Анхель Ди Мария продемонстрировал на «Эль Молиноне» три правила, которые делают великого футболиста грандиозным: скорость, импровизация и исполнительность.

Последовательный своему воинственному имени, Анхель Ди Мария ускользнул от соперников, как только что приготовленная лапша. Его гол в ворота «Спортинга» стал доказательством того, что корни настоящей игры начинаются в районе, специализированной лаборатории, которая противоречит некоторым темам естественной эволюции: в ней выживают не самые сильные, а самые готовые. Чтобы опровергнуть мнения тех, кто думает, что секреты игры с мячом вложены в школы тренеров, он принял мяч от Фабиу Куэнтрау, два раза нанизывал его на носке бутсы, и после того, как на третий раз потерял мяч, ему удалось вернуть его обратно в движении, в котором легко можно узнать воров-карманников и мошенников.

Бледный, узкий и гибкий, он вытянул ногу, поймал мяч, пробежал по лицевой линии, словно по маршруту акробатов, и, когда все ожидали пас назад, он прокинул мяч внешней стороной стопы, который просочился в ворота, как бульон через дуршлаг. Атака стала результатом чудесного провороства, но также она поведала нам, что Анхель — профессионал, чьи способности превосходят крайние формы манипуляций, и он добивается их за счет трудовой дисциплины. В этом кроется секрет тех, кто заставляют весь мир восхищаться, потому что они способны по10 часов приводить в движение свой маховик. В его игре есть немного вдохновения и еще упорства. Благодаря второй черте он добивается пользы, основанной на точности и настойчивости, на двух особенностях, которые позволяют выжить в равной степени как работнику за собственный счет, так и работнику за чужой счет. Это оборотное определение труда, как правило, не получает признания болельщиков, которые ценят только сливки футбола, но вдохновляет товарищей и предоставляет чрезвычайную награду, которую мы называем престижем. Заполучив эту награду, Ди Мария завоевывает место, оправдывает зарплату и прославляет имя. Первая часть списка его способностей, черед вдохновения, — это, возможно, особенность его происхождения. В Аргентине и Португалии он оставил целую коллекцию трюков, достойную таинственного мага Мэндрейка. Его магнетические пасы, манера неожиданно варьировать своими особенностями и менять порядок сценария матча, оставляют в растерянности наблюдателей: он спутывает карты, мяч летает над штрафной, защитники таинственным образом открываются, и он осуществляет бегство от рутины в мир антологических голов.

Любой, привыкший к сытой жизни нападающий мог бы комфортно жить со своим видением игры, видением X-лучей, но Анхель не соглашается со статусом прерывистого специалиста или приглашенного артиста. Готовый активно участвовать в спектакле, он демонстрирует арсенал свой пиротехники: его коллекция рабон, трудных финтов по тангенсу, его попытки забить олимпийский гол, и, в итоге, все ресурсы, которые могут соединиться в двух больших целях: либо вспомогательной, чтобы отвлечь зрителей, либо первой, чтобы выиграть матчи.

Нас часто спрашивают, где кроется предел таланта такого молодого и незаурядного человека. Никто не знает этого: есть открытое пространство, к которому имеют доступ только победители и их естественные потомки, триумфаторы. В возрасте, когда другие находятся в поиске своей судьбы, находясь всегда на своем месте, Анхель Ди Мария повзрослел на фланге, но получил крещение в штрафной, в этом балконе футбола. В 23 года и 10 месяцев, молодой возраст для окончательного обжига, он почти совершенный игрок.

Хулио Сесар Иглесиас, известный испанский журналист, мадридист

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: