Матч на «Месталье» отошел на второй план из-за серии Класико. Но после матча с «Валенсией» Моуринью мог бы отправить Пресиадо сообщение с извинением,  с примерно следующим текстом: «Я только что открыл для себя, что тренер может выпустить, если ему это выгодно и если это уместно, второй состав, и в то же самое время он заранее не сдает матч».

Но кто сейчас вспомнит о той далекой ссоре с Пресиадо, когда Моуринью еще не въезжал в Мадрид в карете с запряженным в четверку Гвардиолой; когда он еще не извлёк из своей фабрики прототип команды, настолько сметающей все на своем пути, что она раздавливает уже не только соперника, но даже и трофеи, которые завоевывает. Красивая аллегория о разбитом Кубке, о металле, который, когда падает в руки «Барсы», не компрометирует себя отпечатками пальцев этих сине-гранатовых архангелов, которые никогда не потеют. Возникает образ сломанного Кубка как новое пришествие, словно образ Атилы у дверей цивилизации «тики-така», и это похвала, так как я причисляю себя к тем, кого тошнит от их риторических ажурных зарисовок футбола.

Мне больше нравятся глаголы, чем прилагательные. В час подведения итогов, чтобы образ автобуса был окончательно завершенным, ему осталось только подражать действиям советских БМП в Афганистане и расстроить психику журналистов, не поддавшихся на пышный авторитет Флорентино Переса, пустив над их головами ракеты. Именно это хотели бы иметь в своем распоряжении «sans-coulottes» Моуринью (прим. — радикальные борцы, жители Парижа из низших слоев в годы революции), опьяненные от успеха, если бы раньше их покатали в повозке и в пределах досягаемости от природы.

Благодаря финалу мы теперь знаем то, что раньше нам было неведомо: каким бывает Гвардиола после поражения от «Реал Мадрида». И дело не только в хандре, которую он распространил на свою команду в матче против «Осасуны», в котором только поцелуй Пике и Шакиры был капелькой страсти. Открытие состоит в том, что, проиграв только один раз «Мадриду», Гвардиола начинает говорить то, о чем теоретически он никогда не говорил: об арбитрах и прочих элементах, против которых он не отправлял свой флот. И что, если вне игры Педро. И что, если трава высокая.

И что, если португальский арбитр в ЛЧ, тра-ла-ла. Черт, строить из себя жертву, потому что мы маленькая страна по сравнению с кем-то… Если Моуринью ведет себя так, то его обвиняют в невоспитанности и желании манипулировать и прибегать к отвлекающим маневрам, чтобы скрыть поражение. Как только Гвардиола проиграет в ЛЧ, святоша снова станет Ганнибалом Лектором. Я не хочу завершать этот параграф, не поздравив себя с тем, что Роселль оправился от своего высокомерия после своих надменных прогнозов, в которых была одна правда: «Барса» не потеряла привычку быть господствующей силой. У них есть еще время, чтобы сказать что-нибудь другое, помимо того, что раздражает «Реал Мадрид». Пожалуйста, если не хватает стимулов, найдите их. И дух, который после финала с еще парочкой голевых моментов на «Чамартине», уже сможет распространиться повсюду. Перестаньте улыбаться, Лектор, потому что я скажу вам кое-что серьезное. Взяв Кубок, «Реал Мадрид» обрел также спокойствие и обеспеченное будущее, помимо того, что он преодолел психологический барьер и начал мстить за рецидивное унижение.

Но в этой цикличной атмосфере, которая характеризует футбол, излишняя поспешность была из-за импровизации смены цикла в стиле rock’n’roll. Мне кажется, что «Барселона», наконец-то замолчавшая, переваривает уже эту обиду и допускает, чтобы произносились эти пустые слова относительно ее ложного упадка, предчувствуя суперматч на «Чамартине».

Если она станет чемпионом Ла Лиги и ЛЧ, то автобус, который раздавливает не самые ценные Кубки, будет маленьким аргументом, чтобы оспорить продление ее угнетающей гегемонии. Как говорил Филипп II: «Успокойтесь». Также он подписывался «Я, смерть», неплохой автограф для Криштиану Роналду?

— Давид Хистау, писатель, футбольный обозреватель

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: