BARRA BRAVA
Давид Хистау

Матч против «Севильи» оставил противоречивые впечатления о «Барселоне». Произошло как у Марлоу с вампиршами Чендлера, прекрасными снаружи и безобразными внутри, вооружёнными, разумеется, маленькими пистолетами, спрятанным в подвязке чулок. Мне понравилась их настырность и круговерть коротких стеночек на подступах к штрафной.

«Барса» превращает мяч в шарик для пинбола и стремится загнать его в ворота таким образом, будто резкий удар по мячу опошляет собственный эволюционный прорыв в футболе. Помимо осады арбитров, наводящей на размышления относительно переговоров Рахоя и Маса, гарантирующих послабления угнетённому народу, меня напрягли ещё кое-какие инфернальные оттенки поведения. Одна из самых значимых побед «Барселоны» над «Реал Мадридом» — это байка и пропаганда, позволяющие ей наслаждаться самолюбованием и выходить сухой из воды, когда Бускетс совершает жуткие костедробильные приёмы, а Сеск, несмотря на всё своё мастерство, отмечается раз за разом неспортивным поведением и симуляциями, влекущими удаления соперников. В футболе, как и в политике, надо уметь спускаться в клоаки. И этим видом действий владеет «Барселона», накопавшая подобно Джо Пеши в пустыне своих собственных ям. Но её охраняет евангелистская проповедь. Если бы два игрока «Реал Мадрида» повели себя так, как Бускетс и Сеск, я уже не говорю «окажись одним из них Пепе», мы бы целую неделю читали исследования криминальных психологов о том, как Моуринью гипнотизирует людей и отравляет их души, превращая в кровожадных чудовищ и мошенников.

Относительно матча на «Чамартине» можно сказать, что Моуринью продолжает выискивать «уклонистов» в составе команды. Поэтому чихвостит всех, кто должен участвовать в отборе мяча, так как их действия помогают поддерживать высокий ритм. Он даже выскакивает на поле, будто хочет преподать пример того, как должен бегать футболист, чтобы поддерживался высокий темп взаимодействий. Только после 3-го забитого его подопечными мяча, португальского тренера можно было увидеть на скамейке с выдохом облегчения, словно он и впрямь опасался чего-то худшего, помимо тончайшего удара Рики. В матче против «Депора» я увидел необъятного Хедиру, способного упаковать соперника в ящик двумя движениями и превратить каждый отбор мяча в точку опоры, на которой строится игра команды.

Вдали от позиции медиапунты, где Озил вновь стал упражняться в искусстве метания ножей, по которому все соскучились, Модрич, сделался ещё более маленьким, будто огромное пространство вокруг вжало его в футболку, рукава которой стали больше на 2 размера. Он отправлял мяч в касание на ход партнёрам, если кто-то из них приближался к штрафной. Но способностью отдать передачу далеко вперёд в расчёте на рывок товарища по команде он не обладает в той мере, в какой это делает Шаби Алонсо, у которого план каждого матча будто вытатуирован на коже, как чертёж тюрьмы у героя сериала «Побег».

Ди Мария превратился в клапан при заторе. Видя заблокированного Игуаина, я переживаю безмерно, ведь он – плоть от моей плоти. Дома я просыпаюсь по ночам, когда вижу во сне мячи, не забитые из-за того, что он оказался в нужном месте секундой позже. Серхио Рамос на фланге мне кажется таким же неуместным, как Саманта Фокс в роли Святой Терезы. Его пыл «Апокалипсиса» чахнет на малопригодной для охоты территории. А вот Криштиану опять подцепил хет-трик, меня только вначале раздражали некоторые его показательные элементы, которые имеют смысл лишь при позировании для постера. Но причина моего недовольства на самом деле не в нём. В эти моменты на передний план вылезает мой гофрированный испанский воротничок, который презирает даже тропическое изобилие, выражающееся в покачивании бёдрами. Хотя я не уверен, что на фоне развернувшейся тягомотины с требованиями свободы, демонстрация прокастильской позиции так уж неуместна.

Источник: El Mundo

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: