• 0

  • 3 150

«Лучший». Хорхе Вальдано об Альфредо Ди Стефано

23 июля 2014, 9:02

За 50 лет «Реал Мадрид» выиграл 2 Чемпионата Испании. Затем пришёл Альфредо и в следующие 50 лет клуб одержал больше побед, чем все испанские команды вместе взятые. Этот факт не нуждается в каких-либо дополнительных уточнениях — это называется «изменить историю». И этим все сказано. Можно отметить много достижений Флорентино Переса, как президента клуба, но ни одно из них не сравнится с присуждением Альфредо Ди Стефано звания почётного президента «Реал Мадрида». В конце концов, «Реал Мадрид» называют лучшим клубом XX века благодаря этому футболисту. Альфредо – очень сильная личность. Я мало в жизни видел таких мудрых и сообразительных людей, с настоящим соревновательным духом, которому необязательно было участвовать в матчах, чтобы продемонстрировать это качество.

В первый раз его имя произвело почти мифологический резонанс. Если европеец Христофор Колумб открыл Америку, то латиноамериканец Ди Стефано открыл футбол для европейцев. Забудьте об Интернете. Весть об Аргентине, которая чувствовала себя если не центром мира, то центром футбола, была грандиозной. Доказательством был Альфредо. Я познакомился с ним в Витории, перед началом матча, в котором предстояло встретиться клубу «Алавес», где я играл, и «Кастельон», который тренировал Альфредо. Было дождливое утро. Я сел в свою машину, чтобы скоротать время за прослушиванием музыки. Довольно странное решение. «Кастельон» остановился в том же отеле и вскоре Альфредо, приняв ещё более странное решение, сел в мою машину без спроса. Со всеми правами, которые ему давало звание легенды футбола, он послушал три танго, рассказал три шутки, а он дал мне три совета: «Не преувеличивай то, что начинается», «В футбол играют 11 человек, а не только ты один» и «не спеши, ведь жизнь длинная». Он пожал мне руку и ушёл так же, как и пришёл. Я сейчас не помню, какой была моя реакция, поскольку в тот момент был ошеломлён. Но я никогда не забуду то, что он сказал мне.

Позже я познакомился с ним уже в «Реал Мадриде», где на тот момент исполнял определённые обязанности. Я очень хорошо помню несколько разных черт характера Альфредо. У него было хорошее, почти подростковое чувство юмора, он мог воспользоваться любой рифмой, чтобы придумать какой-то неприличный стишок. К слову, он всегда был начеку. Вплоть до того, что называл меня «Вальдини», поскольку думал, что Вальдано отлично преобразуется в неприличные стишки, жертвами которых я не хотел быть. Также он не стеснялся показывать своё дурное настроение. Когда-то кто-то говорил ему, что видел тот самый знаменитый гол в Вальядолиде, он мог ответить: «Миллион двести тридцать тысяч сто пятьдесят шестой», что означало количество людей, которые, по словам Альфредо, подходили к нему, говоря, что видели тот гол вживую. У него была удивительная память. Он мог начать рассказывать про гол в «Лас Пальмас» и закончить повествование тем, что после матча они вернулись в отель, где в выпуске новостей показывали ужасные кадры наводнения в Эстремадуре. Он также был недоверчив к вещам, которые казались недостойными Альфредо Ди Стефано. Начиная с утренних вопросов перед матчем, где был его вход (словно он мог остаться за пределами стадиона), заканчивая приветствием каждого полицейского, который попадался ему на пути, пока он шёл на стадион. «Потому что никогда не знаешь, как может закончиться вечер». Однажды он показал мне свой паспорт во время поездки по стране, а когда я спросил, зачем он его взял с собой, он ответил, что в этом есть много преимуществ: «А если самолёт похитят?». Каждый момент, когда был главным героем, или каждую фразу, которую он говорил, хотелось записать, потому что все они были оригинальными, привлекательными, убедительными и всегда невероятно потрясающими.

В последнее время его физическое состояние было намного слабее его моральной энергии. Силы были исчерпаны, ему было сложно уснуть из-за проблем с позвоночником, но его жалобы всегда имели ироничный оттенок. В последний раз я был свидетелем момента его расцвета, он показал все лучшее, что было в нем – тогда, когда он приехал в Буэнос-Айрес, где ему присудили звание почетного гражданина города. Он прибыл в сопровождении Пепе Сантамарии – одним из тех друзей, которые понимают друг друга с одного взгляда. Он встречался с людьми, в основном с бывшими игроками, с которыми не виделся десятки лет. Абсолютно счастливый он окунулся в прошлое, давая выход эмоциям и воспоминаниям. Он говорил об эпизодах жизни, которые произошли 40 лет назад, но самым удивительным было то, что он рассказывал их на языке, соответствующем тому времени. Дон Альфредо использовал уже вышедшие из употребления жаргоны, и я не мог понять, откуда он их помнит, если уже более 40 лет живет в Испании. В том путешествии он называл «filo de sartén» того, кто доставал его советами. Он также совершенно не ленился покупать в магазинчиках сладости, которые напоминали ему о детстве, бросая тем самым вызов всем рекомендациям врачей. Ему хватало дерзости и смелости, иначе как назвать этот постоянный вызов, который он бросал жизни.

У него был характер победителя и мудрость делать восхитительной любую вещь, в том числе шутку. Он всегда соревновался, даже в повседневной жизни. Если за посадочным талоном было 2 линии очереди, он специально менял одну на другую, чтобы выиграть несколько минут времени. Когда ты только осознавал, что самолёт приземлился, он уже был на ногах, чтобы выйти из него первым. Он даже соревновался с самим собой…и побеждал! За всем этим нетрудно разгадать игрока, который до последнего отдавал себя игре на поле, который отдавал приказы, словно генерал и требовал от всех того же, что и от себя. И чтобы все играли, словно боги. Революционер, который, если рассмотреть футбол, как фотографию, где каждый игрок прикован к своей позиции, он чувствовал себя имеющим право влиять на всех, кто был на поле.

Он первый из великих футболистов всех времен, который покинул нас (к ним относятся Ди Стефано, Пеле, Кройф и Марадона – те, кто сотворил историю футбола). Он сделал это в самый разгар Мундиаля (с которым он всегда шел, рука об руку), когда вся планета пылала в футбольной лихорадке. Он ушел в своей манере, борясь до последней секунды. Он оставил нам эмблему, полную гордости и смысла. И незабываемые воспоминания жизни одного человека, который вывел футбол на столь высокий уровень.

Хорхе Вальдано для El Pais
Перевод с испанского Sabina Reingold

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: