• 0

  • 72

Все удовольствие связано с ожиданием

19 апреля 2011, 11:24

Изначально потерять ногу — весьма сомнительное удовольствие. Но давайте представим пловца, который видит, как к нему стремительно приближается плавник акулы. И поскольку все его ожидание ближайшей перспективы сводится к тому, что через считанные секунды его сожрет подводное ужасное чудовище, то возможность выйти из воды с одной лишь оторванной ногой кажется оправданной причиной для огромнейшего удовлетворения.

Этот пример сопоставим с тем, что «Реал Мадрид» в качестве удовлетворения выдает домашнюю ничью несмотря на то, что с ней Ла Лига окончательно потеряна, и что ему удалось не проиграть 6 матчей подряд своему самого непримиримому сопернику. В таком случае, действительно, это причина из причин. Однако сей факт представляет собой уже иерархический симптом комплекса неполноценности. «Реал Мадрид», который в прежние времена излучал естественное чувство гегемонии, сейчас думает о «Барселоне» так же, как и Роберт Де Ниро о Джо Пеши в фильме «Казино»: «Когда ты идешь к нему на встречу, то шанс остаться в живых после нее не превышает 20%». Кто не согласился бы потерять только одну ногу после встречи с Джо Пеши в пустыне Невады? Поэтому я могу принять эту прозаическую покорность. Например, смирение с тем, что «Барселону» нельзя победить, играя с ней в открытый футбол, а только дезактивируя ее игру защитными механизмами и прибегая к различным хитростям, как, например высоко подстриженная трава газона, или бидон с отравленной водой, которую аргентинцы заставили выпить Бранко на ЧМ в Италии.

Мы сейчас не в том состоянии, чтобы опустить забрало шлема и поскакать навстречу «Барсе» на рыцарском турнире, поскольку нас непременно смертельно ранят. Мы способны только на опосредованные действия, как, например, операция «Сопротивление» — перевести Пепе в центр полузащиты, который превратился в определенный телеграфный кабель или железодорожные пути, доносящие до Месси это послание. Но все же существует предел такого комплекса ярко выраженной неполноценности, как тактика.

В первую очередь, отказ от игры с Öзилом, о котором Моу, как показалось в субботу, подумал то же, что и генерал Шварцкопф о французах: держать их при себе — это как охотиться на оленей с аккордеоном. Уже выяснили, что это происходит именно так, либо потому что немцу не хватает темперамента для матчей, имеющих привкус бескомпромиссной борьбы, либо Моу предпочитает выпускать против «Барсы» воинственных легионеров, а не талантливых созидателей.

Как бы там ни было, его решение — это проявление трусости, которая выдает риторического шута, чья храбость уже иссякает и на пресс-конференциях. Наступает черед играть с «Барсой», и он отправляет нас в бункер, увлекая с собой всех болельщиков, которые слышат, как приезжает «Барса», и не пикнув съедает предлагаемую им пресную похлебку. Согласен, что играть с «Барсой» в футбол — это смелость. Но я скучаю по щепотке былого величия, когда ничья дома считалась поражением, и «Реал Мадрид» думал только о своей собственной доминанте, ревностно относящийся к мячу и аристократичный во всем. Он не был этим заводским профсоюзом, который ставит под сомнение таких игроков, как Öзил, и не принимал эту адаптацию к вертикальному футболу: рабочие и линейная контратака. В действительности, в игре был проблеск а-ля «если не сейчас, то когда же», как говаривал тоскующий Умбраль. В матче была борьба до самого финального свистка, которая позволила сравнять счет в меньшинстве – потерять только одну ногу – и ожидать предстоящие матчи в лучшем психологическом состоянии. Включая даже для Криштиану Роналду, который прорвал блокаду, которая прежде, чем он реализовал пенальти, мучила его в паре голевых моментов.

Но, как говорит Орфео Суарес, «Мадрид» всегда был таким, эпическим в несчастье, решительным вплоть до последней секунды, этакий всадник Теннисона в долине смерти. Но это достоинство — не вклад Моу, у которого есть еще три матча, чтобы исполнить контракт, по которому он должен убить Гвардиолу прежде, чем его разорвут в клочья все эти обиженные и оскорбленные из-за его характера. Самое худшее в этом удовлетворении ничьей — это то, что оно содержит в себе признание того, что ждать, когда «Мадрид» уничтожит «Барсу», бесполезно. Вырисовывается ближайший монолог дедушки в своей лачужке: «И что «Мадрид»? Опять победил «Барсу»?».

— Давид Хистау, писатель, футбольный обозреватель

 

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: