• 0

  • 96

Не хватает тонкости

28 апреля 2011, 15:26

Настоящим симптомом стала реакция общественности на сигнал спикера стадиона о начале матча. Самая звучная гневная кричалка – для Гвардиолы. Песня повеселее – для Моуринью. Таким образом, футболисты были низведены до статуса второстепенных персонажей, или просто необходимых предметов, присоединённых к джойстику настоящих протагонистов: двух тренеров, подражающих универсальной версии антагонизма, как версия о «билардистах и меноттистах».

«Барса» сломила «Реал Мадрид», вынужденный теперь возвеличить значение меньшего Кубка, чтобы спастись от новых взрывов. Она вернула «Чамартин» в камеру, в которой эти болельщики отбывают свой приговор вот уже три года, имея единственную короткую возможностью увидеть солнце во время прогулки по двору, коей являлся финал Кубка. Да, «Барса» прибыла в Мадрид раненая и пережила матч, в котором звучали там-тамы, и где не брали пленных. Но для этого с ней произошла метаморфоза, основанная на жажде мести, с которой она потеряла часть своего поверхностного блеска. Это напомнило человека, который, пережив ограбление, покупает пистолет, чтобы такое не повторилось. Эта метаморфоза начала происходить на той самой пресс-конференции, где те же журналисты, что восхваляли агрессивность Моуринью, обозвали дерзкой имитацию Гвардиолы. И продолжилась потом на поле, где футболисты «Барселоны» были теми, кто бросался всем скопом в драку и выступали с обвинениями против одного единственного высказывания, согласившись опуститься в преисподнюю. Иными словами, как и накануне, так и во время этой встречи в 20.45, которая была поднята до уровня дуэли возле кладбищенской изгороди, Гвардиола решил одолеть Моуринью, поступая как Моуринью. Отчасти это потеря фальшивой невинности, излучаемой персонажем, вызывающей такое раздражение своим совершенством. Но это также и урок, которым «Барса» сказала то же, что и Мэй Уэст: «Когда я плохой – я лучший».

Матч, похоже, был задуман для злых сил, благосклонный к Маскерано. И также для Пепе, такого эффективного в борьбе с Месси, который смог освободиться и забить два гола только лишь после красной карточки, повлекшей за собой одно из этих удаление, которые обязывают Моу заканчивать матчи с десятью игроками всегда, когда он играет против «Барселоны». Ещё больше материала для полемик, будто всё и без этого недостаточно осквернено. Мадридский фатализм может придать большее, или меньшее значение этому удалению, без сомнения, повлиявшего на игру. И возможно усугубит последствия результата этой игры нехватка мадридизма, которая была очевидна всем на протяжении всего матча, где трибуны хватались за любую мелочь, чтобы иметь возможность покричать и помочь. Это была не доминирующая команда с характером, выигравшая Кубок. Снова присутствовал страх, сдерживающий линии расстановки, заставляющий играть вдалеке от штрафной соперника, закрывая подступы к своим собственным зонам последнего паса.

И сердца не было, скорее странное падение духа, которое не стыковалось с воинственными кличами перед боем. Был весьма красноречивый жест Криштиану, который всё резюмировал: гримаса, показанная его товарищам, после того как он открыл, что находится в одиночестве наверху, никто его не прессингует, ни сопровождает, ни подпитывает его честолюбие. Даже после этого никто не активизировался. Таким печальным образом умер очередной имперский проект Флорентино II. Впереди слишком много ничего не решающих недель, которые не помогут избежать взрыва внутренней напряжённости, сдерживаемой ожиданиями, которые уже разбиты.

—- Давид Хистау, писатель, колумнист

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: