Говорят, что Затопек (прим. — Эмиль Затопек — чешский легкоатлет, четырёхкратный олимпийский чемпион, 18-кратный рекордсмен мира на дистанциях от 5000 м до 30 000 м) бежал так, словно ему воткнули нож в спину. Он был более чем инакомыслящим бегуном, он был экзистенциалистом от мира легкой атлетики: он переживал агонию олимпийского масштаба, казалось, что каждый его шаг может стать последним.

Алан Силлитоу (прим. — британский поэт и прозаик, автор книги «Одиночество бегуна на длинную дистанцию»), напротив, бежал из-за классовой сознательности. Он не был японцем, а британским подданным, но он совершал свой забег одиночества в японском стиле, когда его ноги служили ему рычагами. Каждым выигранным метром он бросал вызов самой нужде.

И раз мы поговорим об усталости, то ее подлинную сущность сумел раскрыть Харуки Мураками: «… ТАНЦУЙ и не останавливайся. Какой в этом смысл — не задумывайся. Смысла всё равно нет, и не было никогда. Задумаешься — остановятся ноги… все твои контакты с миром вокруг оборвутся… поэтому никак нельзя, чтобы ноги остановились. Даже если всё вокруг кажется дурацким и бессмысленным — не обращай внимания. За ритмом следи — и продолжай танцевать… выжми себя как лимон. И помни: бояться тут нечего. Твой главный соперник — усталость. Усталость и паника от усталости. Это с каждым бывает. Станет казаться, что весь мир устроен неправильно. И ноги начнут останавливаться сами собой… а другого способа нет, обязательно нужно танцевать. Мало того: танцевать очень здорово и никак иначе. Так чтобы все на тебя смотрели… так что — танцуй. Пока играет музыка — ТАНЦУЙ…». Танец такое же движение жизни, как и бег.  

Гарет Бейл создал новое направление в современном искусстве бега. Валлиец словно вечный толстенький ребенок, который бежит, преодолевая собственную сущность, и часто собственных товарищей.

Его поле — мир, каким он должен быть в детстве. Только так можно высмеять Бартру, в том прославленном забеге, который принес Кубок Короля «Мадриду» в прошлом году. Только так можно рвануть к воротам, чтобы в нужный момент протолкнуть мяч, отскочивший от Куртуа после удара Ди Марии, чтобы спровоцировать уже легендарный взрыв радости в Лиссабоне.

Бейл бежит, как будто бы убегает от древнего рабства. Тот, кто шутит о паническом беге Бейла, ничего не смыслит в футболе. Потому что футбол является продолжением детства.

Run, Gareth, run!

Источник: El Mundo

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: