Меня немного смутило, что «Реал Мадрид» устроил барбекю, французский банкет без женщин, на котором можно было отпустить в адрес друг друга разные «грязные» шуточки и ударится в воспоминания о подвигах минувших дней. Меня смутило именно то, что это стало достоянием общественности подобным образом. Футболисты, сидевшие за столами, словно они все принадлежали какому-нибудь морскому клубу, без моря. Собранные вместе по причине товарищеских отношений команды, они напомнили монтажи, где пара, которая только что познакомилась, разрешает фотографировать себя во время прогулок под ручку по Риму для того, чтобы какой-нибудь журнал смог потом написать, что, глядя на них, уже слышатся свадебные колокольчики. Если мы учтём то, что Исабель Пантоха рекомендует делать, чтобы противостоять враждебной окружающей среде, которая радуется твоим неудачам, то барбекю «Реал Мадрида» стало способом показать зубы.

Казалось, что сам факт того, что можно было посадить всех вместе за обеденный стол, был триумфом против враждебного окружающего внешнего мира. Между этим событием и поручительством, предоставленным Флорентино Пересом на Ассамблее, на которой возник новый Моуринью, как представитель и хранитель передающихся из поколения в поколение ценностей, речь шла об опровержении гипотезы внутреннего раскола, которая стала очень популярной среди антимадридистов и согласно которой в Вальдебебасе людям живётся не как в Пуэрто-Уррако [прим. — деревушка, где два брата во время ссоры в местном баре застрелили 9 человек].

В первую очередь, меня смутило, что «Мадрид» снял общественный репортаж о дружбе, почувствовал себя обязанным опровергнуть «черную» легенду вместо того, чтобы не удостоить ее своим вниманием и просто играть в футбол. Выдержать враждебность окружающей среды — это и есть вознаграждение. И барбекю становится ненужным, когда «Мадрид» является контракультурным представителем  оппозии официально признанному «превосходству».

Банда байкеров, в которых CR7 — это Брандо, привязывающий трофеи к передней фаре мотоцикла. В Испании манихеизм [прим. религиозное дуалистическое учение о борьбе добра и зла, света и тьмы как изначальных равноправных принципов бытия; представления о неизбежности победы добра и уверенности в том, что человечество своим трудом приближает свое светлое будущее. Основано в III веке персом Мани] основывается также на двух столь противоположных видах восприятия футбола, какими есть «Реал Мадрид» и «Барселона».

«Спортинг» так защищал счет 0-1, что сложилось впечатление, что ему было бы достаточно избежать разгрома, и он поставил «Барсу» в неудобное положение, вынудив ее держать мяч в бесплодном владении и придерживаться своего стиля в чистом виде, как худший вариант сборной Испании на ЧМ, которая формирует «тики-така» как тест на выносливость. «Барса» еще находит мгновения хорового исполнения, когда все в матче обычно решается в ее пользу. Но больше во время упомянутого матча против «Спортинга» её коллективная игра сбивалась, и пространств впереди не было, а когда к этому добавляется дезертирство Месси, то «Барса» деградирует до уровня простой смертной. «Спортинг» многое сделал только ради того, чтобы не впасть в синдром Стендаля и уйти в ассимметричную партизанскую войну.

Очевидно, что «Реал Мадрид» более вертикальный и приземлённый; что любое украшение, или пауза, или пас назад, чтобы снова начать атаку, кажутся бесполезным промедлением. В этом смысле операция по захвату «Корнельи» была превосходной несмотря на функциональную яму Озила. Но в то же время некоторые празднуют по-особенному возвращение другого фаворита, Игуаина, чей второй гол сочетает футбол и марциальское искусство. «Мадрид» не считает себя обязанным доминировать в каждом матче и не чувствует, что он предает свои традиции из-за того, что он выжидает на своей половине поля, чтобы затем броситься в стремительную контратаку. Но неудивительно, что на этот стиль «отбрасывает тень» Вальдано, который запретил передавать смысл, образно выражаясь, длинным забросом, экономя слова. Но мне нравится, как Вальдано передает смысл своих сообщений. Также я получаю удовольствие от хитрецов и прочих фокусников, которые так не спешат и не имеют такую вертикальность с целью добраться до штрафной соперника, потому что они знают, что футбол допускает больше импровизации, нежели удар, когда мяч влетает в сетку, равно, как и поэзия просит другие способы сказать, что «дом зеленый». Великолепный Монтеро Глез, вдохновленный Даниэлой Кардоне, как-то описывал интимную близость, которая отрицает всю прелюдию и переходит непосредственно к основному действию. Без пролегоменов. Без ласки. Я же хочу, чтобы моя команда предварительно немного поласкала меня.

—- Давид Хистау, писатель, футбольный обозреватель

 

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: