будут играть в твоей команде, а не в команде соперника. Я не скупился и на другие хвалебные слова, которые несомненно заслужил этот впечатляющий цикл «Барселоны».

А потому что я уже заплатил эту дань, дань похвалы, сейчас я говорю, что хороший футбол является удачным предлогом для того, чтобы закрепить болтами преувеличенный манихеизм*, согласно которому «Барселона» излучает совершенство даже тогда, когда портит воздух. А к существованию «Мадрида» относятся, словно у него один только смысл, он как Темная Сторона этого мира, как паралитик и как моральный изгой. «Барселона» побеждает и делает это хорошо. И от потерпевших поражение мадридистов, предупрежденных, что, если они будут сопротивляться, их будут считать сеятелями злобы, ко всему прочему требуется, чтобы они встали на колени, как Верцингеторикс перед Цезарем, чтобы бросить к его ногам не свое оружие, но моральный дух. Это все равно что бы любовник твоей жены запугал тебя так, что ты решил написать для него рапсодию его сексуальной силы и затем разослать ее, чтобы это быстренько попало на первую полосу всех газет.

Будет лишним сейчас вникать в мотивы еще одного поражения мадридистов. Поражения на поле битвы за пропаганду. Оставив в стороне ошибки клуба в высокомерии, надо было бы дойти до верного стыда от пост-франкистской Испании, которая сделала возможным, чтобы футбольная команда была освящена, как безоружная армия по благородной причине и прогрессивной по определению. Команда из маленькой страны, ведомая Гвардиолой. Этому «Мадрид» может противопоставить только эскориальские химеры**. Не принимая во внимание, что происходит на поле, где «Барселона» безупречна, думаю, эта диалектика моральных противоречий была использована до откровенного злоупотребления, чтобы подавить «Реал Мадрид», включая и во внутреннем диалоге со своей собственной идентичностью. И я подозреваю, что эта одна из причин, по которой Моуринью оцинковался, как прежде ни один тренер, на мадридистских трибунах: он призывает бороться не только с комплексами, но даже со своими истинными ценностями, словно тем самым он стремился напомнить, что было время, не такое далекое, в котором можно было быть из «Мадрида», при этом не просив прощения за это, и не искать смягчающие обстоятельства в чрезмерной восхвалении «Барселоны».

В этом смысле, это комплекс превосходства «Барселоны», которую не считают высокомерной, потому что она надевает маску лицемерия со скромностью, и это создал моуриньевский бунт, в который мадридисты записались добровольно, готовые в любой момент сойти с ума, предпочитающие драться за свой герб, чем вручить его врагу, подобно Верцингеториксу. Также не стоит пренебрегать одним важным моментом: насколько повлияла на этот «Мадрид» неудача в том, что происходит на поле, — то есть в игре. Просто это футбол. Игра «Барсы» в финале против «Юнайтед» возвеличивает Кубок Короля, выигранный «Мадридом», но также объясняет выбор Моуринью в европейском полуфинале на «Чамартине» и выдумку о различных теориях заговора, которые нужны ему только для того, чтобы отвлечь внимание и испортить впечатление об этих Класико.

Сейчас было бы мелочно приписывать успех «Барсы» только лишь к судейскому вмешательству, потому что Моу необходим этот повод, чтобы и вокруг него было это настроение, эта готовность принять на веру все, что он скажет. Эта игра «Барселоны» будет очень многое требовать от института, который, вырвав с корнем Вальдано (Моу хочет, чтобы барды были привязаны к дереву), уже не будет чинить препятствия для удерживания от лагерного стиля. И который сейчас выглядит так неясно и смутно, что для того, чтобы предательство Флорентино Переса и вручение своей судьбы в руки Моу походили на несчастный случай, все должно закончится наложением резолюции на законность новых структурных ценностей. В очередной раз. Как оказалось, сейчас мы британский клуб.

* Дуалистическое религиозное учение, основанное персом Мани в III в., характеризующееся представлением о мире как о смешении добра и зла, а о человеке — как об исчадии ада, заключившем душу, или искру света, в оковы плоти.
** Эскориал — монастырь, дворец и резиденция короля Испании Филиппа II, ставшая также усыпальницей испанских королей.


—- Давид Хистау, писатель, футбольный обозреватель

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: