• 1

  • 567

Хесе, Маркос Льоренте

Маркос Льоренте и Хесе, две стороны одной медали

11 января 2017, 16:18

Alta definición
Julio César Iglesias

Пока один делает карьеру в «Алавесе», другой ждёт у моря погоды в «ПСЖ»

Разная судьба двух молодых футболистов демонстрирует настоящую дилемму: жить или не жить футболом.

Два молодых таланта испанского футбола, Маркос Льоренте и Хесе Родригес, встречают новый год с разными ожиданиями. Маркос стал рычагом, движущим «Алавес», а Хесе — мрачной дилеммой «Пари Сен-Жермен». Что касается их тренеров, Пеллегрино быстро развеял сомнения Маркоса Льоренте: в течение всего одной недели было решено, что первый дивизион испанского первенства — это именно то, что надо игроку. Тем временем, Эмери, оценивая возможности Хесе, корректирует планы, взвешивая два варианта развития событий: продолжать держать его в составе ПСЖ либо отправить в аренду в дружественный клуб. Прецеденты, подобные случаям обоих футболистов, дают достаточно пищи для размышлений. При этом траектории обоих кантерано в сущности представляют собой параболу.

Маркос Льоренте и его правда

С самого начала своей спортивной карьеры Маркос был прилежным учеником. Возможно, с такой конституцией не каждому дано стать триумфатором в футболе: его скелет слишком субтилен для атлета. Но его поведение никогда не имело ничего общего с закомплексованными детьми. Играя на своей привычной позиции на правой бровке или подстраховывая партнёров, он всегда искал возможности побороться один на один с одержимостью камикадзе, всегда предлагал себя для передач. Его футболка, слишком широкая для такой комплекции, всегда развеваясь как флаг от постоянного движения её хозяина. Он ищет любую возможность бросить вызов сопернику, накрутить и обыграть его. При удачной попытке его проходы похожи полёт стрелы сквозь развешенное для сушки бельё на верёвках. Если его остановили – не беда, он будет открываться вновь и продолжать терзать соперника раз за разом.

Несмотря на свои скромные габариты он всегда отрабатывает в «партизанской войне», руководствуясь интуицией и природной организаторской способностью. И в этой роли он выглядит не авантюристом одиночкой, а деталью работающего механизма. Общее видение игры позволяет игроку понимать геометрию командных взаимодействий и в случае необходимости запускать в ход те или иные сценарии игры, будь то вид или ритм передач, если нужно сохранить либо изменить её рисунок.

Неожиданно для всех он вытянулся, теперь его рост составляет 1,83 м, что и позволило замахнуться на амплуа центрального полузащитника. Таким образом, карьера Маркоса пошла по восходящей экспоненте. Правильная диета и тренажёры помогли набрать необходимую мышечную массу для окончательного формирования физики, позволяющей бесконечно расширять оборонительный и атакующий потенциал, и мы имеем все шансы получить полноценного игрока. Он родился в футболе и живёт для футбола.

Какая муха укусила Хесе?

Со своих первых шагов в футболе Хесе был талисманом своих тренеров. Ему удавалось удивлять их своими выходками, неожиданными решениями повседневных задач и способностью создавать впечатление экстраординарности происходящего. Специалисты, видя его класс, не осмеливались озвучить прогнозы, предполагая, что он способен достичь максимальных высот. В отношении его звучали эпитеты: большой, очень большой, самый большой.

В «Реал Мадриде» он поначалу оправдывал авансы. В первую команду попал, когда надо было решать неожиданные проблемы. И он забивал голы, выходя на замену на исходе матчей, давая результат. Его сравнивали с Криштиану, видели в нём его преемника. Вы только вдумайтесь – с Криштиану! Просто зверюга! Но в один несчастливый день судьба нанесла предательский удар в спину, в матче 1/8 финала Лиги чемпионов против «Шальке» он рвёт крестообразные связки колена и надолго выбывает из строя. В конце того сезона Анчелотти скажет: «Мы проиграли чемпионат, потому что потеряли Хесе».

Казалось, что из лазарета он выписался, полностью восстановившись. Но прежним Хесе он уже не был. Упорные слухи твердили, что его система ценностей изменилась, и футболу он теперь предпочитает рэп. Футбол продолжал быть частью его жизни, но теперь он не имел главенства. Игрок перестал жить футболом.

Когда-то блистательный кубинский боксёр Анхель Робинсон Гарсия, отошедший от ринга в расцвете лет, так прокомментировал синдром утраченного:
— Я не стал чемпионом мира, потому что для меня существовали три вещи, которые я считал более важными, чем моя профессия.
— Какие?
— Вечеринки, вечеринки и вечеринки.

В этом гаванском сарказме отразилась суть происходящего как на ринге, так и на футбольном поле: быть и существовать.

Источник
Marca
  • Ming

    Ну если слухи о том что во время восстановления от травмы вместо процедур он записывал муз.треки соответствуют действительности то футбол ему уже не очень интересен

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: